||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2002 года

 

Дело N 57-о01-37

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Бурова А.А., Лаврова Н.Г.

рассмотрела 22 января 2002 года в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Л., И., К., адвокатов Дорофейчик В.А., Варганова В.В., защитника Погребняк С.В. на приговор Белгородского областного суда от 25 июля 2001 года, по которому

Л. <...>, не имеющий судимости, осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 33 ч. 4, ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 12 лет лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам с удержанием 10% заработка.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

И. <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 13 лет лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на срок 6 месяцев с удержанием 10% заработка.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

К. <...>, ранее не судимый, осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на срок 6 месяцев с удержанием 10% заработка.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Этим же приговором разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Лаврова Н.Г., объяснения осужденных Л., К., адвоката Варганова В.В., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор в части осуждения Л. по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Л., И. и К. признаны виновными в совершении разбойного нападения; похищении документов; И. и К. также в умышленном причинении смерти Ш., а Л. в подстрекательстве и пособничестве в умышленном причинении смерти Ш.

Преступления совершены 7 декабря 2000 года в г. Белгороде при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные И. и К. вину признали частично, Л. вину не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный И., не отрицая факт совершения им разбойного нападения и убийство Ш., вместе с тем указывает, что он раскаялся в содеянном. Ссылаясь на то обстоятельство, что он принимал участие в боевых действиях в Чеченской Республике и является инвалидом 2 группы, просит приговор изменить и смягчить ему наказание;

- защитник Погребняк С.В. в интересах осужденного И. считает, что суд недостаточно учел смягчающие обстоятельства: участие И. в боевых действиях в Чеченской Республике, получение им ранения, наличие у него правительственных наград, а также то обстоятельство, что он является инвалидом, и назначил И. чрезмерно суровое наказание. По ее мнению, психолого-психиатрическая экспертиза в отношении И. проведена неполно и И. нуждается в дополнительном обследовании. Просит о смягчении И. наказания;

- осужденный Л. считает приговор незаконным и утверждает, что сговора на разбойное нападение и убийство водителя с другими лицами у него не было, вывод суда о его виновности противоречит материалам дела и не подтверждается доказательствами. Вывод суда о наличии у него с И. и К. договоренности на убийство водителя противоречит показаниям И. и К. об обстоятельствах совершенного преступления. По его мнению, суд не принял во внимание заявление И. в судебном заседании о том, что убийство потерпевшего совершил он один, а на предварительном следствии оговорил его под воздействием работников милиции. Считает, что органами следствия и судом не установлен мотив преступления. Анализируя показания осужденных И. и К., делает вывод о том, что они являются противоречивыми и не могут быть положены в основу приговора. Указывает, что на предварительном следствии были нарушены его права, поскольку он был незаконно задержан, на него оказывалось физическое и психическое воздействие, а его допросы проводились без участия адвоката. Его отказ от участия адвоката был вынужденным, а права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, ему не разъяснялись. Ссылается на то, что суд не указал в приговоре срок наказания, назначенного по ст. 325 ч. 2 УК РФ. Считает, что суд неправильно исчислил ему срок отбытия наказания, указав 5 января 2001 года, тогда как он фактически был задержан 19 декабря 2000 года. Просит приговор отменить и дело направить на новое расследование;

- адвокат Дорофейчик В.А. в защиту интересов осужденного Л. указывает, что вывод суда о виновности Л. не основан на материалах дела, в основу приговора положены лишь противоречивые показания осужденных И. и К., данные на предварительном следствии. Анализируя показания осужденных И. и К., делает вывод о том, что вина Л. в подстрекательстве и пособничестве в убийстве Ш. не доказана. Полагает, что в ходе предварительного следствия были нарушены права Л., к которому применялось физическое и психическое насилие, а отказ от защитника был вынужденным.

Просит приговор отменить и дело направить на новое расследование;

- осужденный К. указывает, что вывод суда о его виновности в совершении разбойного нападения на водителя и его убийстве противоречит материалам дела и не основан на доказательствах. Утверждает, что в сговоре не состоял, в разбойном нападении и убийстве не участвовал, на предварительном следствии был вынужден оговорить себя и Л. под физическим и психологическим воздействием работников милиции. По его мнению, приговор является необоснованным. Просит приговор отменить, а дело направить на новое расследование;

- адвокат Варганов В.В. в защиту интересов осужденного К., не оспаривая фактические обстоятельства дела, установленные судом, в то же время считает, что суд в недостаточной мере учел характер и степень участия К. в преступлениях, что К. сделал явку с повинной, положительно характеризуется, возместил потерпевшей ущерб. Просит приговор изменить и назначить К. более мягкое наказание.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Ш.М. просит приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденных И. и К. в совершении инкриминируемых им преступлений, а Л. в совершении разбоя и похищении документов основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний осужденных И. и К., данных в ходе предварительного следствия, следует, что Л. предложил напасть на водителя автомобиля, выбросить водителя, а автомашину забрать. С этой целью Л. изготовил петлю и передал ее И. Они остановили автомашину и попросили отвезти их в указанное место. И. накинул на шею водителя петлю, и они заставили водителя пересесть на пассажирское сиденье. Приехав в безлюдное место, они вывели водителя из машины, сбили его с ног и И., затягивая петлю, задушил водителя. К. ударил водителя по голове металлической трубой. После чего они завладели автомашиной.

Из этих же показаний И. также видно, что в автомашине Л. сказал ему, чтобы он набросил петлю на шею водителя, а когда он сделал это, то Л. потребовал у водителя бумажник. Вместе с К. они сбили с ног водителя, а когда тот падал, то он затянул петлю.

Свои показания И. и К. подтвердили на очной ставке с Л.

Из показаний осужденного Л., данных в ходе предварительного следствия, следует, что они заранее договорились совершить нападение на водителя и приготовили петлю. И. накинул на шею водителя петлю, а К. ударил его локтем в грудь и заглушил автомашину. И. и К. вывели водителя из автомашины, после чего И. затянул петлю. На пустыре они оставили труп водителя, а сами скрылись на автомашине потерпевшего.

В судебном заседании осужденные Л., И. и К. не отрицали факт завладения автомашиной потерпевшего, а также тот факт, что именно И. затянул петлю на шее водителя.

Признавая данные показания осужденных И. и К. достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются между собой и соответствуют другим приведенными в приговоре доказательствам: показаниям осужденного Л., данным на предварительном следствии; показаниям свидетелей К., К.; протоколу осмотра места происшествия, в ходе которого на пустыре около с. Зеленая Поляна был обнаружен труп Ш. с признаками насильственной смерти; заключению судебно-медицинского эксперта о характере телесных повреждений, обнаруженных при исследовании трупа Ш., механизме их образования и причине его смерти; протоколу обыска в квартире К., в ходе которого были изъяты два белых шнура; заключению криминалистической экспертизы о том, что странгуляционная борозда шеи трупа Ш. могла образоваться от действия шнура, изъятого из квартиры К.; протоколом осмотра похищенной у Ш. автомашины, обнаруженной в домовладении в д. Заячьем.

Доводы жалобы осужденного К. о том, что умысла на разбой и убийство потерпевшего у него не было, а также доводы Л. о своей невиновности в совершении разбоя опровергаются приведенными выше доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Изложенные в жалобах осужденных доводы о том, что свои показания в ходе предварительного следствия они давали под давлением работников милиции, проверялись судом.

Признавая эти доводы несостоятельными, суд правильно указал, что показания осужденных, в том числе Л., получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, поскольку перед началом допроса им разъяснялось право не свидетельствовать против себя, показания они давали неоднократно, в присутствии адвокатов. При этом замечаний от участников этого следственного действия о незаконных методах следствия не поступило.

Оснований считать, что в ходе предварительного следствия И. и К. оговорили Л., у суда не имелось, о чем правильно указано в приговоре.

Доводы о том, что показания осужденных И. и К. являются противоречивыми, не основаны на материалах дела, согласно которым на предварительном следствии И. и К. прямо указывали об участии Л. в совершении разбоя.

Частичное изменение ими своих показаний в судебном заседании, являлось предметом исследования в судебном заседании и получило надлежащую оценку в приговоре, как того требует ст. 73 УПК РСФСР.

Нельзя признать состоятельными и доводы Л. о нарушении его права на защиту.

Как видно из материалов дела, перед началом допроса Л. разъяснялись права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, а также право иметь адвоката, о чем в протоколах допроса имеется собственноручная подпись Л. По первому требованию ему был предоставлен адвокат Дорофейчик В.А., которая принимала участие в следственных действиях.

Изложенные в кассационных жалобах осужденных Л. и К. об отсутствии у них сговора на убийство потерпевшего, а также доводы Л. о том, что не установлен мотив преступления, являлись предметом тщательного исследования в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре с приведением мотивов, не соглашаться с которыми у Судебной коллегии оснований не имеется.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Все доказательства, положенные в основу приговора, получены в соответствии с законом.

Квалификация действий И. и К. по ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" и ст. 325 ч. 2 УК РФ, является правильной.

Наказание осужденным И. и К. назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом тяжести содеянного, всех обстоятельств дела и данных о их личности.

Обстоятельства, на которые ссылаются в жалобах осужденные, их адвокат и защитник, в том числе явку с повинной И. и К., их участие в боевых действиях в Чеченской Республике, наличие у И. правительственных наград, и другие судом учтены.

Доводы защитника Погребняк о том, что психолого-психиатрическая экспертиза в отношении И. проведена неполно, являются несостоятельными.

Как правильно указано в приговоре, выводы данной экспертизы основаны на материалах дела, аргументированы и научно обоснованы. Оснований сомневаться в их достоверности не имеется.

Вместе с тем, вывод суда о виновности Л. в подстрекательстве и пособничестве в убийстве Ш. не основан на материалах дела и противоречит указанным в описательной части приговора обстоятельствам дела.

Как следует из показаний Л., об убийстве водителя с И. и К. он не договаривался, участия в убийстве не принимал, а из приведенных выше показаний осужденных И. и К. видно, что Л. предложил напасть на водителя и завладеть автомашиной. При этом намерений об убийстве водителя Л. не высказывал и участия в убийстве не принимал. Доказательств вины Л. в подстрекательстве и пособничестве в убийстве Ш. в материалах дела не имеется и в приговоре не приведено.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Л. по ст. 33 ч. 4, ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению за отсутствием состава преступления.

Кроме того, судом установлено, что осужденные договорились напасть на потерпевшего, используя в качестве орудия преступления веревку, а И. и использовал ее, применив к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья.

Поскольку сам Л. насилия к потерпевшему не применял, а данных о том, что его умыслом охватывалось причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, не имеется, то действия Л. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ подлежат переквалификации на п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

При назначении Л. наказания по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ Судебная коллегия руководствуется требованиями ст. 60 УК РФ.

Поскольку суд, признав Л. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 325 ч. 2 УК РФ не назначил ему по данной статье наказание, Судебная коллегия не назначает ему наказание по совокупности этого и других преступлений.

Данных о том, что осужденный Л. был задержан не 5 января 2001 года, как указано в протоколах задержания, а 19 декабря 2000 года, на что указывает осужденный в жалобе, в материалах дела не имеется.

Оснований для удовлетворения жалоб осужденных, их адвокатов и защитника в остальной части, не имеется.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 25 июля 2001 года в отношении И. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Тот же приговор в отношении Л. в части его осуждения по ст. 33 ч. 4, ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ отменить, а дело прекратить.

Переквалифицировать действия Л. со ст. 162 ч. 3 п. "в" на п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"