||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2002 года

 

Дело N 57-о01-42

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Бурова А.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании 22 января 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного М. на приговор Белгородского областного суда от 15 октября 2001 года, по которому

М. <...>, с основным общим образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 15 лет, по ст. 213 ч. 3 УК РФ на 4 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 16 (шестнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 119 УК РФ М. оправдан.

Постановлено взыскать с М. в пользу Г. в возмещение ущерба 1984 рубля. В компенсации морального вреда Г. отказано.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А. и заключение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за умышленное убийство двух лиц, заведомо для него находящихся в беспомощном состоянии, и хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступления совершены 12 марта 2001 года в с. Ближняя Игуменка Белгородского района Белгородской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании М. виновным признал себя частично.

В кассационной жалобе осужденный М. ссылается на то, что судом не выполнены требования ст. ст. 20 и 68 УПК РСФСР. С квалификацией содеянного им по ст. 105 УК РФ он не согласен, поскольку умысла на убийство потерпевших у него не было. К ним домой он пришел, чтобы выяснить причину смерти его родственника. Однако они стали его оскорблять, выражаясь нецензурно. Кроме того, С., угрожая, держала в руках топор и кочергу. Нанесенное ими оскорбление для него явилось тяжким, вызвавшим сильное душевное волнение. Указывает на то, что нанес потерпевшим незначительное количество ударов, при этом их по голове не наносил. Ссылается на неосновательный отказ в ходатайстве о направлении его на повторную судебно-психиатрическую экспертизу, а также на то, что судом не учтены смягчающие наказание обстоятельства. Ставит вопрос об изменении юридической оценки содеянного им и назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности М. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалобы - неосновательными.

Как видно из материалов дела, в доме, в котором они проживали, были обнаружены трупы Ж. и С. со следами насильственной смерти.

По заключениям судебно-медицинского эксперта их смерть наступила 12 марта 2001 года соответственно от массивной кровопотери, развившейся в результате травматического разрыва левой почки, и открытой черепно-мозговой травмы. При этом они в момент смерти находились в трезвом состоянии.

Из показаний осужденного М. усматривается, что именно он подверг потерпевших избиению кулаком, ногами и кочергой.

Показания М. относительно избиения потерпевших кочергой подтверждены протоколом осмотра места происшествия, при котором была обнаружена кочерга, показаниями осужденного о том, что именно ею он наносил удары потерпевшим, заключением эксперта, проводившего судебно-криминалистическую экспертизу, не исключившего факта нанесения Ж. и С. ударов кочергой.

Исходя из характера действий осужденного М., который подверг потерпевших Ж. и С. избиению, в том числе ногами и кочергой, нанеся удары в жизненно важные органы, суд правильно признал, что он действовал с косвенным умыслом на лишение их жизни, а поэтому изложенные в его жалобе доводы о том, что у него не было умысла на убийство последних, являются неубедительными.

Несостоятельным является и его утверждение о том, что потерпевшая С., держа в руках топор и кочергу, угрожала ему, поскольку из его же показаний видно, что он указанные обстоятельства не воспринимал как реальную угрозу для своей жизни и здоровья. Помимо этого на предварительном следствии он заявил, что последняя таким образом хотела его попугать. Кроме того, при проведении следственного эксперимента М. подтвердил, что она держала топор и кочергу опущенными вниз и на него не замахивалась.

Как видно из материалов дела и показаний самого осужденного, при совершении вмененных ему в отношении Ж. и С. действий он не находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного тяжким оскорблением со стороны потерпевших либо иными их противоправными действиями.

Нарушений требований ст. ст. 20 и 68 УПК РСФСР при проверке материалов дела не установлено.

Вина М. в хулиганстве, помимо показаний самого осужденного, материалами дела доказана и не оспаривается им в кассационной жалобе.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовал обстоятельства дела, обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного М. в указанных в приговоре преступлениях и правильно квалифицировал его действия.

По делу была проведена стационарная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Проводившие ее эксперты пришли к выводу, что М. каким-либо психическим расстройством на период инкриминируемых деяний не страдал, не страдает ими в настоящее время. Он мог тогда и может сейчас в полной мере осознавать фактический характер, общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент совершения инкриминируемых ему деяний не находился в состоянии какого-либо временного психического расстройства, а совершил их в состоянии алкогольного опьянения. Его действия носили характер пьяного буйства и не определялись признаками болезненного, искаженного восприятия действительности, у него не наблюдалось критического сна или признаков выраженного нервно-психического истощения после агрессивного разряда, в ходе следствия давал подробные и последовательные показания по обстоятельствам содеянного, что говорит против амнезии. По состоянию своего психического здоровья способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания.

Обоснованность заключения экспертов не вызвала сомнений у суда и суд пришел к правильному выводу, что М. во вменяемом состоянии совершил инкриминируемые ему деяния.

Поэтому утверждение М. в жалобе о необоснованности отказа в направлении его на повторную судебно-психиатрическую экспертизу является неосновательным.

Наказание М. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности, всех смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и названных в жалобе, и Судебная коллегия не находит оснований для его смягчения.

Поэтому кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 15 октября 2001 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"