||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2002 г. N 10-О01-35

 

Предс.: Бурков В.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Истоминой Г.Н., Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 21 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Х., адвоката Ренжина В.А. на приговор Кировского областного суда от 31 июля 2001 года, которым

Х., <...>, татарин, со средним образованием, женатый, судимый 24 февраля 1994 года по ст. ст. 93-1, 212-1 ч. 2, 218 ч. 2, 98 ч. 1, 144 ч. 2, 15 и 145 ч. 2, 191-2 УК РСФСР к восьми годам лишения свободы, постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 1996 года приговор изменен, действия Х. переквалифицированы со ст. 93-1 УК РСФСР на ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, по ст. 98 ч. 1 УК РСФСР от наказания Х. освобожден, по совокупности преступлений наказание ему определено 8 лет лишения свободы, освобожденный 23 ноября 1999 года условно-досрочно на один год десять месяцев 12 дней, -

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на тринадцать лет, по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ на три года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Х. назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Х. в пользу Б. в счет компенсации морального вреда 200000 рублей.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Х., поддержавшего свою и защитника Ренжина В.А. кассационные жалобы, заключение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Х. признан виновным и осужден за умышленное причинение смерти Б.Д., совершенное неоднократно, за неправомерное завладение автомобилем без цели его хищения неоднократно, совершенные 2 марта 2001 года при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный Х. указывает, что с приговором он не согласен. Отмечает, что в первый день судебного заседания он заявил о том, что в ходе следствия чистосердечные признания были взяты у него путем обмана, в результате морального давления на него со стороны органов дознания, которые убедили его отказаться от адвоката.

Однако эти его доводы суд во внимание не взял. Находит, что имели место халатность или предвзятое к нему отношение. В первый день суда он давал показания обратные показаниям свидетелей. Это сделал для того, чтобы суд более тщательно разобрался в деле, установил истинные причины происшедшего, а суд сделал ошибочный вывод о том, что он, изменив показания, пытался смягчить свою вину.

Показания свидетелей А. и С.В. изменены. От помощи врача он не отказывался, а сам остановил их на дороге, просил забрать Б.Д. или оказать ему помощь. На свидетеля С. в судебном заседании было оказано давление, в связи с чем тот испугался и сказал о том, что забыл события.

Адвокат на суде его (Х.) не пытался защищать, в судебном заседании находился формально.

Психиатрическая экспертиза в отношении него (Х.) была проведена спустя полтора-два месяца после его задержания, а должна проводиться, как он считает, сразу, тем самым, органами следствия требования закона были игнорированы.

Излагает, что следователю он (осужденный) говорил о том, что конфликт с Б.Д. у него возник в связи с тем, что тот стал распространять о нем и его семье неправдивые слухи, избегал с ним встреч, перестал к нему заезжать. Коммерсанты из Казани сказали ему, что Б.Д. наговорил им про него гадостей. Решив с ним поговорить, он и позвал его в п. Юрью, сказав ему, что намерен там совершить коммерческую сделку. Нож взял с собой для того, чтобы припугнуть Б.Д., если он вдруг полезет драться. Ему (Х.) надо было, чтобы Б.Д. признал свою вину и выехал из г. Кирова. Однако Б.Д. сказал, что переезжать из Кирова никуда не собирается, начал обзывать его и жену. Тогда он (Х.) достал нож, крикнул, чтобы Б.Д. замолчал, но того нельзя было успокоить. Так все и случилось. Однако эти обстоятельства следователь упустил.

Х. в жалобе утверждает, что по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ он осужден необоснованно. Следователь ограничился показаниями владельца автомобиля - А.Р., который умолчал по неизвестной причине, что был в курсе того, что он (осужденный) ездил на его автомашине по доверенности, выданной ему его зятем - Б.Д. Эту доверенность он (Х.) считал действительной. По этому эпизоду обвинения осужденный приводит показания своей жены. Отмечает, что работника ГИБДД Т. следователь и суд не допросили.

Просит приговор отменить за жесткостью назначенного наказания, за нарушением норм УК РФ и УПК РСФСР, назначить новое расследование. Считает, что его действия подлежат квалификации по ст. 107 УК РФ, а ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ из его обвинения исключить.

Аналогичные доводы осужденный приводит в своих дополнениях к жалобе. Утверждает, что приговор не отвечает требованиям закона о полноте и объективности исследования обстоятельств по делу. Постановлен он предвзято, с нарушением ст. ст. 20, 301 УПК РСФСР. Судом не приняты во внимание его доводы об отсутствии у него умысла на убийство Б.Д., о том, что ножом он ударил последнего в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а ключом нанес удары с целью инсценировки драки, полагая, что потерпевший мертв.

Суд обязан был провести психолого-психиатрическую экспертизу для определения его психофизиологического состояния в момент совершения преступления, ибо заключение проведенной по делу психиатрической экспертизы противоречит материалам дела, в частности, показаниям А. и С.В. Данная экспертиза, по мнению осужденного, проведена халатно, с нарушением требований ст. 80 УПК РСФСР.

Просит назначить и провести в отношении него стационарную психиатрическую экспертизу для решения вопроса было у него или нет состояния аффекта.

К проверке его заявления о незаконных методах ведения следствия прокурор отнесся халатно.

Предполагает, что свидетели П. и С. были допрошены при помощи давления. Данные о его и личности потерпевшего не установлены, в том числе их различия по возрасту, физическому развитию, состоянию здоровья и т.п.

Утверждает, что он не знал, уполномочен ли был Б.Д. на передоверие другому лицу на управление автомашиной. Ему (осужденному) никто не говорил, что доверенность выдана незаконно.

Указывает, что дело сфабриковано.

Просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование. Первые его показания на следствии считать недействительными.

Адвокат Ренжин В.А., выступающий в защиту осужденного, в кассационной жалобе указывает, что с приговором он не согласен, считает его чрезмерно суровым. Отмечает, что родители Х. больны, нуждаются в постоянном уходе, он имеет малолетнего ребенка, жена у него не работает, они лишены материальных средств к существованию. Эти данные, а также явку осужденного с повинной, активное им способствование раскрытию преступления, то, что он извинился перед потерпевшими и уверил их в своем намерении возместить им моральный вред в полном объеме, суд не учел.

Просит приговор изменить, с точки зрения защитника, суд был вправе применить в отношении Х. ст. 64 УК РФ, назначить ему более мягкое наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина Х. в убийстве Б.Д. подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Х. в начале судебного следствия показал, что знал Б.Д. с лета 2000 года, с которым он занимался коммерческой деятельностью. В начале 2001 года узнал, что тот распространяет порочащие его сведения. Ему это не нравилось, он решил поговорить с Б.Д. и П., поставить точки над "и". 2 марта 2001 года ему (Х.) нужно было по коммерческим делам съездить в поселок Юрья. В связи с этим решил попросить у Б.Д. машину, который в то время проживал у П. Умысла на убийство Б.Д. у него не было. Нож с собой не брал. Просто знал, что в бардачке автомашины действительно находился нож. Б.Д. и П. попросились прокатиться с ним до п. Юрья. Он согласился, так как с ним уже был С. Он (Х.), С., П. и Б.Д. на автомашине под управлением последнего выехали в п. Юрья. В пути он (Х.) Б.Д. и П. высказал свои недовольства, уличал во лжи, обмане. Они все отрицали. Потом по его просьбе Б.Д. остановил машину. Они вышли из автомобиля. Б.Д. стал оскорблять его и его жену, говорил о ее ему (Х.) неверности. Ударил его в лицо. Он (Х.) был оскорблен словами Б.Д. Достал из багажника ключ и нанес им удары Б.Д. Б.Д. увидел в машине нож, схватил его и наставил на него (Х.). Что было дальше, он (Х.) не помнит, хотя сел за управление автомашиной и куда-то безразлично ехал. Б.Д. лежал на заднем сиденье. Кто-то из ребят сказал, что Б.Д. - мертв.

На перекрестке он повернул машину в сторону города Котельнича. Проехав какое-то расстояние, остановил машину, вытащил Б.Д. из салона, посадил на бровку дороги. После этого на автомашине Б.Д. под его (Х.) управлением он, С. и П. поехали в Котельнич, затем - в Советск, оттуда - в Киров, свернули в Нововятск и машину поставили на территории базы "Стройэкспресс", ключи и техталон на машину передали знакомому П. - С.Н. По дороге С. и П. рассказали ему, что вначале он и Б.Д. оскорбили друг друга, подрались. Одной рукой он (Х.) держал у Б.Д. нож, а другой бил его ключом-баллонником. Потом вырвал у него нож. Б.Д. повернулся спиной и он (Х.) нанес ему удар ножом. Б.Д. убегал от него. Они еще сидели с ним и разговаривали.

Указывал, что по дороге в Юрью они много ругались, разбирались в том, что они его оклеветали, растратили деньги. После остановки машины Б.Д. начал протирать лобовое стекло. Он (Х.) вновь стал уличать его в обмане. Тот оскорбил его жену, семью. Он тоже оскорбил Б.Д. и ударил. В ответ Б.Д. нанес удар ему.

В конце судебного следствия Х. пояснил, что поехать в п. Юрья Б.Д. пригласил он. Во дворе дома П. взял из "бардачка" нож и положил себе в карман, поскольку предполагал характер разговора с Б.Д., в случае чего хотел его запугать. Он и Б.Д. находились у машины. Последний его оскорбил и сказал, что ему с таким как он (Х.)не по пути. Ему стало обидно, ибо Б.Д. жил у него, питался. Он (Х.) достал нож и нанес им удар в спину Б.Д. Последний побежал от него. Он стал его преследовать. Потом затащил Б.Д. на заднее сиденье автомашины. По дороге в сторону Кирова кто-то сказал, что Б.Д. умер. Тогда он решил оставить Б.Д. на дороге. Повернул на Котельнич. Вытащил Б.Д. из машины на бровку дороги, стащил в овраг, нанес ему несколько ударов ключом-баллонником, создавая вид, что Б.Д. с кем-то подрался.

Указал, что протирал кровь на двери машины, не исключал, что убрал чехол, который был в крови потерпевшего.

Поехал в тот день с Б.Д., чтобы поговорить с последним.

Уезжая с ним на дальнее расстояние, хотел запугать его, пошантажировать, чтобы он уехал из г. Кирова. В пос. Юрья ничего покупать не собирался. Нож взял заранее, чтобы испугать Б.Д.

В собственноручно написанном чистосердечном признании Х. в ходе следствия указывал, что Б.Д. ему нужен был для разговора. С этой целью он поехал к П., у которого в то время проживал Б.Д. Придумал историю о необходимости поездки в п. Юрья.

По дороге попросил Б.Д. остановить машину. Стал высказывать ему претензии. Сказал, чтобы он (Б.Д.) забирал от него (Х.) свои тряпки и уезжал. Тот говорил оскорбительное в адрес его семьи. Он (Х.) достал нож, который взял с собой из дома, чтобы попугать Б.Д., но Б.Д. схватил его за локоть, поскользнулся, потянул его за собой. Они оба упали. Понял, что нож в спине Б.Д. Последний вскочил. Он (Х.) испугался и побежал за потерпевшим. Навстречу ехали две машины. "Скорая" остановилась. Он попросил взять Б.Д., но те отказались это сделать, уехали. Он засунул Б.Д. в машину и поехал в сторону Кирова. Б.Д. был живой. У развилки перестал говорить. Подумал, что он умер, решил его выбросить, что и было сделано по пути в Котельнич. Нож выбросило на дороге. Знал, что это все будет раскрыто. Приехал домой, спокойно стал ждать своего задержания.

При допросе в качестве подозреваемого пояснял, что Б.Д. пытался поссорить его с лицами, с которыми он занимался коммерческими делами. Он хотел поговорить с ним, чтобы тот уезжал из г. Кирова.

2 марта решил под предлогом получения денег за машинки "Зингер" в Юрье, выехать с Б.Д. за город, поговорить с ним. Чтобы запутать его, взял из дома нож, с длиной лезвия сантиметров 15. В дороге Б.Д. по его просьбе остановил машину. Он у машины стал разговаривать с Б.Д., объяснял, что он (Х.) о нем думает, высказал претензии, сказал, чтобы он уезжал из Кирова, такой друг, как Б.Д., ему в городе не нужен. Б.Д. стал объяснять П., что его (Х.) слова неверные, отказывался уезжать из города, так как у него пошли дела. П. предложил ехать домой, последний и С. стали садиться в машину. Б.Д. тоже пошел к дверце со стороны водителя. Он (Х.) крикнул, что не шутит, лучше Б.Д. уехать. Достал нож. Увидев нож, Б.Д. схватил его за локоть правой руки, дернул на себя, обхватил его и притянул к себе. Его (Х.) рука с ножом оказалась за спиной Б.Д. Они упали. Вскочив, он (Х.) увидел, что его правая рука и нож в крови. Б.Д. отбежал от него, крикнул, зачем он это сделал. Б.Д. побежал в сторону Юрьи, он за ним. Хотел догнать и отвезти в больницу. Проезжавшие машины не останавливались.

С раненым Б.Д. поехал в Киров. Кто-то из ребят сказал, что Б.Д. мертв. Он (Х.) сказал, что нужно выкинуть труп. По дороге на Котельнич достал Б.Д. из машины, положил на обочину. Достал из багажника ключ-баллонник и нанес Б.Д. несколько ударов этим ключом, после чего оттуда они уехали.

Дома он свитер, брюки замочил в ванной с порошком, промыл их, сполоснул и снова замочил. На рукаве свитера была кровь.

Свидетель С. на предварительном следствии и в судебном заседании показал, что 2 марта 2001 года он Х., Б.Д. и П. на автомашине выехали из г. Кирова в п. Юрью. В дороге сделали остановку. Между Х. и Б.Д. произошел конфликт, Х. предъявлял Б.Д. претензии, говорил, что тот мешает ему в коммерческой деятельности. Потом они собрались ехать домой. Х. неожиданно достал из своей одежды нож и ударил им в спину Б.Д. До этого борьбы, драки между ними не было, никто из них не падал. Х. нанес удар ножом Б.Д. в тот момент, когда последний открывал дверцу машины у водительского места. После удара Б.Д. спросил: "За что?", побежал в сторону Юрьи. Х. преследовал Б.Д. Тот упал. Осужденный махнул рукой, чтобы они подгоняли машину. Но она не заводилась, пришлось ее толкать. Х. затащил Б.Д. на заднее сиденье. Проезжавшая мимо "скорая помощь" остановилась. С находившимся в ней людьми разговаривал Х., а потом сел на водительское место их машины и они поехали в сторону Котельнича. Х. сказал, что при выезде в г. Киров стоят посты ГАИ, нужно избавиться от Б.Д. В дороге Х. остановил автомашину, столкнул Б.Д. в кювет и нанес ему ключом несколько ударов. После этого на автомашине Б.Д. под управлением Х. поехали в г. Киров. Машину они оставили у знакомого П. - С.Н.

Свидетель П. на следствии пояснял, что 2 марта 2001 года к нему домой пришли Х. и ранее незнакомый ему С. В то время у него (П.) проживал Б.Д. Те стали уговаривать Б.Д. съездить в п. Юрью. Тот согласился. Съездить с ними решил и он (П.). В дороге Х. попросил Б.Д. остановить машину. Х. стал предъявлять Б.Д. претензии в том, что тот в своих разговорах порочил его коммерческую репутацию, давал ложную информацию. В разговоре Б.Д. и Х. употребляли нецензурные выражения. Увидев, что возник конфликт, он (П.) предложил всем вернуться в г. Киров, все вопросы решить там. Все вроде с его предложением согласились, стали садиться в машину. Б.Д. садился на место водителя. Тут он (П.) услышал вскрик Б.Д. Увидел, что Б.Д. стоял спиной к Х., а потом повернулся к осужденному, сказал: "Х., ты что делаешь, за что?" На спине Б.Д. появилась кровь. Б.Д. стал шататься, пятиться в сторону Юрьи, побежал; за ним - Х. Он (П.) пытался словесно остановить осужденного. Потом Х. что-то говорил с лицами, ехавшими в проезжающих машинах. Те уехали. Затем Х. затащил Б.Д. в автомашину на заднее сиденье, сел на водительское место и они поехали в обратном направлении, затем в сторону г. Котельнича. Б.Д. был жив, пытался приподняться. Временами терял сознание. Не доезжая до города Орлова, Х. остановил машину, вытащил из нее Б.Д., оттащил от дороги на несколько метров. Взял из багажника машины ключ-баллонник, подошел к Б.Д. Он (П.) услышал глухие звуки ударов.

Х. вернулся, ключ положил в багажник. Затем они поехали в г. Киров. Машину оставили на территории базы у С.Н.

Свидетель С.В. пояснила в суде, что в тот день между 13 и 14 часами она с А. проезжали на дороге после поворота на Юрью. Там стояла машина. Их остановил мужчина и сказал, что нужна помощь, так как кого-то сбила машина. Она объяснила, что у них нет медикаментов, посоветовала быстрее ехать в Юрью. Пострадавшего она не видела. Хотела выйти и осмотреть его. Однако молодой человек подошел к своей машине, сел за руль и помчался в сторону Юрьи. Произошло это очень быстро, она даже не успела выйти из машины. Ей показалось, что в автомашине того парня кто-то лежал на заднем сиденье. Они (С.В. и А.) поехали дальше. Через некоторое время та машина их обогнала. Они с А. удивились, почему те повернули обратно.

Аналогичные показания в судебном заседании дал свидетель А.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что 3 марта 2001 года на участке автодороги "Вятка" между городами Киров и Орлов в 70 метрах от дорожного знака 56 километров в сторону г. Орлова был обнаружен труп мужчины.

Материалами дела установлено, что А.Р. опознал в нем Б.Д.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Б.Д. наступила в результате слепого проникающего колото-резаного ранения левой половины грудной клетки с повреждением по ходу раневого канала мягких тканей грудной клетки, левого легкого, осложнившимся обильной кровопотерей.

У Б.Д. были выявлены прижизненные повреждения: 2а) слепое проникающее колото-резаное ранение задней поверхности левой половины грудной клетки - рана располагалась в проекции 7 межреберья на 2 см влево от околопозвоночной линии, она располагалась горизонтально, длина ее была 2 см, направление раневого канала сзади наперед, справа налево, сверху вниз с повреждением мягких тканей грудной клетки, пристенной плевры, левого легкого, глубина его до 7,5 см; 2б) колото-резаное ранение 5 пальца правой кисти с пересечением основной фаланги, перелом основной фаланги 4 пальца левой кисти; 2в) колото-резаные ранения левой заушной области (1), затылочной области (2), правой теменной области (1), правой боковой поверхности шеи (1); 2г) ссадины лица, кровоподтеки тыла левой кисти.

Колото-резаные ранения возникли в результате не менее 6 воздействий с достаточной силой колюще-режущего орудия, возможно ножа, с длиной клинка не менее 7.5 см; ссадины, кровоподтеки и перелом пальца возникли от действия твердых тупых предметов.

В момент образования повреждений потерпевший находился к нападавшему задней поверхностью тела. После причинения потерпевшему всех повреждений возможность им совершения ограниченных самостоятельных действий, в том числе передвигаться, звать на помощь, не исключается.

Локализация и количество повреждений на одежде соответствуют повреждениям на теле потерпевшего.

Причинение повреждений самим потерпевшим исключается.

Повреждения на теле потерпевшего имели прижизненный характер, все они могли быть причинены одномоментно, в короткий промежуток времени.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на куртке Х. была обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Б.Д. и не могла принадлежать Х.

Вина Х. в убийстве Б.Д. подтверждается другими материалами дела.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Х. в умышленном причинении смерти Б.Д. на почве личных неприязненных отношений, совершенном неоднократно.

По изложенным в приговоре основаниям действия Х. по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда в этой части обвинения Х. мотивированы, они соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам происшедших событий, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Не доверять показаниям свидетелей А., С.В., С., П. у суда оснований не было. Первые трое как на предварительном следствии, так и в судебном заседании давали последовательные показания. Показания названных свидетелей согласуются между собой, подтверждаются другими доказательствами. Противоречий в их пояснениях не имеется.

Оговора Х. со стороны свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Суд пришел к правильному выводу о том, что для оговора осужденного оснований у свидетелей не было. Не приведено таковых и Х. Сам осужденный заявлял в суде, что он доверяет показаниям свидетелей С. и П.

Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, по делу не установлено.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Всем доказательствам по делу, связанным с эпизодом обвинения осужденного в убийстве Б.Д., в том числе показаниям Х. на предварительном следствии и в судебном заседании, при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Ссылки Х. в жалобе на то, что на следствии показания от него получены путем обмана, морального давления, что С. и П. допрошены "под давлением", а на первого было оказано давление и в суде, материалами дела не подтверждены, противоречат им.

Сам осужденный признал в суде, что пригласил Б.Д. поехать в п. Юрью, под предлогом своих коммерческих дел. Перед поездкой заранее вооружился ножом. Выехали они из города на значительное расстояние, в безлюдное место. Остановились на дороге по его просьбе. Инициатива выяснения отношений с Б.Д. исходила от Х. В процессе разговора оба они употребляли нецензурные выражения. Х. вынуждал Б.Д. покинуть г. Киров. Из показаний С., П. видно, что Х. ударил Б.Д. ножом в спину неожиданно, когда тот садился в машину. Перед этим они не дрались, не падали. О причинении ножевого ранения в область спины Б.Д. свидетельствует заключение судебно-медицинского эксперта. После удара ножом, нанесенного Х. в спину Б.Д., последний пытался убежать, однако осужденный догнал его, посадил в автомашину, вывез на другой участок дороги, где нанес ему удары ключом, где оставил, скрывшись с места преступления. Как видно из заключения судебно-медицинского эксперта, все повреждения Б.Д. были причинены прижизненно.

Указанные фактические данные, те факты, что в качестве орудия преступления Х. использовал нож, нанес им с достаточной силой удар в жизненно важные органы потерпевшего, характер и локализация причиненных ему им телесных повреждений, свидетельствуют о наличии у осужденного умысла на лишение жизни Б.Д.

Между действиями Х. и наступившими последствиями - смертью Б.Д. имеется прямая причинная связь.

Мотив этого преступления со стороны осужденного проверялся, он установлен и указан в приговоре.

Доводы Х. в жалобе об отсутствии у него умысла на убийство Б.Д., о совершении им этого преступления в состоянии аффекта несостоятельны, на материалах дела не основаны.

Эти версии исследованы, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Доказательства по делу не свидетельствуют о нахождении Х. в той ситуации в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или в состоянии необходимой обороны.

Психическое состояние осужденного выяснялось.

Заключением судебно-психиатрической экспертизы установлено, что Х. в период совершения инкриминируемого ему деяния признаков какого-либо хронического или временного психического расстройства не обнаруживал. У него отсутствовали признаки нарушенного сознания, он правильно ориентировался в окружающем, совершал целенаправленные действия, у него отсутствовали психопатологические расстройства. Он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время Х. также не страдает каким-либо психическим расстройством, может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.

Данная экспертиза проведена компетентными на то лицами. Обстоятельства по делу, данные о личности Х. экспертам были известны, они были предметом исследования, получили оценку в заключении. Выводы экспертов мотивированы, они не противоречат материалам дела. Объективность заключения врачей-экспертов сомнений не вызывает.

С учетом этого заключения, личности осужденного, его поведения до, во время и после совершения преступления, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Х. обоснованно признан вменяемым.

Для проведения в отношении осужденного повторной, в том числе стационарной, судебно-психиатрической экспертизы, а также судебно-психологической экспертизы оснований не имеется.

Проведение судебно-психиатрической экспертизы в отношении Х. не сразу, а спустя определенное время после его задержания, о чем он указывает в жалобе, нарушением закона не является и не свидетельствует о необъективности заключения экспертов, проведенного по делу предварительного следствия.

Данные о личностях осужденного и потерпевшего в материалах дела имеются. Их личности, отношения между ними судом исследованы с достаточной полнотой.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права Х. на защиту, влекущих отмену или изменение приговора в части его осуждения по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Для отмены приговора в части осуждения Х. по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ, переквалификации его действий на ст. 107 УК РФ, как о том он ставит вопрос в жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

Наказание осужденному по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им этого преступления, его личности, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на его исправление, на условия жизни его семьи. Назначенное наказание ему чрезмерно суровым, явно несправедливым по данной статье уголовного закона не является. При этом требования закона судом не нарушены.

Оснований для смягчения Х. по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ наказания, для применения в отношении него положений ст. 64 УК РФ не имеется.

Что касается осуждения Х. по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ, то приговор в этой части подлежит отмене по следующим основаниям.

Угон транспортных средств, уголовная ответственность за который предусмотрена ст. 166 УК РФ, означает неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения путем незаконной поездки на нем.

В судебном заседании осужденный Х. утверждал, что Б.Д. выдал ему доверенность на право управления автомашиной "ВАЗ-21093" госномер <...>, дал ему от нее второй комплект ключей. Это же он указывает и в своей жалобе, утверждая, что при даче ему этой доверенности Б.Д. он не знал, уполномочен ли был тот совершать эти действия. Б.Д. сказал ему, что он это может делать и сделал. По этой доверенности он (Х.) ездил на машине А.Р. Его останавливали работники ГИБДД, проверяли документы, однако ему никто не говорил о том, что доверенность ему выдана незаконно.

Эти показания Х. и доводы его жалобы материалами дела не опровергнуты.

Сам суд при постановлении приговора указал, что показаниями Х. и Е. установлен факт написания Б.Д. Х. доверенности на право управления автомашиной.

При таких обстоятельствах с выводами суда о неправомерном завладении Х. автомашиной, о наличии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ, согласиться нельзя.

Умысел осужденного на угон автомашины, на совершение данного преступления в той ситуации по делу не установлен.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Кировского областного суда от 31 июля 2001 года в отношении Х. в части его осуждения по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления.

Тот же приговор в отношении него изменить, исключить назначение наказания ему по совокупности преступлений в порядке ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Считать Х. осужденным по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном данный приговор в отношении него оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Г.Н.ИСТОМИНА

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"