||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2002 г. N 43-кпо01-5вт

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Иванова Г.П. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 22 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных О.О., Ч., П. О. и адвокатов Дунаевой И.В., Ковальчука Г.А. и Сохрина Г.А. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 27 июня 2001 года, которым

Ч., <...>, судимый:

1) 14 декабря 1993 года по ст. 148 ч. 2 УК РСФСР к 1 году лишения свободы с конфискацией имущества, освобождавшийся по отбытии срока 19 мая 1994 года;

2) 22 мая 1995 года по ст. 122 УК РСФСР к 6 месяцам лишения свободы, освобождавшийся 22 ноября 1995 года по отбытии срока,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з", "к" УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

О., <...>, судимый:

1) 31 июля 1996 года по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з", "к" УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

О.О., <...>, несудимый,

осужден по 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з", "к" УК РФ и по ст. 325 ч. 2 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

П., <...>, несудимый,

осужден по 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 313 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з", "к" УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Постановлено взыскать с Ч., О., П. и О.О. солидарно в возмещение материального ущерба в пользу потерпевших: М.О. - 8372 рубля 50 копеек, П.А. - 7800 рублей.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденных Ч., О., П. и О.О. и адвокатов Дунаевой И.В., Ковальчука Г.А. и Сохрина Г.А. по доводам кассационных жалоб и заключение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Ч., О., П. и О.О. признаны виновными в разбойном нападении, совершенном с осужденным по этому же делу Б. в г. Ижевске в ночь на 18 мая 1997 года на сторожа Общества с ограниченной ответственностью "Паритет" - потерпевшего Т., в ходе которого его здоровью был причинен тяжкий вред и было похищено имущество общей стоимостью 21 142 рублей 50 копеек.

П., кроме того, осужден за побег из-под стражи.

В судебном заседании Ч., О., О.О. и П. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах адвокаты и осужденные просят приговор отменить и дело прекратить за недоказанностью обвинения.

При этом, адвокат Дунаева в защиту интересов осужденных Ч. и П. утверждает, что положенные в основу приговора показания Б. являются противоречивыми и представляют собой результат сделки с органами следствия, свидетели М.А., М.Т. и Г. появились в деле по прошествии 4 лет, ранее судимы, употребляют наркотики и проходят по другому делу в качестве обвиняемых, что не исключает их зависимости от органов следствия.

Адвокат также считает, что судебное следствие проведено неполно, поскольку защите необоснованно было отказано в назначении судебно-психологической экспертизы в отношении Б. и судебно-психиатрической экспертизы в отношении свидетелей М.А., М.Т. и Г., в проведении дополнительного осмотра места происшествия, в вызове дополнительных свидетелей З., Б.А., Ч.А. и М.В., также не был допрошен свидетель Д.

Кроме того, адвокат обращает внимание на то, что Ч. необоснованно назначена исправительная колония особого режима.

Адвокат Сохрин в защиту интересов осужденного О.О., утверждает, что показания Б. об участии О.О. в разбойном нападении не подтверждаются другими доказательствами, свидетели М.А., М.Т. и Г., заявляя о своей осведомленности об обстоятельствах данного преступления, ссылаются на М.М. и Д., однако в связи со смертью первого и отказом второго отвечать на вопросы давать показания, эти заявления свидетелей невозможно проверить.

Адвокат также считает, что не может являться доказательством вины О.О. несостоятельность его алиби.

Адвокат Ковальчук в защиту интересов осужденного О. утверждает, что суд не выполнил указаний вышестоящей инстанции, отменившей первоначальный приговор, так как постановил новый обвинительный приговор по тем же самым материалам дела, а появившиеся дополнительно свидетели М.А., Г. и М.Т. не могут быть объективными, так как, в силу привлечения их самих к уголовной ответственности по другому делу, заинтересованы в сотрудничестве с правоохранительными органами.

Анализируя исследованные судом доказательства, адвокат считает, что преступление совершено Б. в соучастии с другими лицами, а не с осужденными О., П., О.О. и Ч., к тому же, алиби О., по его мнению, не опровергнуто.

Адвокат также считает, что, оправдывая осужденных по ст. 105 ч. 2 УК РФ, суд не мог одновременно признать их виновными в разбое, так как остается не ясным, как могли осужденные причинить потерпевшему такое множество телесных повреждений, найти шнуры и связать его по рукам и ногам за 2 - 4 минуты, на что указывалось Верховным Судом РФ при отмене предыдущего приговора 16 августа 1999 года.

Осужденные О., О.О., Ч. и П. приводят в своих кассационных жалобах аналогичные доводы и аргументы, утверждая о необъективном рассмотрении дела и о неправильной и неполной оценке доказательств.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Кроме того, согласно ст. ст. 352 и 380 ч. 6 УПК РСФСР, указания суда, рассматривающего дело в кассационном и надзорном порядке, обязательны при вторичном рассмотрении дела судом.

Эти требования закона судом в полной мере не выполнены.

Как усматривается из материалов дела, судом не выполнены указания кассационной и надзорной инстанций, которые обязали суд при новом рассмотрении дела проверить, каким образом О. мог проникнуть в охраняемые помещения ООО "Паритет".

Суд в приговоре по этому поводу указал, что О. обманным путем проник в помещение, назвав сторожа Т. по имени, и сослался при этом на показания осужденного ранее по этому же делу Б. в судебном заседании о том, что имя Т. подсудимым назвал он сам незадолго до совершения нападения.

Между тем, из протокола судебного заседания усматривается, что Б. такие показания не давал, напротив, отвечая на вопросы подсудимого О., Б. сказал, что он не знает, знали ли злоумышленники Т. по имени (т. 12 л.д. 118).

Не давал таких показаний Б. на предварительном следствии и в предыдущем судебном заседании.

Также, из протокола предыдущего судебного заседания усматривается, что во время проведения осмотра места происшествия судом предлагалось Б. и О. произнести фразу, на которую по утверждению Б. Т. открыл дверь, и выяснилось, что голоса О. и Б. заметно различаются и совсем не похожи (т. 10 л.д. 112 об.)

В то же время, в приговоре приведены показания свидетелей П.В., М.С., С., Ш., П.К., К., Е., Т.А., А. и Б.Б., которые поясняли, что Т. никого постороннего в офис пустить не мог.

Однако, этим обстоятельствам суд не дал в приговоре никакой оценки.

Таким образом, до конца остался невыясненным вопрос о том, как О. мог проникнуть в охраняемые помещения ООО "Паритет".

Нуждается в дополнительном исследовании вопрос о том, при каких обстоятельствах Б., находясь под стражей, написал заявления, в которых указал, что к нему приходили оперативные работники милиции и просили дать показания против О. и Ч., считая их виновными в разбойном нападении на ООО "Паритет", обещая ему за дачу таких показаний устроить свидание с близкими, освобождение из-под стражи и условное осуждение (т. 5 л.д. 110 и 114).

Суд, хотя и дал оценку этим заявлениям Б., указав в приговоре, что они были вызваны стремлением Б. избежать давления со стороны подсудимых, однако без приведения каких-либо доказательств сделал вывод о том, что такое давление на него действительно оказывалось (лист 7 об. приговора).

Кроме того, как обоснованно указывается в кассационных жалобах осужденных и адвокатов, они были лишены возможности допросить в судебном заседании свидетеля Д., со слов которого свидетелю Г. стало известно о причастности осужденных к разбойному нападению.

Согласно протоколу судебного заседания, свидетель Д. был вызван в суд по ходатайству стороны защиты, однако отказался отвечать на вопросы подсудимых и адвокатов, сославшись на ст. 51 Конституции РФ, и суд с этим согласился, хотя Д. по настоящему делу не проходит в качестве обвиняемого (т. 12 л.д. 174 об.)

В результате нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных судом при допросе свидетеля Д., остались непроверенными показания дополнительного свидетеля Г., который утверждал в судебном заседании, что об участии в разбойном нападении О. ему стало известно от Д.

Необходимость проверки этих показаний связана с тем, что невозможно проверить другие источники информации, на которые ссылались свидетели Г., М.А. и М.Т., допрошенные по истечении 4 лет со дня совершения преступления.

В частности, М.М., на которого ссылался свидетель М.А., в 1998 году погиб, а осужденные О. и О.О., на которых также ссылались выше названные свидетели категорически отрицают свою вину.

Аналогичные нарушения уголовно-процессуального закона допущены и при допросе Б.

Суд, перед допросом Б. разъяснил ему ст. 51 Конституции РФ, и, когда он отказался отвечать на вопросы подсудимых и адвокатов, также согласился с этим (т. 12 л.д. 135 - 136, 134 об., 160 об.)

Между тем, Б. по настоящему делу осужден и приговор вступил в законную силу, и, следовательно, при рассмотрении дела в отношении других обвиняемых он должен был допрашиваться по правилам, установленным для допроса свидетеля.

В результате того, что Б. суд предоставил возможность не отвечать на вопросы подсудимых и адвокатов, последние были лишены возможности допросить и его, а между тем, показания Б. положены в основу приговора, также как и показания вышеупомянутых свидетелей Г., М.А. и М.Т.

Таким образом, следует признать, что приговор суда постановлен на недостаточно полно исследованных материалах дела и судом не дана полная, всесторонняя и объективная оценка всем исследованным доказательствам.

Поэтому обвинительный приговор подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение, в ходе которого необходимо устранить указанные недостатки, объективно исследовать все доказательства, дать им оценку и принять законное и аргументированное решение об обоснованности предъявленного обвинения.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

обвинительный приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 27 июня 2001 года в отношении Ч., О., П. и О.О. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения Ч., О., П. и О.О. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"