||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2002 года

 

Дело N 18-В01-127

 

(извлечение)

 

А. обратилась в суд с иском к С. и Т. о признании договора купли - продажи нежилого помещения от 7 июня 1995 г. притворной сделкой и переводе на нее права собственности на нежилое помещение, являющееся предметом этого договора.

Она указала на то, что летом 1995 года передала С. денежные средства в сумме 62 тыс. долларов США для покупки на ее имя нежилого помещения, принадлежавшего ТОО "Каскад"; в заключенном 7 июня 1995 г. договоре купли - продажи покупателем указан Т., так как в законодательстве Краснодарского края был установлен запрет на продажу объектов недвижимости иногородним лицам и лицам, проживающим менее 5 лет на территории края; 22 октября 1995 г. Т. заключил с В. договор займа на сумму 20 млн. рублей под залог принадлежащего ей (истице) нежилого помещения, а 23 мая 2000 г. передал это помещение в собственность займодавца по договору об отступном.

Решением Анапского городского суда Краснодарского края от 8 августа 2001 г. (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда) иск удовлетворен.

Президиум Краснодарского краевого суда 1 ноября 2001 г. протест прокурора края об отмене судебных решений оставил без удовлетворения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 21 января 2002 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Суд признал договор купли - продажи нежилого помещения от 7 июня 1995 г. притворной сделкой на основании ст. 170 ГК РФ.

Однако эта норма материального права судом применена неправильно.

В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Таким образом, по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны должны преследовать общую цель и с учетом правил ст. 432 ГК РФ достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. При этом, как следует из примененной судом нормы, к прикрываемой сделке, на совершение которой направлены действия сторон с целью создания соответствующих правовых последствий, применяются относящиеся к ней правила, в том числе о форме сделки.

А. не являлась стороной по договору купли - продажи нежилого помещения от 7 июня 1995 г. Судом не установлено, что стороны по этому договору (ТОО "Каскад" - продавец и Т. - покупатель) имели в виду иную сделку и достигли соглашения по всем ее существенным условиям. В решении не приведены допустимые доказательства того, что стороны по заключенному договору в действительности имели в виду сделку, по которой нежилое помещение переходит в собственность истицы.

Договор купли - продажи недвижимости с учетом относящихся к нему правил требует письменной формы. Поэтому если такой договор является притворным, в силу ст. 162 ГК РФ это лишает сторон права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки, которую они действительно имели в виду, и ее условий на свидетельские показания.

Из представленных суду письменных доказательств видно, что покупателем по договору выступал Т.

В данном случае суд первой инстанции не применил правила, относящиеся к иной сделке, чем та, которую стороны имели в виду, а фактически изменил состав сторон по договору, произвел замену одного из участников возникшего правоотношения, что не предусмотрено в п. 2 ст. 170 ГК РФ, которым руководствовался суд.

Норма закона, на основании которой допускается прекращение права собственности Т. и возникновение такого права у А. при отсутствии соответствующего договора, в решении суда не указана.

Из материалов дела видно, что на основании договора купли - продажи от 7 июня 1995 г., зарегистрированного в бюро технической инвентаризации, в соответствии с существовавшим на тот момент порядком собственником спорного объекта недвижимости стал Т. Он распоряжался принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению, использовал в качестве залога по договору займа, а затем передал его в собственность В.

Каких-либо доказательств того, что у Т. имелось обязательство по передаче приобретенного им объекта недвижимости в собственность А. в решении суда не приведено.

До вынесения судом решения В. и Т. сделали заявление о необходимости применения исковой давности относительно требований истицы об оспаривании договора купли - продажи. Об оформлении договора на имя Т. истица, как она пояснила, знала в 1995 году.

Поскольку к возникшим отношениям п. 2 ст. 170 ГК РФ применен ошибочно, других оснований ничтожности сделки в решении не установлено, то положения п. 1 ст. 181 ГК РФ о десятилетнем сроке исковой давности в данном случае неприменимы.

Вопрос о длительности срока исковой давности и моменте, с которого началось его течение, подлежит разрешению в зависимости от правового основания иска. Суд не указал закон, в силу которого истица приобрела право собственности на спорное имущество, в связи с чем не мог правильно определить момент нарушения ее права и длительность срока для защиты этого права.

Судом также допущены существенные нарушения норм процессуального закона.

К участию в деле не было привлечено ТОО "Каскад", хотя оно являлось стороной по сделке, признанной судом притворной.

Т. и В. участвовали в деле в качестве третьих лиц, а не ответчиков. Сделки между ними признаны ничтожными, государственная регистрация прав собственности на спорное имущество, произведенная на их имя, прекращена.

Поскольку исковых требований к ним не предъявлялось, они были лишены возможности дать объяснения и представить доказательства в подтверждение своих прав, прекращенных судом по собственной инициативе.

Таким образом, суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, что в силу п. 4 ст. 308, ч. 2 ст. 330 ГПК РСФСР является основанием к отмене судебных решений.

При таких обстоятельствах состоявшие по делу судебные постановления подлежат отмене.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Анапского городского суда, определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда и постановление президиума Краснодарского краевого суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"