||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 января 2002 года

 

Дело N 57-о02-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Ахметова Р.Ф., Колышницына А.С.

рассмотрела дело по кассационной жалобе осужденного С. на приговор Белгородского областного суда от 19 октября 2001 года, по которому

С., родившийся 18 февраля 1974 года, судимый 03.03.2000 по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожденный от наказания 20.08.2000 по акту амнистии, 11.09.2001 осужденный по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, -

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ - к 5 годам, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - к 13 годам с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ - к 18 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 21 год лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием первых 4-х лет в тюрьме, а остальных - в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97, 99 п. "в" УК РФ С. постановлено назначить применение принудительных мер медицинского характера - лечение от наркомании в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Рассмотрены гражданские иски о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба, и с осужденного С. постановлено взыскать указанная в приговоре сумма.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., заключение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего уточнить вид принудительной меры медицинского характера, назначенного С. от наркомании, а в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в краже чужого имущества, совершенной неоднократно, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба С.Т.; убийстве К., совершенном в ходе ссоры; разбойном нападении на Ш., совершенном неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в сопряженном с разбоем убийстве данного потерпевшего, совершенном неоднократно.

Преступления совершены в период с 28 апреля по 12 июня 2001 года в г. Валуйки и с. Ливенка Красногвардейского района Белгородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный, ссылаясь на односторонность, неполноту и необъективность предварительного и судебного следствия, несоответствие выводов суда о его виновности в разбойном нападении на Ш. и его убийстве фактическим обстоятельствам дела, чрезмерную суровость назначенного ему наказания, просит приговор в части его осуждения за преступления в отношении Ш. отменить и дело направить на новое расследование, переквалифицировать его действия по факту убийства К. на ст. 105 ч. 1 УК РФ, смягчить назначенное наказание и заменить вид исправительного учреждения. Ставит под сомнение показания свидетеля П., утверждая, что он его оговорил, поскольку сам является лицом, совершившим преступления в отношении Ш. Заявляет, что он чистосердечно раскаивается в содеянном. Указывает, что суд при назначении наказания не учел, что он активно способствовал раскрытию преступлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены приговора.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности С. в преступлениях, за совершение которых он осужден, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям С. дана правильная юридическая оценка. Оснований для изменения квалификации действий осужденного, о чем ставится вопрос и в кассационной жалобе, не имеется.

То, что С. неоднократно, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба потерпевшей С.Т. совершил кражу чужого имущества, умышленно лишил К. жизни, в кассационной жалобе не оспаривается и, помимо показаний самого С. об обстоятельствах совершенных им краж и убийства, подтверждается показаниями потерпевшей С.Т. об обстоятельствах кражи ее имущества, свидетелей Ч., С.Н., видевших С., скрывавшегося после убийства К. с места преступления, данными протоколов осмотра места происшествия, следственных экспериментов, выемки предметов хищения, а также другими подробно изложенными в приговоре доказательствами.

Что касается доводов С. относительно его невиновности в разбое и убийстве, то они судом тщательно проверены и обоснованно опровергнуты, поскольку противоречат совокупности добытых по делу доказательств.

То, что С. совершил разбойное нападение и убийство при отягчающих обстоятельствах, подтверждается и показаниями самого С., согласно которым он, находясь в состоянии опьянения, узнав от Р. о том, что у одинокого престарелого деда имеются деньги, решил завладеть ими. С этой целью он перелез через забор, путем обмана, применив силу, проник в дом потерпевшего, вытащив нож, взятый им с собой, несколько раз ударил потерпевшего, завладел телевизором импортного производства и деньгами в сумме 900 рублей. Телевизор продал цыганам вместе с Г.

По показаниям свидетеля П. С., сказав, что необходимо взять долг, повел его в дом, где он же (С.) потерпевшего несколько раз ударил по голове монтировкой, а затем ножом - по телу и перерезал ему горло. Обыскав одежу потерпевшего, С. завладел его деньгами, а затем - телевизором.

Что касается показаний свидетеля П., то они последовательны, не противоречивы, согласуются и подтверждаются совокупностью подробно изложенных в приговоре доказательств, в том числе показаниями свидетеля Д., которому П. рассказал об обстоятельствах совершенных С. преступлений, данными протоколов осмотра места происшествия, следственного эксперимента, а также выводами судебно-медицинских экспертиз, согласно которым причиной смерти потерпевшего Ш. явилось кровотечение из сосудов шеи. Кроме того, потерпевшему была причинены открытая черепно-мозговая травма, а также проникающие колото-резаные раны грудной клетки, повлекшие тяжкий вред здоровью.

Доказательства, в том числе показания П., положенные в основу приговора, получены с соблюдением требований закона и сомнений в их объективности не вызывают.

Как правильно установлено судом, это усматривается из материалов дела, в том числе и из показаний самого С., последний совершил убийство К. в состоянии опьянения на почве личных неприязненных отношений, а Ш. лишил жизни с целью завладеть его имуществом.

Как видно из материалов дела, обстоятельства дела исследованы всесторонне, полно и объективно. Необходимости в проведении дополнительных следственных действий не имеется. Нет и оснований для постановки вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела в отношении П.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора по делу также не допущено.

Что касается наказания, назначенного С., то оснований для его смягчения не имеется, поскольку оно назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ с учетом требований закона, характера, степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновного и всех обстоятельств дела. Данное наказание невозможно признать явно несправедливым вследствие его суровости.

Назначение С. местом для отбытия наказания тюрьмы соответствует требованиям ст. 58 ч. 2 УК РФ, оно должным образом мотивировано и является правильным. Оснований для изменения вида исправительного учреждения также не имеется.

В то же время приговор подлежит изменению, а вид принудительной меры медицинского характера, назначенного С., нуждающемуся в принудительном лечении лишь от наркомании, на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ - уточнению, поскольку последнему лечение от наркомании в психиатрическом стационаре специализированного типа назначено ошибочно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 19 октября 2001 года в отношении С. изменить:

уточнить, что С. принудительные меры медицинского характера от наркомании назначены на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"