||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2002 г. N 50-О01-86

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Шадрина И.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 января 2002 года уголовное дело по кассационному протесту государственного обвинителя, по кассационным жалобам адвоката Жук С.В., осужденных П. и Д. на приговор Омского областного суда от 3 сентября 2001 года, по которому

П., <...>, ранее судим: 1) 20 января 1998 года по п. п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы, освободился 19 октября 2000 года в связи с актом амнистии; 2) 24 мая 2001 года по п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ к десяти годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к шестнадцати годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено восемнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично в виде двух лет лишения свободы присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и к отбытию назначено двадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

По ч. 4 ст. 150 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

В соответствии со ст. 97; 99 УК РФ П. назначено принудительное лечение от наркомании в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у нарколога в местах отбывания наказания.

Т., <...>, ранее не судим

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет шесть месяцев лишения свободы в воспитательной колонии.

С., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Д., <...>, ранее судим: 2 февраля 2001 года по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года

осужден по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

На основании ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и окончательно в силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено восемь лет шесть месяцев лишения свободы в воспитательной колонии.

Б., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к трем годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., Судебная коллегия

 

установила:

 

П. и Т. признаны виновными и осуждены за убийство совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем; за разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

С., Д., Б. признаны виновными и осуждены за разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступления совершены 4 февраля 2001 года в г. Омске при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Д., С., Б. вину признали, П. и Т. виновными себя не признали.

В кассационном протесте поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, указывая на то, что суд первой инстанции без достаточных оснований переквалифицировал действия С., Д. и Б. на п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку договоренность о совершении разбоя между всеми участниками преступления была реализована в действиях П. и Т. По мнению автора протеста, суд не принял во внимание то обстоятельство, что П., являясь старшим по возрасту, предложил несовершеннолетним совершить разбой, разработал план совершения преступления и руководил действиями несовершеннолетних на месте совершения преступления, следовательно, оправдательный приговор в отношении П. по ч. 4 ст. 150 УК РФ не соответствует фактическим обстоятельствам дела, а назначенное П. наказание является мягким.

В кассационных жалобах:

- адвокат Жук С.В. в интересах осужденного Т. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, указывая на то, что суд не принял во внимание противоречивые и непоследовательные показания подсудимых в ходе предварительного следствия; во время проведения очной ставки с Т. и в судебном заседании Б. заявил, что ножевые ранения потерпевшей были нанесены П.; наличие угроз со стороны П. заставило Т. признаться в совершении преступления, которого он не совершал;

- осужденный Д. просит о смягчении наказания, ссылаясь на несовершеннолетний возраст и его роли при совершении преступления;

- осужденный П. просит тщательно и объективно разобраться в материалах дела, указывая, что в ходе судебного разбирательства он изменил показания, так как сожалел о том, что с ним находятся несовершеннолетние; оспаривает обоснованность осуждения за убийство, поскольку убийство совершено Т.

Проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Асанова В.Н. не поддержавшего протест и просившего приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы кассационного протеста и жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных П., Т., Д., С. и Б. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Т. в категорической форме пояснял о том, что по предложению П. и Б. было решено совершить ограбление квартиры одноклассника Б. - Г.А., так как в квартире находилась видеотехника и другие ценности. Вечером 4 февраля 2001 года, проникнув в квартиру Г. и, увидев пожилую женщину, он нанес удар рукояткой ножа по голове и женщина упала на пол. В большой комнате Д. и П. положили на пол братьев Г. Он - Т., угрожая ножом, отвел старшего брата Г.В. на кухню, где положил того лицом вниз на пол, после чего вместе с Б. стали похищать продукты питания из холодильника. Через некоторое время, зайдя в зал, увидел лежащую женщину, на правом боку которой была кровь. На ноже П. и его джинсах также имелась кровь, по требованию П. он и Д. похитили телевизор и другое имущество, которое отнесли на квартиру П.

На предварительном следствии Д. не отрицал того обстоятельства, что принимал участие в разбойном нападении на квартиру, которую указал Б. Находясь в квартире, видел лежащих на полу Г.А. и его бабушку, при этом П., С. и Т. стояли рядом, в руках у них были ножи. На ноже, который был у Т. была видна кровь.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Т. и Д. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в доме <...> был обнаружен труп К. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть К. наступила в результате острой потери крови, развившейся от множественных колото-резаных ран левой половины грудной клетки с проникновением в сердце.

Виновность П., Т., С., Д. и Б. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П. и Т. в убийстве при разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, верно квалифицировав их действия по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105; п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Действия осужденных С., Д. и Б. обоснованно квалифицированы судом первой инстанции по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновение в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Выводы суда о наличии у П. предварительного сговора с Т., С., Д. и Б. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями Т., Д. и других осужденных в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям П., Т., Д., С. и Б. при совершении разбоя.

Доводы кассационного протеста о необоснованной переквалификации действий осужденных С., Д. и Б. по разбойному нападению, Судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку причастность указанных лиц к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей не установлена.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами автора протеста о необоснованном оправдании П. по ч. 4 ст. 150 УК РФ, поскольку материалами дела бесспорно установлено, что предложение о совершении преступления исходило как от П., так и от несовершеннолетнего Б., непосредственно указавшего квартиру для совершения разбойного нападения, при этом как правильно указано в приговоре, П. не преследовал определенных целей или иных низменных побуждений. При таких данных, вывод суда первой инстанции об отсутствии в действиях П. состава преступления, по мнению Судебной коллегии, является правильным.

Доводы адвоката о том, что Т. участвовал в совершении преступлений под влиянием страха и психического принуждения со стороны П. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании Т. пояснял, что он знал П. около месяца, ходил к его младшему брату, П. ему никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз со стороны П., принуждении к совершению преступлений Т. не давал показаний. Как следует из материалов дела, у Т. имелся предварительный сговор с П. на совершение разбоя, при его совершении он совершал активные действия, после совершения преступления участвовал в сбыте похищенного, завладел частью похищенного, о происшедшем в органы милиции не сообщил. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении Т., так и об отсутствии психического принуждения к совершению преступлений.

Наказание назначено П., Т., С., Д., Б. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не допущено.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 3 сентября 2001 года в отношении П., Т., С., Д., Б. оставить без изменения, кассационный протест и кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"