||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2002 г. N 14-о01-98

 

Председательствующий: Сорокин А.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Червоткина А.С., Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 21 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных О. и К., адвокатов Скуратова А.Н. и Анисимова О.В. на приговор Воронежского областного суда от 30 августа 2001 года, по которому

О., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден У., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., заключение прокурора Филимоновой С.Р. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

О. признан виновным в совершении убийства Л. группой лиц по предварительному сговору совместно с У., с особой жестокостью; К. - в пособничестве совершению этого убийства.

Преступления совершены в ночь на 28 апреля 2001 года в селе Смаглеевка Кантемировского района Воронежской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный У. виновным себя признал, а О. и К. - фактически не признали.

В кассационных жалобах:

Осужденный О. просит приговор отменить с прекращением дела, указывая на то, что Л. убил У., а он лишь сделал вид, что перерезает горло потерпевшему, хотя оно уже было перерезано У., и потерпевший был уже мертв. Сделал он это, опасаясь угрозы убийством со стороны У., которую воспринимал реально. В дополнительной жалобе он просит отменить приговор, либо смягчить наказание, указывая на те же обстоятельства, а также на то, что убийство совершил один У. Он (О.) веревку на шею потерпевшего не надевал, первоначальные показания давал под давлением работников милиции, показания свидетеля С. противоречивы и противоречат заключению судебно-медицинской экспертизы. Ранее он не судим, характеризуется положительно.

В его защиту адвокат Скуратов А.Н. просит приговор в отношении О. отменить с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления, указывая на то, что О. сам виновным себя никогда не признавал. В ходе предварительного следствия он оговорил себя под давлением правоохранительных органов. В основу приговора судом положены противоречивые показания свидетеля С., не соответствующие материалам дела. По утверждению адвоката предварительный сговор осужденных на совершение убийства не доказан, не установлен мотив преступления.

Осужденный К. просит приговор отменить с прекращением дела за отсутствием в его действиях состава преступления, указывая на то, что никакого содействия совершению убийства он не оказывал. На месте происшествия находился только под влиянием угроз со стороны У. С. он не удерживал, а, наоборот предлагал ему убежать, но тот тоже боялся У. Переданный ему У. нож он незаметно выбросил.

В его защиту адвокат Анисимов О.В. обращается с аналогичной просьбой, указывая на то, что в ходе предварительного следствия было нарушено право К. на защиту, он допрашивался без участия адвоката. Виновным он себя не признавал, его показания об отсутствии сговора на убийство не опровергнуты. С. он не удерживал, а лишь делал вид, что удерживает в то время, когда на них обращал внимание У.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность У. и О. в совершении убийства, а К., в пособничестве убийству подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В судебном заседании У., признав себя виновным в убийстве, показал, что он с помощью О., К. и А. решил разобраться с Л., с которым у него сложились неприязненные отношения. Все согласились, взяли с собой два ножа, веревку и пошли на ферму, где на дежурстве находились Л. и С. В сторожке он сразу стал избивать Л., надел ему на шею веревочную петлю. Л. вытащили на улицу. Он решил убить Л. О. и А. на веревке вели Л. в сторону лесополосы. По дороге и в лесополосе он продолжал избивать потерпевшего, наносил ему удары ножом. Потом передал нож О., который и до этого изъявлял желание перерезать горло Л. О., наклонившись к лежащему на земле Л., перерезал ему горло.

О. в судебном заседании не отрицал, что был согласен участвовать в разбирательства с Л. У. предложил ему и К. присматривать за С., пока он будет разбираться с Л. Он подтвердил также, что вместе с А. за накинутую на шею потерпевшего веревочную петлю вытаскивал его на улицу и вел его в лесополосу. Он действительно по указанию У. наклонялся к Л. и делал вид, что перерезает ему горло, на самом деле этого не делал, так как Л. был уже убит У.

К. в судебном заседании эти обстоятельства подтвердил, в том числе и тот факт, что О. с ножом в руках наклонялся к лежащему на земле Л., находился в таком положении около минуты, а когда поднялся, то руки его были в крови.

Вместе с тем в ходе предварительного следствия У. показывал, что между ним и О., К. и А. сразу состоялась договоренность убить Л. При этом он и О. должны были непосредственно совершать убийство, а К. и А. - удерживать С., чтобы тот не помешал (т. 2, л.д. 77 - 79).

О. в ходе предварительного следствия также показывал, что У. сразу заявлял, что будет резать Л. К. должен был взять на себя С. После того, как У. избил Л., нанес ему удары ножом, У. предложил ему (О.) добить потерпевшего, что он и сделал, перерезав потерпевшему горло (т. 1, л.д. 51 - 55, 86 - 87, 130 - 132).

К. в ходе предварительного следствия также подтверждал, что они шли убивать Л. При этом О. по дороге на ферму говорил, что хочет перерезать человеку горло. Его роль заключалась в том, что он должен был держать С., что он и делал. В сторожке сел на кровать к С., чтобы тот не мешал, сказав ему, чтобы он лежал и не вмешивался. По пути в лесополосу он удерживал С. за рукав, чтобы он не убежал (т. 1, л.д. 64 - 69, 82 - 83, 117 - 119).

Эти показания осужденными давались неоднократно, на допросах, проводившихся в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в том числе с участием защитника, подтверждены другими доказательствами, поэтому суд обоснованно признал их достоверными.

Изложенные в кассационной жалобе адвоката Анисимова О.В. доводы о том, что в ходе предварительного следствия было нарушено право К. на защиту, опровергаются материалами дела, из которых видно, что К. разъяснялось его право пользоваться услугами адвоката (л.д. 63, 82), однако от услуг адвоката он отказывался. При предъявлении обвинения он заявил о желании иметь защитника, адвокат ему был предоставлен, и на допросе в качестве обвиняемого К. дал аналогичные предыдущим показания.

Показания о роли каждого в совершении преступления, данные осужденными в ходе предварительного следствия, подтверждены показаниями потерпевшего С., который, в частности, показал, что, ворвавшись в сторожку, У. стал избивать Л., а К. сел к нему на кровать и держал за руку. Когда шли в сторону лесополосы, то У. продолжал избивать Л., которого О. вел за накинутую на его шею веревку. С. показал также, что по предложению У. О. добил Л., перерезал ему горло и ударил ножом в область шеи сзади. До этого Л. подавал признаки жизни. Все это время К. держал его за руку, а когда он попытался освободиться, то велел ему не дергаться.

Показания указанных лиц о способе и других обстоятельствах убийства подтверждены объективными доказательствами: протоколом осмотра места происшествия (т. 1, л.д. 2 - 11); заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть Л. наступила проникающего ранения передней поверхности шеи, возникшую от неоднократного движения травмирующего колюще-режущего предмета, на теле погибшего обнаружено и множество других ранений (т. 1, л.д. 16 - 23).

Показания потерпевшего С. о том, что О. не только перерезал горло потерпевшему, но и ударил ему ножом в область шеи сзади, на что акцентируется внимание в кассационной жалобе осужденного О., не противоречит, а, наоборот, соответствует заключению судебно-медицинского эксперта, в котором зафиксированы несколько ранений в области шеи, а также в области лопатки.

Согласно заключению биологической экспертизы на одежде осужденных У. и К. обнаружена кровь, которая может принадлежать потерпевшему (т. 1, л.д. 164 - 165).

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств, и сделан обоснованный вывод о виновности осужденных.

Доводы осужденного К. о том, что он не являлся пособником убийства, не удерживал С., предлагал ему убежать, опровергаются материалами дела. Из показаний С. следует, что К. сел к нему на кровать, держал за руку, чтобы он не помешал действиям У. и не смог скрыться. К., хотя по дороге к лесополосе и предлагал ему бежать, но продолжат держать за руку и препятствовал С., когда тот хотел освободить свою руку. Из показаний, данных осужденными в ходе предварительного следствия, роль К. и заключалась в нейтрализации С., чтобы тот не препятствовал убийству и не сообщил о нем, не смог убежать и обратится за помощью.

Необоснованны и утверждения, содержащиеся в жалобе адвоката Скуратова А.Н. о том, что не установлен мотив преступления. Как видно из показаний осужденного У., свидетелей К.В., Л.Л. и других о том, что У. и Л. находились в конфликтных отношениях, возникших на бытовой почве, и Л. опасался У.

Из материалов дела следует, что У. и О. действовали согласованно, смерть потерпевшего наступила от их совместных действий. Суд обоснованно расценил действия осужденных как убийство, совершенное с особой жестокостью. К. обоснованно признан виновным в пособничестве убийству в виде устранения препятствий совершению преступления от возможного вмешательства С. Эти выводы суда мотивированы в приговоре.

Действиям всех осужденных судом дана правильная правовая оценка.

В то же время в описательной части приговора ошибочно указано, что У. группой лиц по предварительному сговору с О. и К. совершили умышленное убийство с особой жестокостью. Как установлено судом, К. непосредственного участия в убийстве не принимал, а явился пособником убийства, совершенного У. и О.

При таких обстоятельствах приговор суда в отношении К. подлежит изменению, из него следует исключить указание на совершение им убийства группой лиц по предварительному сговору.

Наказание У., О. и К. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом данных о личности каждого из них, всех обстоятельств дела, с учетом роли каждого из них в совершении преступления. Поэтому оснований для снижения назначенного им наказания не усматривается.

Руководствуясь ст., ст. 332, 339, 350 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Воронежского областного суда от 30 августа 2001 года в отношении К. изменить, исключить из описательной части приговора указание о совершении им убийства группой лиц по предварительному сговору.

В остальной части приговор в отношении К., а также этот же приговор в отношении О. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"