||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2002 г. N 19/1-кпо01-134

 

Предс.: Бихман В.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Степалина В.П.

судей: Шишлянникова В.Ф. и Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании 22 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Т. и адвоката Сайгадинова Б.А. на приговор Ставропольского краевого суда от 12 октября 2001 года, которым

Т., <...>, чеченец, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 3 года;

по ст. 317 УК РФ сроком на 13 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 175 ч. 2 п. "б" и 327 ч. 3 УК РФ Т. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения адвоката Сайгадинова Б.А., полагавшего переквалифицировать действия Т. со ст. 317 УК РФ на ст. 115 УК РФ, заключение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Т. признан виновным в незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Т. вину свою признал частично.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) Т., оспаривая обоснованность осуждения по ст. 317 УК РФ указывает, что у него не было умысла на убийство работников милиции, он не знал, что это работники милиции, они ему не представились и ворвались в его квартиру без предупреждения, стреляя в человека с автоматом, он думал, что это сотрудники Шариатской гвардии, в которой он состоял в 1997 году, пришли требовать у него деньги за служебную автомашину УАЗ-469, которую он продал в связи с невыплатой ему зарплаты, просит разобраться в деле и переквалифицировать его действия со ст. 317 УК РФ на ст. 115 УК РФ.

Адвокат Сайгадинов Б.А., в своей жалобе в защиту осужденного Т., приводит аналогичные доводы, указывая на то, что у Т. не было умысла на убийство сотрудников милиции, выстрелы из пистолета Т. произвел не в жизненно важные органы Т.А., считает, что сотрудники милиции действовали неправомерно, не приняли мер к задержанию Т. в соответствии с требованиями "Закона о милиции", не предупредили его о своих намерениях, а ворвались в квартиру, взломав двери и открыли стрельбу из автоматов, ранив находившуюся в квартире Б., просит изменить приговор, переквалифицировать действия Т. со ст. 317 УК РФ на ст. 115 УК РФ, по которой назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Т. в незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, основаны на собственных показаниях осужденного, полностью признавшего свою вину в этом преступлении, других доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства и в кассационных жалобах не оспариваются.

Полностью установлена вина Т. и в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

Вина Т. в совершении данного преступления подтверждается показаниями самого осужденного, не отрицавшего факт производства выстрелов из имевшегося у него пистолета "ПМ" в сотрудников милиции и ранения одного из них - Т.А., показаниями потерпевших Т.А., Л., М., свидетелей А., А.А., Щ., Т.М., Ю., протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, баллистической, взрывотехнической экспертиз, заключением служебной проверки и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, анализ которых подробно приведен в приговоре.

Доводы жалоб осужденного и адвоката об отсутствии у Т. умысла на убийство сотрудников милиции, о неправомерных действиях последних, являются несостоятельными, поскольку они были опровергнуты в ходе судебного разбирательства совокупностью нижеследующих доказательств.

Так, из показаний потерпевшего Т.А. следует, что 12 января 2001 года по линии уголовного розыска в рамках уголовного дела, возбужденного по факту убийства Д. проводились оперативно-розыскные мероприятия с привлечением сотрудников Гудермесского временного отдела внутренних дел. По приезде к дому <...> в г. Гудермесе, он М., Л. и А.А., все в форменной одежде сотрудников милиции, поднялись на второй этаж названного дома, где была расположена квартира <...>, которую необходимо было проверить. Неоднократно они стучались в указанную квартиру, представлялись сотрудниками милиции и предлагали хозяину предъявить жилище для досмотра. На их требования никто не отзывался. Услышав щелчок передернутого затвора оружия в квартире, старшим группы М. было принято решение проникнуть в квартиру путем взлома входной двери. А.А. выбил входную дверь. Он (Т.А.) первым заскочил в квартиру, направился в сторону кухни и в это время из первой комнаты квартиры слева, по нему были произведены прицельные выстрелы, которыми он был ранен. Упав на пол, он прополз до второй комнаты, при этом успел крикнуть, что ранен. После этого еще слышал выстрелы из комнаты. В ответ работники милиции открыли огонь из автоматов в комнату, откуда в него были произведены выстрелы. Слышал требования сотрудников милиции, адресованные стрелявшему, выходить с поднятыми руками. После произведенного задержания Т., по пути следования в ОВД, задержанный заявил в автомашине, что жалеет о том, что не находился возле двери и не смог нанести сотрудникам милиции большего урона (т. 1 л.д. 25, 106 - 107).

Потерпевшие Л. и М., свидетель А.А. дали аналогичные показания.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у Т.А. были выявлены огнестрельные пулевые ранения: сквозное средней трети левого бедра и слепое нижней трети правого бедра, которые повлекли за собой легкий вред здоровью (т. 1 л.д. 125).

Из заключения служебной проверки по факту ранения командира взвода ППС Т.А. следует, что работники милиции действовали в рамках закона "О милиции" и применение ими оружия во время задержания Т. было правомерным, что в полной мере соответствует и выводу суда (т. 1 л.д. 77 - 78).

Дав оценку вышеперечисленным и другим исследованным в ходе судебного разбирательства доказательствам, суд обоснованно признал Т. виновным в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, правильно квалифицировав его действия по ст. 317 УК РФ.

Мотивируя обоснованность осуждения Т. по ст. 317 УК РФ, суд справедливо указал в приговоре, что Т. знал о том, что посягает на жизнь и здоровье именно работников милиции, поскольку, находясь за дверью, сотрудники милиции стучали и требовали открыть дверь для досмотра квартиры, при этом представлялись сотрудниками милиции и были в форменной одежде. Несмотря на это, Т. не открыл дверь, а когда сотрудники милиции ее взломали и вошли в квартиру, Т. из имевшегося у него пистолета "ПМ" произвел 7 выстрелов в работников милиции, в том числе 3 в Т.А., ранив последнего. Потерпевшему удалось отползти с линии огня и его прикрыли стрельбой из автоматов другие участники операции, вынудив Т. прекратить стрельбу и сдаться.

Об умысле Т. на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, как об этом правильно указано в приговоре, свидетельствует и высказывание Т. после его задержания о том, что он "сожалеет, что находился в комнате, а не непосредственно за входной дверью, так как мог бы нанести гораздо больший урон работникам милиции".

Вопреки доводам жалоб, действия работников милиции по задержанию Т., по применению огнестрельного оружия при его задержании являются правомерными, они соответствуют законам "О милиции" и "Об оперативно-розыскной деятельности".

Как следует из материалов дела, 5 января 2001 года возбуждено уголовное дело по факту убийства работника милиции Д. и его отца (т. 1 л.д. 101).

В ходе проведения оперативных мероприятий по данному делу была получена информация о том, что <...> в г. Гудермесе могут скрываться лица, причастные к названному убийству, о чем свидетельствуют рапорта оперуполномоченных уголовного розыска Д. и Д.А. (т. 1 л.д. 97, 98).

Эти факты послужили основанием для производства оперативно-розыскных мероприятий в квартире Т. и, как об этом правильно указано в приговоре, действия лиц, проводивших эти мероприятия, направленные на обеспечение общественной безопасности, являются законными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

Наказание Т. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного, всех обстоятельств дела, а также влияния наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, оно соразмерно содеянному и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания осужденному Т. судебная коллегия не усматривает

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 12 октября 2001 года в отношении Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"