||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2002 года

 

Дело N 55-о01-16

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Вячеславова В.К.,

судей - Глазуновой Л.И. и Чакар Р.С.

Рассмотрела в судебном заседании от 24 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Щ., Ш. и К., адвокатов Латыпова Р.Р., Остальцова С.Н., Баландина А.В. и Князева Е.Г., потерпевших П.М., П.Н. и М.Т. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 19 января 2001 года, которым

Ш., <...>, татарин, с образованием 11 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 175 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 167 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления в его действиях.

Щ., <...>, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 158 ч. 3 п. "а", 222 ч. 3 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления в его действиях.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденных К. и Ш., адвоката Князева Е.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

 

установила:

 

Ш. осужден за убийство П. 1969 года рождения и М. 1971 года рождения, совершенное по найму, кражу чужого имущества, умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога и незаконные действия с огнестрельным оружием и боеприпасами.

К. и Щ. осуждены за подстрекательство к убийству этих лиц и пособничество в нем. К., кроме того, - за сбыт имущества заведомо добытого преступным путем, а Щ. - за пособничество в умышленном уничтожении имущества путем поджога.

Преступление совершено 10 июля 2000 года при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Ш. свою вину в убийстве потерпевших признал, отрицая корыстный мотив совершения преступления, пояснил, что убил обоих, защищаясь от их нападения.

К. и Щ. свою вину не признали.

В кассационных жалобах:

адвокат Латыпов Р.Р. в защиту интересов К., не приводя каких-либо доводов, не соглашается с приговором "ввиду строгости и необоснованности".

Осужденный К., полностью не соглашаясь с приговором, просит приговор суда изменить, переквалифицировать его действия в соответствии с позицией, высказанной в судебном заседании государственным обвинителем. Утверждает, что на предварительном следствии показания с него были взяты путем обмана, с использованием наводящих вопросов, в отсутствие адвоката, в связи с чем он оговорил себя и других. Считает, что эти показания не могут служить доказательством его вины в совершении преступления, поскольку добыты с нарушением закона. Ссылается на иные нарушения уголовно-процессуального закона, которые, по его мнению, свидетельствуют об обвинительном уклоне при расследовании дела и рассмотрении его в суде.

Адвокат Остальцов С.Н. в защиту интересов Ш., не приводя каких-либо доводов, указывает, что с приговором не согласен "ввиду строгости, необоснованности и необъективности".

Осужденный Ш. утверждает, что потерпевших убил в связи с тем, что они напали на него, избили и сломали переносицу. Он искренне хотел помочь им приобрести комбайн, однако, в пути следования между ними возникла конфликтная ситуация, переросшая в драку. Ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при расследовании дела, которые, по его мнению, свидетельствуют о необъективности и обвинительном уклоне предварительного и судебного следствия. Считает, что приговор должен быть постановлен на доказательствах, добытых в судебном заседании, однако, суд принял во внимание показания К. и Щ., которые были получены органами следствия под психологическим воздействием, и от которых они впоследствии отказались. Надеясь на справедливость и человеческое понимание, он просит разобраться в деле и принять правильное решение.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что выводы суда о его виновности сделаны на предположениях, его доводы о том, что преступление он совершил в состоянии аффекта, не опровергнуты. Ссылается на неполноту предварительного и судебного следствия, в результате чего остались невыясненными ряд вопросов, имеющих существенное значение для дела. Его ходатайство о проведении комплексной судебно-психиатрической экспертизы было отклонено, его заявление о совершении преступления в состоянии аффекта не проверено. Утверждает, что К. и Щ. к преступлению не причастны. Золотую цепочку у потерпевших он взял в качестве залога в счет оплаты услуг посредника. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Баландин А.В. в защиту интересов Щ. полагает, что "данное решение суда чрезмерно сурово и не в полном объеме отражает обстоятельства, исследованные в судебном заседании, в связи с чем является необъективным". Просит о его отмене.

Осужденный Щ., не соглашаясь с приговором, находит его незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением закона, просит о его отмене.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что на предварительном следствии он оговорил себя и других под воздействием недозволенных методов. Следственные действия с его участием проводились в отсутствие адвоката, при допросах на него оказывалось психологическое давление, отказ от адвоката был вынужденным. Проверка заявления о нарушении его права на защиту в период расследования дела была проведена поверхностно и необъективно. Применялись недозволенные методы следствия и в отношении К. К такому выводу он пришел, просмотрев запись видеокассеты следственного действия с его участием. Их доводы о нарушении права на защиту суд оставил без внимания и постановил столь суровый приговор.

Адвокат Князев Е.Г., принявший поручение на защиту интересов Щ. в кассационной инстанции, просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение. Основанием к этому он указывает, что не выяснен мотив убийства потерпевших, нарушены требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, утверждение Ш. о том, что с потерпевшими он поехал приобретать комбайн, не опровергнуты. Без достаточных оснований, как он считает, Щ. осужден за пособничество в уничтожении чужого имущества, поскольку, передавая Ш. бутылку с бензином, он не знал о намерениях последнего сжечь машину потерпевших. Указывает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона.

Потерпевшие П.М., П.Н. и М.Т., не приводя никаких доводов, указывают, что с приговором не согласны.

Ознакомившись с кассационными жалобами осужденных, потерпевшие П.Н., П.М. и М.Т. подали свои возражения, в которых указывают, что приговор является несправедливым вследствие мягкости назначенного наказания, просят восстановить справедливость.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия были установлены из показаний осужденных К. и Щ., допрошенных в период расследования дела.

Признавая свою вину в организации и пособничестве в убийстве потерпевших, каждый из них подробно рассказал о мотиве и обстоятельствах совершения данного преступления, своей роли и роли остальных участников при его совершении.

Свои показания они подтвердили при проверке с выездом на место происшествия.

Их показания судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

Признавая свою вину в совершении данного преступления, К. и Щ. поясняли, что они занимались предпринимательской деятельностью, а П. и М. мешали им в этом, вымогали деньги, не давали "развернуться". Они решили от них избавиться. О своих проблемах они поделились с Ш. - дядей Щ., который сказал, что за такие действия нужно убивать. Они предложили ему совершить данное преступление, обещая заплатить деньги, которые они должны были получить с "Коммунаровского рудника". Тот согласился.

Они разработали план убийства, в соответствии с которым должны были заманить потерпевших в безлюдное место и застрелить. Для этой цели приобрели пистолет. Они знали, что М. и П. хотят приобрести комбайн. Под предлогом, что они знают, кто и где продает нужный им комбайн, они предложили им проехать в район села Мохово, где Ш. застрелил их. В соответствии с достигнутой договоренностью после убийства Ш. на пейджер Щ. отправил сообщение, что он находится в с. Мохово. Это означало, что потерпевшие убиты, и его нужно забрать оттуда. Приехав на машине в обусловленное место, они увидели машину потерпевших. Щ. набрал в бутылку бензину, и отдал ее Ш., который подошел к машине погибших и поджег ее.

Ш., оспаривая предварительный сговор на убийство потерпевших, не отрицал, что убил П. и М. он. Кроме того, он пояснил, что сорвал цепочки с убитых и передал К., рассказав ему об источнике приобретения.

Потерпевшие П. и М. пояснили, что действительно их сыновья хотели приобрести комбайн и искали продавца, который мог продать им такой комбайн.

Показания этих лиц подтверждают показания К. и Щ. в той части, что они под предлогом показать интересующий комбайн, заманили П.М. и М.Т. в безлюдное место, расположенное недалеко от стоянки сельхозтехники.

Трупы М. и П. были обнаружены в сгоревшей машине вблизи села Мохово. В машине обнаружена гильза предположительно от пистолета марки ПМ.

При судебно-медицинском исследовании трупов причину смерти потерпевших установить не представилось возможным ввиду полного обугливания трупов. Повреждения в виде обугливания кожных покровов, обгорание костей могли возникнуть от открытого пламени, отношения к смерти не имеют, они возникли посмертно.

Выводы данного заключения подтверждают показания осужденных в той части, что машина было подожжена после убийства потерпевших.

При обыске на квартире Ш. был обнаружен и изъят пистолет калибра 9 мм, изготовленный из газового пистолета самодельным способом по типу ПМ. Ствол у пистолета деформирован, к производству выстрелов он не пригоден.

Ш. пояснял, что потерпевших застрелил из данного пистолета. Сначала он хотел его уничтожить, а потом спрятал в надворных постройках.

Свидетели Ш. и С. пояснили, что именно П. и М. решали все вопросы о поставке оборудования на АООТ "Коммунаровский рудник", хотя документы подписывал К. Последний в разговор не вмешивался и, как им показалось, просто представлял фирму "Айс" как директор. Действительно, АООТ "Коммунаровский рудник" должен был ТОО "Айс" за поставленное оборудование около 180 тыс. руб.

Проведенной почерковедческой экспертизой установлено, что подписи на договорах между указанными товариществами подписаны К.

Эти доказательства подтверждают показания К. в той части, что документы фирмы "Айс" были оформлены на него, однако, документы и печать фирмы забрали П. и М., которые решали все вопросы сами. Также эти доказательства подтверждают его показания о том, что у них имелась возможность заплатить Ш. деньги за убийство потерпевших, хотя получить эти деньги с "Коммунаровского рудника" было непросто.

Признавая свою вину в совершении преступления, Щ. и К. поясняли, каким образом они договаривались о встречах с Ш., узнавали о его действиях в отношении потерпевших и месте его нахождения.

В связи с этим органами следствия из "Мобильных систем связи Хакасии" была истребована расшифровка текста сообщений за 10 июля 2000 года, которая подтвердила достоверность их показаний в этой части.

Цепочка из желтого металла, которая была похищена с трупа М., изъята у Т., на ней обнаружена кровь человека, происхождение которой от М. не исключается.

Согласно выводам криминалистической экспертизы разделение данной цепочки произошло в результате разрыва.

Свидетель Т. пояснил, что данную цепочку он купил у К.

К. не отрицал, что продал цепочку Т.

В ходе следствия обнаружена и изъята золотая цепочка, принадлежавшая П.

Ш. пояснял, что цепочки с трупов сорвал он.

Свидетель Б. - начальник отделения УБОП при МВД Республики Хакасия пояснил, что в начале июля 2000 года к нему обращались К. и Щ. с устным заявлением о том, что П. и М. у них вымогают деньги. Он передал им диктофон для записи разговора с теми. Через некоторое время они возвратили диктофон, заявив, что запись не получилась. 10 июля он узнал, что П. и М. убиты.

Осужденные не отрицали, что действительно такой разговор между ними и Б. состоялся.

Впоследствии К. и Щ. изменили свои показания и стали утверждать, что к убийству потерпевших не причастны, они оговорили себя и Ш. под физическим воздействием со стороны работников милиции.

Эти доводы судом проверены, признаны несостоятельными.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Оснований ставить под сомнение правильность принятого решения Судебная коллегия не находит.

Оценив добытые доказательства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные совершили инкриминируемые им деяния, и их действиям дал правильную юридическую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению, как об этом просят в кассационных жалобах осужденные и адвокаты, либо отмене приговора из-за мягкости назначенного наказания, как об этом просят в кассационных жалобах потерпевшие, Судебная коллегия не находит.

Утверждение осужденных в той части, что суд нарушил требования закона, поскольку не принял решение по делу в соответствии с речью государственного обвинителя, Судебная коллегия находит необоснованным.

Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшие категорически возражали против такого решения, и суд принял решение с учетом мнения потерпевших, а также при наличии доказательств, подтверждающих вывод суда о виновности осужденных в совершении данного преступления.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона судом при принятии такого решения допущено не было.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 19 января 2001 года в отношении Ш., К. и Щ. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"