||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 января 2002 г. N 81-о01-165

 

Председательствующий: Трещеткин М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего: Самарина Б.М.

судей: Дубровина Е.В., Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 23 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К., адвокатов Снегиревой Д.Г., - в защиту интересов осужденного К., Осетровой Н.Г., - в защиту интересов осужденного А., возражениям потерпевшего Ч.В. на кассационные жалобы осужденного К., адвокатов Снегиревой Д.Г., - в защиту интересов осужденного К., Осетровой Н.Г., - в защиту интересов осужденного А., на приговор Кемеровского областного суда от 15 июня 2001 года, которым

К., <...>, русский, со средним специальным образованием, не женат, работавший автослесарем на разрезе "Ерунаковский", проживавший <...>, ранее судим:

1. 4 апреля 1997 года по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком на 1 год;

2. 30 апреля 1998 года по ст. ст. 228 ч. 1, 70 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы - освобожден 22 мая 2000 года по отбытии срока наказания; осужден:

- по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы, без штрафа;

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "к" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно К. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 17 (семнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

- По ст. 150 ч. 4 УК РФ К. оправдан. В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ К. назначена принудительная мера медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра.

А., <...>, русский, со средним специальным образованием, не женат, не работавший, проживавший <...>, ранее не судим;

осужден:

- по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы без штрафа;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "к" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы;

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно А. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По приговору суда взыскано с К. и А. солидарно в пользу:

- Д. - 2.629 (две тысячи шестьсот двадцать девять) рублей;

- Ч.В. - 44.512 (сорок четыре тысячи пятьсот двенадцать) рублей, в возмещение материального ущерба;

- Ч.В. с К. - 30.000 (тридцать тысяч) рублей, с А. - 20.000 (двадцать тысяч) рублей в возмещение морального вреда.

Изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

К., А. осуждены за то, что

- К., незаконно приобрел и носил холодное оружие, с применением оружия, причинением тяжкого вреда здоровью, совершил разбойное нападение на Ч., 1979 года рождения.

- А. по предварительному сговору группой лиц, с причинением насилия не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с причинением значительного ущерба совершил грабеж в отношении Ч., 1979 года рождения.

- К. и А. по предварительному сговору группой лиц, общеопасным способом, с целью скрыть другое преступление, совершили умышленное убийство потерпевшего Ч., 1979 года рождения, путем поджога умышленно уничтожили и повредили его имущество, повлекшее причинение значительного ущерба.

Преступления К. и А. были совершены в городе Новокузнецке, Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимые К. и А. в судебном заседании виновными себя признали частично, пояснив, что умысла на завладение имуществом потерпевшего Ч. и его убийства у них не было, насилия к нему не применяли, однако в поджоге вину признали оба, К. признал вину в незаконном приобретении и ношении ножа.

В кассационных жалобах:

- осужденный К. указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как суд неправильно в основу приговора положил показания А., данные им на предварительном следствии, которые не соответствуют действительности, потому что эти показания А. давал под психологическим и физическим воздействием сокамерников и работников милиции.

Кроме того, эти показания А. противоречат показаниям его, К., свидетелей Б., Ф., фактическим обстоятельствам дела, они не нашли своего подтверждения в судебном заседании, в результате чего предварительным следствием и судом дана неправильная квалификация его действиям.

В связи с тем, что в ходе предварительного следствия и судебного заседания были нарушены требования уголовно-процессуального закона, осужденный К. просит приговор суда в отношении него отменить, дело возвратить на новое судебное рассмотрение.

- Адвокат Снегирева Д.Г. приговор суда в отношении К. считает незаконным, необоснованным, так как суд неправильно в основу приговора положил показания А. по происшедшим событиям, потому что они никакими другими доказательствами по делу не подтверждены, не соответствуют действительности, сам же А., впоследствии от этих показании отказался.

К. поясняет, что ножевые ранения он причинил Ч. во время ссоры, инициатором которой был последний, Ч. замахнулся на К. бутылкой из-под пива, он, К., защищаясь, нанес ему один удар ножом в плечо, затем, в процессе конфликта, неосторожно ранил потерпевшего еще раз.

Свидетели Б., Ф. не видели, как К. наносил удары ножом Ч., умысла у К. на убийство Ч. не было, в его действиях усматривается состав преступления, предусмотренный ст. 118 ч. 1 УК РФ, а так как К. действовал в пределах необходимой обороны, то уголовное преследование в отношении него должно быть прекращено.

Затем К., поджигая квартиру Ч., думал, что потерпевший мертв, не предполагал и не предвидел возможности наступления смерти Ч. от его действий, следовательно, вина К., была неосторожной, в форме преступной небрежности, поэтому его действия подлежат квалификации только по ст. 167 ч. 2 УК РФ.

Помимо этого суд необоснованно назначил К. принудительное лечение от алкоголизма, сославшись на выводы наркологической экспертизы, которые являются неполными, необъективными.

На основании изложенного адвокат Снегирева Д.Г. просит приговор суда в отношении К. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" на ст. 118 ч. 1 УК РФ, со ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "к" на ст. 167 ч. 2 УК РФ, исключить из приговора указание суда о применении в отношении К. принудительных мер медицинского характера - лечение от алкоголизма.

- Адвокат Осетрова Н.Г. указывает, что с приговором суда в отношении А. она не согласна, так как сумма похищенного им имущества составляет 576 рублей 50 копеек, которая не может быть признана значительным ущербом, поэтому действия А. следовало бы квалифицировать по ст. 158 ч. 1 УК РФ.

Кроме того, у А. не было умысла на убийство Ч., потому что во время происшедшего он находился в состоянии алкогольного опьянения, не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

При совершении поджога квартиры Ч., он, А., не сознавал того, что в результате этих действий может наступить смерть потерпевшего Ч.

Исходя из этого адвокат О. полагает, что в действиях А. нет состава преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "к" УК РФ, его действия охватываются ст. 167 ч. 2 УК РФ.

Наказание А. назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его возраста, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

На основании изложенного адвокат Осетрова Н.Г. просит приговор суда в отношении А. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ, ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "к" УК РФ исключить из обвинения, смягчить наказание.

Потерпевший Ч.В. в возражениях на кассационные жалобы осужденного К., адвокатов Снегиревой Д.Г., - в защиту интересов осужденного К., Осетровой Н.Г., - в защиту интересов осужденного А. указывает, что с этими кассационными жалобами он ознакомлен, с ними не согласен.

Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного К., адвокатов Снегиревой Д.Г., - в защиту интересов осужденного К., Осетровой Н.Г., - в защиту интересов осужденного А., возражений потерпевшего Ч.В. на кассационные жалобы осужденного К., адвокатов Снегиревой Д.Г., - в защиту интересов осужденного К., Осетровой Н.Г., - в защиту интересов осужденного А.

Выслушав заключение прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор суда в отношении К., А. оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении К., А. постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного К., адвокатов Снегиревой Д.Г., - в защиту интересов осужденного К., Осетровой Н.Г., - в защиту интересов осужденного А. несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.

Допрошенный в ходе предварительного следствия А., показал, что 14 июля 2000 года они с К. пошли к Ч., с целью взять у него в долг деньги, когда зашли в квартиру, К., стал просить у Ч., взаймы деньги в сумме 200 рублей, Ч., отказывался давать деньги в долг, К. и он, А., уговаривали Ч., дать денег взаймы, но тот категорически отказывался.

Между ними началась драка, они, К. и А., нанесли Ч., по несколько ударов кулаками и ногами по лицу, голове, телу и конечностям, потом К. достал из кармана нож и нанес им несколько ударов Ч. в грудь, затем они посадили Ч. в кресло, похитили часть вещей потерпевшего, вышли из квартиры.

После этого К. предложил ему, А., скрыть следы совершенного ими, путем поджога, он, А., согласился, вдвоем они вернулись в квартиру Ч., подожгли имущество потерпевшего, ушли из квартиры, при этом Ч. сидел в кресле.

Суд правильно отметил в приговоре, что А., в первоначальной стадии предварительного следствия не только признавал свою вину в совершенном, но и давал подробные показания, на основании которых были установлены фактические обстоятельства дела, изложенные в приговоре.

Они являются достоверными, поскольку подтверждаются другими доказательствами и содержат такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна ни работникам милиции, ни следователям.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации ему, А., разъяснялась, право на защиту его нарушено не было, допрашивался он в присутствии адвоката, никто, никакого воздействия на него не оказывал.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Р. пояснил, что А., в ходе предварительного следствия показания давал добровольно, ст. 51 Конституции Российской Федерации ему, А., разъяснялась, право на защиту его нарушено не было, допрашивался он в присутствии адвоката, никто, никакого воздействия на него не оказывал.

А. во время следствия утверждал, что жалоб, претензий при проведении с ним следственных действии никаких не имеет, проведенной служебной проверкой факты применения насилия к А. со стороны работников милиции своего подтверждения не нашли (л.д. 209 т. 1).

Изменение своих показаний А. в дальнейшем, суд обоснованно расценил, как его попытку смягчить ответственность за совершенные им действия.

Свидетели Б., Ф. в судебном заседании показали, что 14 июля 2000 года они, с К., А. находились в доме <...>, где проживет Ч., в это время К. и А. требовали деньги у Ч., подвергли его избиению, после чего они вышли из квартиры потерпевшего, который был жив.

Показания свидетелей Р., Б., Ф. являются достоверными, соответствующими действительности, поскольку они последовательны, не противоречивы, подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Причем эти показания свидетели Б., Р., Ф. давали добровольно, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались он в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на него не оказывал.

В подтверждение вины К., А. по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания потерпевших Д., Ч.В., Ч.Е. свидетелей А.И., Б., А.Н., П., С., протоколы: осмотра места происшествия, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения судебно-медицинских, биологических, криминалистических, пожарно-технических экспертиз и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ этим доказательствам.

Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что К., незаконно приобрел и носил холодное оружие, с применением оружия, причинением тяжкого вреда здоровью совершил разбойное нападение на Ч.

А. по предварительному сговору группой лиц, с К., с причинением насилия не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с причинением значительного ущерба совершил грабеж в отношении Ч., 1979 года рождения.

К. и А. по предварительному сговору группой лиц, общеопасным способом, с целью скрыть другое преступление, совершили умышленное убийство потерпевшего Ч., путем поджога умышленно уничтожили и повредили его имущество, повлекшее причинение значительного ущерба.

Об умысле К. и А. направленном на убийство Ч. свидетельствуют их фактические действия.

Так они, К. и А., нанося удары Ч. руками, ногами, в жизненно важные органы: голову, грудь, К. несколько ударов ножом в грудь, затем, производя поджог квартиры потерпевшего, в то время, когда последний был еще жив, сознавали, что в результате их действий наступит смерть потерпевшего желали и сознательно допускали ее наступления.

При этом потерпевший Ч. на них, К. и А., не нападал, последние от него не оборонялись, убийство Ч. совершили умышленно, в их действиях не было неосторожности, в форме преступной небрежности.

Психическое состояние К. и А., проверялось судом, который правильно признал их вменяемыми, в отношении инкриминируемых им деяний, так как они психическим расстройством не страдали и не страдают.

В момент совершения правонарушения они, К. и А., каких-либо признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности не обнаруживали, находились в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения, могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Согласно заключения наркологической экспертизы К. страдает хроническим алкоголизмом, нуждается в принудительном лечении от алкоголизма и суд правильно назначил ему, в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ принудительную меру медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра.

Все по делу экспертизы, в том числе судебно-психиатрические, наркологические проведены высококвалифицированными врачами-экспертами, составлены в соответствии с требованиями закона и у судебной коллегии сомнений не вызывают.

Обоснованно, придя к выводу о доказанности вины К. в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 222 ч. 4; 162 ч. 3 п. "в" 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "к"; 167 ч. 2; УК РФ, А., в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д"; 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "к"; 167 ч. 2 УК РФ суд назначил им наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, их возраста, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

Исходя, из вышеизложенного судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении К., А., как в части переквалификации их действий, так и в части смягчения назначенного им наказания.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 15 июня 2001 года в отношении К., А. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"