||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 января 2002 г. N 39-О01-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Колышницына А.С., Ахметова Р.Ф.

рассмотрела в судебном заседании 23 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Щ., М., Г., Г.Г., адвоката Михеева О.В., потерпевших П.Л., В.Г., Я. на приговор Курского областного суда от 27 июля 2001 года, по которому

Щ., <...>, со средним образованием, судимый 6 марта 1996 года по ст. 163 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы (освобожден 11 июля 1999 года по отбытию наказания),

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 15 лет; по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ на 12 лет; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 7 лет 6 месяцев с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г., <...>, со средним образованием, судимый 1 декабря 1994 года по ст. ст. 145 ч. 3, 144 ч. 2, 206 ч. 2, 212-1 ч. 2, 149 ч. 1, 146 ч. 2 п. п. "а", "е" УК РСФСР на 4 года 6 месяцев лишения свободы (освобожден 11 декабря 1998 года по отбытию срока наказания),

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ на 15 лет; по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 12 лет; по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 4 года; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 7 лет 6 месяцев с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 4 года 6 месяцев; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года 6 месяцев; по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ст. 327 ч. 1 УК РФ на 1 год; по ст. 324 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

М.Е., <...>, со средним образованием, судимый 18 мая 1993 года по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы (освобожден 10 марта 1999 года по отбытию наказания),

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

Г.Г., <...>, с неполным средним образованием, судимый 13 февраля 1998 года по ст. ст. 316, 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы (освобожден 21 июля 1999 года по отбытию наказания),

осужден к лишению свободы по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев; ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 4 года 6 месяцев; ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства; по ст. 324 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Оправданы: Г. и Щ. по ст. ст. 222 ч. ч. 3, 4; М. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", "к", 222 ч. ч. 3, 4 УК РФ.

Этим же приговором осуждены Б.А., Г.В.,

приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденных Г., Щ., М., адвоката Бобовниковой Т.А., потерпевших П.Т., П.Ю., Я., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего отменить приговор в части осуждения Г. по ст. ст. 167 ч. 1, 327 ч. 1, 324 УК РФ; Г.Г. в части осуждения по ст. ст. 167 ч. 1, 325 ч. 2, 324 УК РФ в связи с истечением срока давности, исключить из приговора указание о признании у Малеева Е.В. особо опасного рецидива преступлений, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.Г. осужден за кражи имущества потерпевших Е., Б., С., Л., Р., Н., А., А.В., Т., Ч., М. (последняя совершена совместно с Г.). Г.Г. и Г. признаны виновными в угоне автомашин у потерпевших О., Ц., М., умышленном уничтожении имущества потерпевших О., М., Ц. Г.Г. также виновен в похищении документов Н. и их сбыте, а Г. в приобретении этих документов.

Г. и Щ. совершили разбойное нападение с целью хищения имущества К.; они же и М. совершили разбойное нападение на П. Щ. осужден также за убийство К., а Г. за пособничество ему в этом. Г. признан виновным в убийстве П., Щ. - в пособничестве этому убийству.

Преступления совершены в период с 19 сентября 1999 года по 24 декабря 1999 года в г. Курске.

В судебном заседании Г., М., Г.Г. вину признали полностью, Щ. - частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Щ. указывает, что он не убивал К. и не способствовал убийству П.; первоначальные показания дал под воздействием работников милиции; ему не был предоставлен адвокат; показания Г. в приговоре искажены; необоснованно отклонено его ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных; в судебном заседании не допрошены важные свидетели Т. и М.А.; вызывают сомнение результаты гистологической экспертизы по трупу П.; не приобщена к материалам дела видеозапись очной ставки его с Г.; при дополнительном расследовании не выполнены указания суда; суд не учел состояние его здоровья. Просит отменить приговор в части его осуждения по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ и смягчить наказание;

адвокат Михеев просит также оправдать Щ. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ, ссылаясь на то, что не приняты во внимание показания осужденного о его непричастности к убийствам; показания Г. противоречат показаниям потерпевшего К.А.;

осужденный М. отмечает, что судом не учтены смягчающие обстоятельства. В частности, его незначительная роль в преступлении, признание вины, положительные характеристики, плохое состояние здоровья; не согласен с тем, что у него признан особо опасный рецидив преступлений, т.к. предыдущее преступление он совершил, будучи несовершеннолетним; в ходе предварительного следствия к нему было применено насилие; он не был обеспечен адвокатом; не согласен с суммой похищенного. Просит смягчить наказание;

осужденный Г.Г. обращает внимание на то, что он был задержан 1 января 2000 года, а суд указал началом срока наказания 3 января 2000 года; судом не учтено, что он признал вину, рассказал о совершенных преступлениях. Просит уменьшить срок наказания;

осужденный Г. просит смягчить наказание, при этом отмечает, что он явился с повинной, способствовал раскрытию преступлений, раскаялся в содеянном;

потерпевшая П.Л. указывает, что судом не в полной мере учтены все обстоятельства дела; Г., Щ., М. ранее судимые, не раскаялись в содеянном; суд необоснованно исключил квалифицирующий признак - убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии; наказание, назначенное Г., М., Щ., слишком мягкое. Просит отменить приговор в отношении этих осужденных;

потерпевшая В.Г. отмечает, что М., Г., Щ. назначено слишком мягкое наказание;

потерпевшая Я. просит приговор в отношении Г. и Щ. отменить, поскольку исключен квалифицирующий признак - убийство с особой жестокостью, назначенное им наказание слишком мягкое.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Вина Г., М., Щ., Г.Г. подтверждается показаниями самих осужденных в суде и на предварительном следствии, показаниями потерпевших, свидетелей, актами судебно-медицинских, баллистической экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, осужденные Г.Г. и Г. подробно показали о совершенных ими кражах чужого имущества, угонах автомашин, умышленном уничтожении имущества, хищении документов потерпевшего.

Потерпевшие Е., Б., С., Л., Р., Н., А., А.В., Т., Ч., М. подтвердили факты совершения краж их имущества, О., Ц., М. - факты угонов их автомашин.

Осужденный Г. также показал, что по предварительному сговору с Щ. они совершили разбойное нападение на К. Угрожая оружием они завладели имуществом потерпевших. После этого Щ. предложил убить К. Он (Г.) согласился и прибавил громкость телевизора, чтобы не был слышан выстрел, а Щ., из имеющегося у него пистолета с глушителем, убил потерпевшего.

24 декабря 1999 года он, Щ., М. совершили разбойное нападение на П. и завладели деньгами и золотыми изделиями. Затем он и Щ. решили убить потерпевшего. Щ. передал ему пистолет, из которого он (Г.) убил П.

Изложенные в приговоре показания Г. соответствуют его показаниям, записанным в протоколе судебного заседания.

М. подтвердил показания Г. об обстоятельствах разбойного нападения на П.

На предварительном следствии осужденный Щ. также подтверждал указанные показания Г. об обстоятельствах разбойных нападений и убийств Крамарева и П. и о его (Щ.) роли в этих преступлениях.

Осужденному Щ. были разъяснены его процессуальные права, статья 51 Конституции РФ, доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены и обоснованно отвергнуты, к тому же в допросах его, а также и Малеева участвовали адвокаты, что исключало возможность оказания на осужденных какого-либо воздействия.

Поэтому суд, оценив показания Щ. в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности, и обоснованно использовал их в качестве доказательства.

Потерпевший К.А. показал, что 15 декабря 1999 года в квартиру ворвались Щ. и Г. Угрожая пистолетами, они связали отца и потребовали деньги. Его (потерпевшего) отвели в другую комнату. Затем громкость телевизора усилилась, и послышался хлопок. Когда нападавшие ушли, он обнаружил мертвого отца.

Существенных противоречий в показаниях этого потерпевшего и осужденного Г. не имеется.

В ходе расследования Г. и Щ. выдали оружие, используемое ими при разбойных нападениях.

По заключению судебно-медицинских экспертов смерть потерпевших К. и П. наступила от огнестрельных ранений.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при назначении и производстве экспертиз, в том числе и гистологического исследования мозга П. не допущено.

Согласно акту баллистической экспертизы гильза и пуля, изъятые на месте преступления, выстрелены из выданного осужденными пистолета ИЖ.

Свидетель Я. показал, что Щ. передавал ему на хранение золотые изделия.

Потерпевшая П. показала, что нападавшие похитили деньги и золотые изделия на сумму 604 040 рублей. Оснований ставить под сомнение указанную потерпевшей сумму похищенного, у суда не имелось.

Осужденные, в том числе и Щ., другие участники процесса не возражали закончить судебное следствие без допросов свидетелей М.А. и Т.

Как видно из материалов дела видеозапись очной ставки между Щ. и Г. была испорчена.

В связи с этим она не могла быть предоставлена при выполнении ст. 201 УПК РСФСР.

Указания суда, ранее направлявшего данное дело на дополнительное расследование, органами предварительного следствия выполнены.

Согласно п. 6 второго раздела Конституции РФ до введения в действие федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел.

В настоящее время федеральный закон, устанавливающий порядок рассмотрения дел судом присяжных на территории Курской области не введен в действие. В связи с этим, обоснованно отказано осужденному Щ. в рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал М., Щ., Г.Г., Г. виновным в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал их действия.

П. был убит выстрелом в голову, каких-либо доказательств того, что осужденные имели умысел на причинение в процессе убийства мучений и страданий не имеется.

Уголовный закон подразумевает под беспомощным состоянием потерпевшего его неспособность в силу физического или психического состояния защитить себя. Потерпевший П. был физически и психически здоров.

При таких обстоятельствах доводы жалоб потерпевших о необоснованности исключения квалифицирующих признаков убийство с особой жестокостью и лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии являются несостоятельными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Согласно ст. 78 УК РФ лицо, совершившее преступление небольшой тяжести, освобождается от уголовной ответственности, если со дня его совершения истекли 2 года.

Г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 324, 167 ч. 1, 327 ч. 1 УК РФ; Г.Г. - ст. ст. 324, 325 ч. 2, 167 ч. 1 УК РФ, являющиеся преступлениями небольшой тяжести, которые были совершены до декабря 1999 года, т.е. со дня их совершения прошло 2 года. В связи с этим, они подлежат освобождению от уголовной ответственности за эти преступления.

Наказание Щ., Г., М., Г.Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом суд принял во внимание и доводы, указанные в кассационных жалобах.

Считать назначенное Щ., Г., М. наказание явно несправедливым вследствие мягкости, о чем указано в жалобах потерпевших оснований не имеется.

Как видно из материалов дела М. совершил предыдущее преступления, будучи несовершеннолетним. В связи с этим, согласно ст. 18 УК РФ данная судимость не учитывается при признании рецидива преступлений.

Таким образом, признание у М. особо опасного рецидива преступлений подлежит исключению из приговора.

Согласно протоколу задержания, имеющегося в деле, Г.Г. задержан 1 января 2000 года. Поэтому с этого дня ему следует исчислять срок наказания.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курского областного суда от 27 июля 2001 года в отношении М. изменить, исключить признание у него особо опасного рецидива преступлений. Отбывание ему наказания назначить в исправительной колонии строгого режима.

Освободить Г. от назначенного ему наказания по ст. ст. 167 ч. 1, 327 ч. 1, 324 УК РФ; Г.Г. по ст. ст. 167 ч. 1, 324, 325 ч. 2 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Г. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н", 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "к", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 162 ч. 3 п. "б" УК РФ, 166 ч. 2 п. п. "а", "б", 167 ч. 2 УК РФ окончательно назначить 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества; Г.Г. - по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 166 ч. 2 п. п. "а", "б", 167 ч. 2 УК РФ - 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания Г.Г. исчислять с 1 января 2000 года.

В остальном приговор в отношении них, а также Щ. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"