||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2002 г. N 48-о01-198

 

Председательствующий: Айрапетян И.Д.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Червоткина А.С., Коваля В.С

рассмотрела в судебном заседании от 21 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Л. и адвоката Колодка И.Е. на приговор Челябинского областного суда от 22 октября 2001 года, по которому

Л., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 317 УК РФ на двенадцать лет, по ст. 318 ч. 2 УК РФ на шесть лет, по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на три года, по ст. 264 ч. 1 УК РФ на один год и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на тринадцать лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., выслушав выступления осужденного Л. и адвоката Колодка В.И. подтвердивших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей необходимым приговор изменить, переквалифицировать действия Л. со ст. 317 на ст. 318 ч. 2 УК РФ и снизить назначенное ему наказание, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признан виновным: в нарушении правил дорожного движения, повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью Г.; в краже чужого имущества неоднократно, с незаконным проникновением в жилища Д. и К., с причинением значительного ущерба; в совершении насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти - работника милиции Т. в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, а также в посягательстве на жизнь работника милиции Я.

Преступления совершены 15 июня 2000 года, в период с 27 по 30 октября 2000 года и 06 апреля 2001 года в г. Челябинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Л. виновным себя по ст. 264 ч. 1 УК РФ признал, а в остальном - не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Л. просит приговор в части его осуждение по ст. ст. 317, 318 ч. 2 и 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ отменить с прекращением дела, указывая на то, что он этих преступлений не совершал, дело сфабриковано против него работниками милиции, чтобы скрыть свои неправомерные действия по применению к нему насилия. Указывает, что в квартиру Д. заходил, поскольку дверь была открыта, и он подумал, что кто-то нуждается в посторонней помощи. В квартиру К. не проникал, насилия по отношению к работникам милиции не применял, воспринял их действия как нападение бандитов и был избит ими. Все вещественные доказательства по делу были изъяты с нарушением закона и не имеют доказательственной силы. Потерпевший Т. и Я. дали по делу противоречивые показания. По заключению биологической экспертизы на ноже обнаружена кровь, которая не принадлежит ни ему, ни потерпевшим. Дело было направлено в суд без утверждения прокурором обвинительного заключения, ему необоснованно было отказано в ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 236 УПК РСФСР. Кроме того, осужденный просит смягчить назначенное по ст. 264 ч. 1 УК РФ наказание до пределов, не связанных с лишением свободы с учетом его первой судимости, положительных характеристик, нахождения на иждивении малолетнего ребенка.

- Адвокат К. обращается с аналогичной просьбой, указывая на то, что виновность Л. в совершении краж и применении насилия по отношению к работникам милиции не доказана. Материалами дела не опровергнуты утверждения Л. о том, что в квартиру Д. он заходил в открытую дверь, думая, что, возможно, кто-то в квартире нуждается в помощи, а в остальном дело сфабриковано работниками милиции, которым ранения причинены неустановленным лицом. По мнению адвоката действия Л. неверно квалифицированы по ст. 317 УК РФ, поскольку умысел виновного лица на лишение жизни потерпевшего Я. не установлен.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия считает, что приговор в части осуждения Л. в части осуждения по ст. 317 УК РФ подлежит изменению, а в остальном является законным и обоснованным.

Виновность Л. по ст. 264 ч. 1 УК РФ подтверждена доказательствами, подробно изложенными в приговоре, и в жалобе не оспаривается.

Его виновность в совершении кражи из квартиры Д. подтверждена протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого в квартире потерпевшей обнаружены следы пальцев рук (т. 1, л.д. 171 - 172).

По заключению дактилоскопической экспертизы эти следы оставлены Л. (т. 1, л.д. 195 - 197).

Доводы осужденного о том, что он лишь заходил в эту квартиру через открытую дверь, опровергаются местами обнаружения этих следов. Для того чтобы убедиться в отсутствии в квартире кого-либо, нет необходимости трогать руками столик, настольную лампу в зале и коробку в спальной комнате.

Виновность Л. в совершении кражи из квартиры К., а также в применении насилия в отношении работников милиции также подтверждена материалами дела.

В ходе предварительного следствия сам Л. признавал себя виновным в совершении кражи из квартиры К. (т. 2, л.д. 138 - 139).

Потерпевшая К. показала, что 6 апреля около 4 часов, вернувшись домой, она обнаружила пропажу телевизора с пультом и покрывало, на полу были видны следы обуви.

При осмотре квартиры потерпевшей эти фрагменты следов обуви были изъяты (т. 2, л.д. 18 - 20). Согласно заключению трасологической экспертизы эти следы оставлены обувью Л. (т. 2 л.д. 198 - 201). Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что это заключение не имеет доказательственной силы, поскольку в нем говорится не об осужденном, а о другом лице, не могут быть приняты во внимание. Техническая ошибка, допущенная в указании инициалов имени Л., не может повлечь за собой недопустимость этого доказательства, полученного в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Из показаний потерпевших Т. и Я., свидетеля З. следует, что они, в составе дежурного наряда отдела вневедомственной охраны находились на дежурстве, все были одеты в форменную одежду работников милиции. Заметив подозрительный автомобиль "Москвич", двигавшийся скрытно дворами и без габаритных огней, они решили его проверить. Из машины вышел Л., у которого не оказалось ни документов, удостоверяющих его личность, ни документов на автомобиль. З. стал его досматривать. Т. увидел в салоне автомобиля телевизор, завернутый в покрывало и спросил Л., есть ли у него документы на телевизор. В это время Л. оттолкнул З. и стал убегать. Т. догнал его, завязалась борьба, в которую вступил и Я. В ходе борьбы Л. нанес несколько ударов потерпевшим, причинив им ранения, после чего был задержан.

Свидетель З., кроме того, показал, что на месте происшествия он видел нож, принадлежащий Л., а при досмотре в Курчатовском РОВД он обнаружил у Л. примотанные на левую руку ножны. Из автомобиля был изъят телевизор с пультом дистанционного управления, завернутые в покрывало.

Из показаний свидетеля Б. следует, что он прибыл на место происшествия уже тогда, когда потерпевшие были отправлены в больницу, а Л. был задержан. Он отогнал автомобиль Л. на стоянку.

Показания потерпевших Т. и Я., свидетеля З. объективно подтверждены протоколом осмотра места происшествия, документами об изъятии краденых вещей, изъятых из автомобиля Л. и опознанных потерпевшей К., ножа и ножен, а также отмычек, принадлежащих осужденному.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз: Т. было причинено слепое ранение мягких тканей левого бедра вред здоровью средней тяжести, а Я. - проникающее ранение живота, относящееся к категории тяжкого вреда здоровью (т. 2, л.д. 76 - 77, 86 - 87).

Изложенные в кассационной жалобе осужденного доводы о том, что на ноже обнаружена кровь, принадлежащая постороннему лицу, несостоятельны, поскольку согласно заключению биологической экспертизы эта кровь могла произойти от потерпевших и самого Л. при ее смешении (т. 2, л.д. 211 - 225), а из материалов дела видно, что этим ножом причинены ранения двум потерпевшим.

Опровергаются материалами дела и доводы осужденного о допущенных по делу нарушениях уголовно-процессуального закона, поскольку обвинительное заключение в установленном порядке было утверждено правомочным прокурором (т. 2, л.д. 247), а ходатайства об ознакомлении с материалами дела в порядке, предусмотренном ст. 236 УПК РСФСР Л. не заявлял. Доказательства, на которых постановлен приговор, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности Л. в совершении краж и применения насилия, опасного для жизни работника милиции Т. Его действия в этой части судом квалифицированы правильно.

В то же время действия Л., выразившиеся в причинении ранения работнику милиции Я. как посягательство на его жизнь, по ст. 317 УК РФ квалифицированы неверно.

Суд без достаточных оснований дал разную правовую оценку действиям Л. в отношении каждого из потерпевших, не указал в приговоре, по каким причинам он не довел до конца свой умысел на лишение жизни, посягательство на жизнь работника милиции.

Как видно из материалов дела, Л. действовал с единым умыслом на применение к работникам милиции насилия, опасного для жизни, пытаясь избежать задержания за кражу и управление транспортным средством без документов. Нанося потерпевшим беспорядочные удары ножом, Л. сознательно допускал причинение вреда их здоровью любой степени тяжести, то есть действовал не с прямым, а с косвенным умыслом. Поэтому его действия подлежат квалификации в зависимости от фактически наступивших последствий.

При таких обстоятельствах, приговор подлежит изменению. Действия Л. в отношении Я. следует переквалифицировать со ст. 317 на ст. 318 ч. 2 УК РФ как применение насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Наказание в виде лишения свободы Л. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом данных о его личности и всех обстоятельств дела. В то же время в связи с вносимыми в приговор изменениями подлежит снижению и назначенное Л. наказание. Лишение свободы ему следует назначить к отбыванию в исправительной колонии общего режима, поскольку в совокупность преступлений, за которые он осуждается, не входят преступления, отнесенные к категории особо тяжких.

Руководствуясь ст., ст. 332, 339, 350 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда 22 октября 2001 года в отношении Л. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 317 УК РФ на ст. 318 ч. 2 УК РФ и с учетом тех действий, за которые он по этой статье уже осужден, назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 264 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 318 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Л. восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"