||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 января 2002 г. N 41кпо01-18спвт

 

23 января 2002 года кассационная палата по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному протесту прокурора и кассационным жалобам потерпевших К. и К.З., осужденного Л., адвоката Орехова В.В. на приговор Ростовского областного суда от 29 августа 2001 года, которым:

Л., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее специальное, холостой, не работавший, проживавший в <...> ранее не судимый,

осужден по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на девять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

оправдан по п. п. "з", "ж" ч. 2 ст. 105, ч. ч. 1 и 2 ст. 325 УК РФ на основании требований п. 3 ч 2 ст. 309 УПК РСФСР, за недоказанностью его участия в совершении данных преступлений.

М., <...>, гражданка Российской Федерации, образование среднее специальное, не замужем, работавшая штукатуром-маляром в гостинице "Таганрог", проживавшая в г. Таганроге, пер. Линейный, 161, ранее не судимая

оправдана в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "з", "ж" ч. 2 ст. 105, п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на основании требований п. 3 ч. 2 ст. 309 УПК РСФСР, за недоказанностью ее участия в совершении данных преступлений.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения потерпевшего К., поддержавшего доводы жалобы, объяснения осужденного Л., поддержавшего доводы жалобы и высказавшего возражения против жалобы потерпевших и протеста прокурора, заключение прокурора Лущиковой В.С., поддержавшей доводов протеста, кассационная палата

 

установила:

 

по приговору суда присяжных Л. признан виновным в том, что он 9 июля 2000 г. во второй половине дня без какого-либо разрешения от дома К.А. забрал автомобиль ВАЗ-21102 гос. N <...> региона России, принадлежащий К.З., стоимостью 200 000 рублей, вывез его в г. Москву и там продал.

Органами предварительного следствия Л. и М. предъявлено обвинение в том, что они заранее договорились между собой завладеть автомобилем ВАЗ-21102 гос. N <...> региона России, стоимостью 200 000 рублей, принадлежащим К.З., которым пользовался по доверенности ее сын К.А., убив последнего, для облегчения своих действий.

9 июля 2000 г., действуя совместно и согласованно, во исполнение своего плана по завладению автомобилем, они, воспользовавшись дружескими отношениями между ними, примерно в 12 часов, уговорили К.А. съездить с ними в Зимовниковский район Ростовской области, якобы за мясом.

В период времени примерно с 17 часов 30 минут до 18 часов, в пути следования по асфальтированной дороге ст. Кутейниковская - х. Ковалевка в Зимовниковском районе, реализуя свой умысел, Л. на расстоянии 57 метров в западном направлении от 21 км автодороги п. Зимовники - г. Волгодонск, предложил К.А. остановить автомобиль. Когда К.А. остановил автомобиль на обочине дороги, М. заранее приготовленным ножом нанесла К.А. через спинку сиденья удар в спину, причинив телесное повреждение в виде проникающего колото-резаного ранения груди, с локализацией раны на задней поверхности груди, на уровне 7 грудного позвонка по околопозвоночной линии.

Л., выхватив нож у М., нанес К.А. удары по рукам и телу в область левого предплечья, причинив телесные повреждения в виде резаной раны на кожных покровах ладонной поверхности левой кисти, резаной раны левого предплечья.

Сумев открыть водительскую дверь, К.А. выскочил из машины, но отбежав от машины 4 метра, присел на корточки. Л. в это время подбежал к нему и нанес удар ножом в левую часть груди, причинив К.А. колото-резаное ранение груди с повреждением сердца, кровоизлиянием в сердечную сорочку, кровоизлиянием в левую плевральную полость, с локализацией раны на передней поверхности груди слева, в области 5 межреберья по среднеключичной линии.

От полученных телесных повреждений, К.А. скончался на месте происшествия, а Л. и М. завладели указанным автомобилем.

На основании вердикта присяжных заседателей, не признавших Л. и М. виновными в совершении указанных преступлений, был постановлен оправдательный приговор.

В кассационной жалобе осужденный Л. считает назначенное ему наказание суровым и просит о смягчении ему наказания с учетом его молодого возраста и состояния здоровья.

В кассационной жалобе адвокат Орехов В.В. также ставит вопрос о смягчении Л. наказания, полагая, что суд не учел того обстоятельства, что Л. преступление совершил впервые, в молодом возрасте, материальный ущерб по делу отсутствует, по месту жительства Л. характеризуется положительно.

В кассационной жалобе потерпевшие К. и К.З. просят приговор суда присяжных отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование своих доводов потерпевшие указывают, что в судебном заседании Л., его мать и адвокаты вопреки требованиям закона оказывали на присяжных заседателей воздействие, ставят под сомнение тайну совещательной комнаты присяжных заседателей.

В кассационном протесте государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование своих доводов прокурор указывает, что председательствующий судья необоснованно отказал государственному обвинителю в исследовании допустимых доказательств, отвечающих требованиям ст. 88 УПК РСФСР, - рапортов работников милиции о том, что ими принимались меры к установлению места нахождения окровавленной одежды Л., в которой совершил убийство и причины, по которым ее не удалось найти. Также в протесте обращено внимание на то, что Л. и М., адвокат Орехов В.В. на протяжении всего судебного заседания постоянно оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, в частности, что к обвиняемым на предварительном следствии применялись недопустимые методы следствия. При таких обстоятельствах нарушался принцип состязательности в суде присяжных, так как государственный обвинитель не имел права ходатайствовать об оглашении присяжным заседателям результаты проверки заявлений подсудимых о применении к ним в ходе предварительного следствия незаконных методов.

В возражениях на кассационный протест осужденный Л. и адвокат Сергеев А.С. указывая на необоснованность изложенных доводов, просят приговор в отношении М. оставить без изменения, а кассационные протест и жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в протесте, жалобе и возражениях доводы, кассационная палата не находит оснований для отмены приговора по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что предварительное слушание и разбирательство суда присяжных проведены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

На основании исследованных в судебном заседании доказательств, с соблюдением принципа состязательности сторон, коллегия присяжных заседателей пришла к выводу, что вина Л. и М. в совершении предъявленного им обвинения в убийстве К.А., не доказана.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется. Права государственного обвинителя и потерпевших по предоставлению и исследованию доказательств, председательствующий судья не нарушал.

Что касается суждений прокурора о нарушении принципа состязательности в судебном заседании, выразившегося, по мнению прокурора в том, что председательствующий судья необоснованно отказал государственному обвинителю в исследовании допустимых доказательств, отвечающих требованиям ст. 88 УПК РСФСР, - рапортов работников милиции, то они являются несостоятельными.

Рапорта - это внутренняя форма взаимоотношений органов милиции и в данном конкретном случае не являются доказательствами в соответствии с требованиями УПК РСФСР.

Сведения, содержащиеся в рапорте, должны получаться в судебном заседании от лица с предупреждением его об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Государственному обвинителю по данному делу следовало заявлять ходатайство о вызове в суд лиц, составивших рапорта, для допроса их в качестве свидетелей.

У кассационной палаты не имеется оснований ставить под сомнение тайну совещательной комнаты присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания после удаления присяжных заседателей в совещательную комнату и до провозглашения вердикта никто из участников процесса не заявлял о нарушении тайны совещательной комнаты присяжных заседателей.

Что касается доводов протеста и жалобы потерпевших о том, что Л. и М., адвокат Орехов В.В. на протяжении всего судебного заседания постоянно оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, в частности, что к обвиняемым на предварительном следствии применялись недопустимые методы следствия, то председательствующий реагировал на данные высказывания, делая замечания участникам процесса соответствующие замечания, вплоть до того, что удалял из судебного заседания подсудимых Л. и М., свидетеля Л.Т. При этом председательствующий судья разъяснял присяжным заседателям о том, чтобы они не принимали высказывания подсудимых, их защитников. Кроме того, в напутственном слове председательствующий судья, разъясняя правила оценки доказательств, в очередной раз напомнил присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание противоправно доведенные до них сведения, негативно характеризующие подсудимых, равно как и характеризующие положительно, а также сведения о допущенных якобы в отношении подсудимых незаконных методах со стороны органов предварительного следствия; не должны обращать внимание на демонстративное поведение подсудимых и потерпевших. (т. 5 л.д. 162, 172, 174, 217, 147, 196, 200, 211, 214, 217).

Как видно из протокола судебного заседания попытки оказать воздействие на присяжных имелись и со стороны потерпевших и государственного (т.л.д. 196, 203, 205, 209).

Таким образом, попытки повлиять на мнение присяжных заседателей имелись как с защищающейся стороны, так и с обвиняющей стороны, но они своевременно пресекались председательствующим судьей.

У председательствующего судьи не имелось оснований полагать, что коллегия присяжных либо кто-то из присяжных заседателей утратил объективность, необходимую для разрешения дела в соответствии с законом.

Доводы протеста о том что Л. следовало оправдать по ст. 162 ч. 3 п. "б", "в" не состоятелен, так как действия Л. по завладению автомобилем, признанные присяжными заседателями доказанными, суд квалифицировал по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Поскольку присяжные ответили кроме первого вопроса и на второй отрицательно, то суд правильно указал основание оправдания - недоказанность участия в совершении преступлений.

Предусмотренных ст. 465 УПК РСФСР оснований для отмены приговора суда присяжных в отношении Л. и М. не имеется.

С учетом изложенного доводы протеста и жалобы потерпевших являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат.

Действия Л. правильно квалифицированы.

Наказание Л. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, является справедливым и смягчению по мотивам жалоб осужденного и его адвоката не подлежит.

Суд при назначении наказания учел, что Л. ранее не судим, положительно характеризуется по месту жительства, учел его состояние здоровья.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351, 465 УПК РСФСР, кассационная палата

 

определила:

 

приговор суда присяжных заседателей Ростовского областного суда от 29 августа 2001 года в отношении Л. и М. оставить без изменения, а кассационный протест и кассационные жалобы потерпевших, осужденного и адвоката - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"