||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 г. N 78-о01-154

 

Председ.: Голец С.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пелевина Н.П.,

судей: Рудакова С.В. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2002 г. дело по кассационному протесту прокурора и кассационным жалобам адвокатов Олисова Б.И., Дегтярева В.Т., осужденных С.А., Ш., С., А., В., оправданного В.Ю. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 2 августа 2001 года, которым

В., <...>, судим 1 июня 1993 года по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, -

осужден по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 1 июня 1993 года. В соответствии со ст. 41 УК РСФСР по совокупности приговоров окончательно назначено В. десять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества,

А., <...>, -

осужден по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к трем годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима,

Ш., <...>,

осужден по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к семи годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

С., <...>,

осужден по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

С.А., <...>, -

осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 15 ч. 2 - ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР С.А. и Ш. оправданы за недоказанностью их участия в совершении данного преступления,

В.Ю., <...>,

оправдан по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР, ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении данных преступлений, а по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР за отсутствием состава преступления.

Постановлено взыскать солидарно с Ш., С.А., С. в счет возмещения ущерба в пользу потерпевшего З. 449.723 рубля.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшей, что протест подлежит удовлетворению частично, приговор подлежит отмене, объяснения адвокатов Олисова, Михеевского, Дегтярева просивших об отмене приговора, о направлении дела на новое рассмотрение, в отношении В.Ю. о прекращении дела, объяснения потерпевшего З. и его представителя адвоката Федюшкина, просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по делу признаны виновными и осуждены: В. за вымогательство, совершенное организованной группой, повторно, за похищение человека, совершенное из корыстных побуждений, организованной группой.

А. за похищение человека, из корыстных побуждений, организованной группой.

С.А. за вымогательство, совершенное организованной группой, повторно, за вымогательство в целях получения имущества в крупном размере, за похищение человека, совершенное из корыстных побуждений, организованной группой, за незаконное без цели сбыта приобретение и хранение наркотического средства в крупном размере.

Ш. за вымогательство, совершенное неоднократно, из корыстных побуждений, организованной группой, с целью получения имущества в крупном размере.

С. за вымогательство совершенное неоднократно, из корыстных побуждений, организованной группой, в целях получения имущества в крупном размере.

В.Ю. оправдан за недоказанностью участия в совершении вымогательства, в похищении человека, и, за отсутствием состава преступления, в совершении грабежа.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В ходе судебного разбирательства В., А., В.Ю., Ш., С. виновными себя не признали. С.А. виновным себя признал частично - относительно незаконных действий с наркотическим средством.

В кассационном протесте ставится вопрос об отмене приговора в отношении А., В., С.А., Ш., С., В.Ю. и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Утверждается, что у суда не было достаточных оснований для вынесения определения в отношении Л., что повлекло за собой ряд процессуальных нарушений. Суд необоснованно оправдал В.Ю. практически по всем составам предъявленного обвинения. Действия А., В., С.А. квалифицированы по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР в нарушение требований ст. 10 УК РФ. При назначении наказаний С.А. следовало руководствоваться положениями ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, а не ст. 69 ч. 3 УК РФ. У суда не имелось оснований для отмены условного осуждения в отношении В., поскольку за ранее совершенное преступление к нему должна быть применена амнистия. При назначении наказания суд не учел данные о личности виновных и степень общественной опасности содеянного ими. По ст. ст. 15 ч. 2 - 125-1 ч. 3 УК РСФСР Ш. и С.А. также оправданы необоснованно.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Адвокат Олисов Б.И. полагает, что приговор в отношении С.А. подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение, из-под стражи С.А. подлежит освобождению.

Утверждается, что показания С.В. были исследованы судом неправомерно, не были установлены причины, исключающие возможность явки С.В. в суд.

Показаниям С.В. в ходе следствия противоречивы и неправдивы. С.А. С.В. до 2000 года не знал, поэтому не мог совершать в отношении него каких-либо преступлений.

Вина С.А. по эпизодам в отношении С.В. не доказана.

Показаниям потерпевшего З. суд дал одностороннюю оценку, они противоречат другим доказательствам по делу. Выводы суда о наличии организованной группы неубедительны.

В ходе следствия и судебного разбирательства было нарушено право С.А. на защиту. В ходе следствия дело в отношении С.А. подлежало прекращению в силу амнистии. С.А. не полностью ознакомился с материалами дела, поскольку незаконно был ограничен во времени. По ст. 228 ч. 1 УК РФ С.А. подлежит освобождению от наказания по амнистии. Суд не зачел в срок наказания С.А. 4 месяца 23 дня.

Адвокат Дегтярев В.Г. в защиту В. просит приговор отменить, либо изменить, смягчив ему наказание. Утверждается, что не доказан факт совершения В. преступления. Не доказано также и событие таких преступлений, как вымогательство и похищение. Показания С.В. противоречивы и не могут быть положены в основу обвинения В. Не были проверены и опровергнуты все доводы в защиту В. Приведенные в приговоре доказательства не подтверждают вины В. в вымогательстве и похищении. Помимо этого, действия В. необоснованно квалифицированы по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР, так как она предусматривает более строгое наказание, чем ст. 126 ч. 3 УК РФ. За ранее совершенное преступление В. подлежит освобождению от наказания по амнистии. При назначении наказания В. не учтены данные о его личности.

Осужденный С.А. утверждает, что приговор суда незаконный и необоснованный. В ходе следствия нарушено его право на защиту, поскольку он был незаконно ограничен во времени при ознакомлении с материалами дела.

Суд сделал необоснованный вывод о наличии организованной группы. По его мнению, аудиокассеты должны быть исключены из разряда вещественных доказательств, поскольку являются недопустимыми доказательствами. Потерпевший З. дает недостоверные показания. За похищение человека он должен быть освобожден от наказания и уголовной ответственности в силу примечания к ст. 126 УК РФ. По совокупности преступлений суд необоснованно применил принцип сложения наказаний и не зачел в срок наказания содержание под стражей с 03.10.98 года по 25.02.99 года. В период следствия к нему должна была быть применена амнистия от 26 мая 2000 года, так как он болен туберкулезом и отнесен ко II группе диспансерного учета. С.А. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Ш. утверждает, что в организованной группе не состоял. Деньги у потерпевшего З. он не вымогал. Суд не учел, что он имеет на иждивении ребенка, а также его состояние здоровья. Он просит пересмотреть дело и справедливо разобраться в нем, приговор отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение. Противоречия в показаниях З. не устранены.

Осужденный С. просит приговор отменить, преступлений он не совершал. В организованной группе он не состоял. Вымогательства он не совершал. Он просит также учесть его семейное положение и при отмене приговора изменить ему меру пресечения.

Осужденный А. утверждает, что в похищении не участвовал, С.П. не охранял. Его вина в отношении С.П. не доказана. Он полагает, что приговор подлежит отмене в силу необъективности при рассмотрении дела.

Осужденный В. утверждает, что преступлений он не совершал, приговор подлежит отмене, как незаконный и необоснованный.

В.Ю. утверждает, что с оправдательным приговором он согласен. Однако приговором незаконно и необоснованно установлено совершение им самоуправства. Каких-либо противоправных действий в отношении З.Н. он не совершал. Суд неправильно применил уголовный закон, придя к выводу о том, что предъявленное З.Н. требование возврата документов на автомашину могло содержать в себе признаки самоуправства. Он просит отменить приговор в той части, где установлено совершение им преступления.

В своем возражении на протест и жалобы потерпевший З. просит приговор оставить в силе. Что касается доводов жалобы, то они надуманны.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и протеста, судебная коллегия приходит к нижеследующему.

Выводы суда о виновности А., В., С.А., Ш., С. в совершении преступлений судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о том, что осужденные преступлений не совершали, об отсутствии в действиях С.А., В., С., Ш. организованной группы судебная коллегия находит несостоятельными.

Из показаний потерпевшего С.В. видно, что в августе 1994 года в столовой на ул. Салона к нему подошли В. и С.А., сказавшие, что с ним хочет поговорить В.Ю. В офисе по ул. Декабристов 13 В. и С.А. под надуманным предлогом неуважения к В.Ю. нанесли ему руками и ногами побои. В., угрожая расправой, потребовал на следующий день принести 1000 долларов США, пригрозив "включить счетчик". На следующий день он передал В. требуемую сумму.

После этих событий, как показал С.В., он вынужден был скрываться от этой группы. В.Ю. хотел завладеть его коммерцией и всем говорил, что его, С.В., дело принадлежит теперь ему. После этого, 18 января 1995 года В. и С.А. против его воли, насильно привезли его в офис на ул. Декабристов, 13, где стали его избивать, требуя 6000 долларов им самим, за то, что он прятался от них, и 14000 долларов В.Ю. за неуважение, а также требовали отдать машину БМВ, заставляли звонить знакомым в поисках денег, угрожали забить до смерти. Под диктовку В. он был вынужден написать расписку о том, что "якобы украл в ТОО "Агос" 50 млн. рублей. Потом его на ночь заперли в одном из помещений офиса, а утром он вынужден был съездить к себе домой и отдать то, что было в наличии - 700 долларов США. После чего его отпустили.

Показания С.В. суд правомерно исследовал в судебном заседании, поскольку С.В. отсутствовал по причинам исключающим возможность его явки в суд, о чем имеются соответствующие данные в материалах дела.

Показания С.В. суд обоснованно положил в основу обвинения В. и С.А., поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств по делу. С.П. подтвердил, что в декабре 1994 года В.Ю. и его люди разыскивали С.В. Его самого они избивали и требовали сказать, где С.В. Он был вынужден написать расписку, что не будет иметь дел с С.В. и не будет появляться на улице, где расположены ларьки С.В.

Из показаний З.Н., также правомерно исследованных в суде, видно, что В.Ю. рассказывал ему, что они в офисе сутки держали С.В., показывал расписку, которую написал С.В.

Из показаний свидетеля Б. следует, что в разговоре с В.Ю. последний заявлял, что С.В. должен ему 14000 долларов США, показывал расписки.

В ходе следствия С.В. опознал В., как лицо вымогавшее у него крупную сумму денег. Опознал С.В. и С.А.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что В. и С.А. в отношении С.В. были совершены вымогательство и похищение.

Из показаний потерпевшего С.П. видно, что он был похищен А. при участии другого лица. Его привезли в офис по ул. Декабристов, 13, где избивали. На ночь А. и другое лицо заперли его в туалетной комнате офиса. На следующий день он был вынужден написать расписку, что не будет иметь дел с С.В.

С.П. опознан А., как лицо участвовавшее в похищении, а также подтвердил свои показания в ходе очной ставки с А. о том, что тот не только участвовал в его похищении, но и сторожил его в офисе всю ночь.

Приведенные данные свидетельствуют о виновности А. в похищении С.П.

Суд правильно квалифицировал действия В. и С.А. по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР.

Также правильно суд пришел к выводу о виновности С.А. и В. в похищении С.В.

Однако их действия, также как и действия А. неверно были квалифицированы по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР. Действия В. и С.А. должны быть переквалифицированы с учетом положений ст. 10 УК РФ на ст. 126 ч. 3 УК РФ (в редакции от 5 июня 1996 года), которая предусматривает более мягкое наказание, по сравнению с ранее действовавшим законом.

Что касается А., то суд без достаточных к тому оснований квалифицировал его действия по похищению С.П., как совершенные из корыстных побуждений и организованной группой. С.П. последовательно показывал, что его похищение было связано лишь с тем, что от него требовали указать местонахождение С.В. Лично к нему, С.П., материальных требований не предъявлялось. Поэтому А. не может нести ответственность за действия из корыстных побуждений.

А. признан виновным по одному эпизоду в отношении С.П. В других эпизодах преступной деятельности А. не участвовал и каких-либо обвинений ему не предъявлялось.

При этом судом установлено и отражено в описательной части приговора, что в состав организованной преступной группы входили В., С.А., Ш., С. Данных о том, что А. также входил в состав организованной группы в материалах дела не содержится и соответственно в приговоре не приведено. Не доказано также и сознание А. того, что он принимает участие в похищении, совершаемым организованной группой.

В связи с этим действия А. следует расценивать, как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

В силу положений ст. 10 УК РФ действия А. следует переквалифицировать со ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР на ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ, которая по сравнению с ранее действовавшим законом предусматривает более мягкое наказание.

Из показаний потерпевшего З. видно, что лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, сообщило ему, что все вопросы по их взаимоотношениям и оплате, т.е. по вопросам "крыши", он будет решать с С.А. По предложению С.А., он встретился с ним, Ш. и С. С.А. сразу заявил, что он должен 8500 долларов США, а также потребовал ежемесячной уплаты в сумме 1000 долларов и штраф в размере 10%, всего оказалось, что он должен заплатить 11550 долларов в течение недели. С.А. заявил, что если он не расплатиться в срок, то штраф будет расти, а его вывезут в лес и начнут учить жизни, а вернется он оттуда или нет неизвестно. С.А. также добавил, что уже пора платить ставку в 1000 долларов за июнь. С. и Ш. поддерживали требования С.А., оказывая воздействие на него, потерпевшего. 19 июня он передал С.А. в присутствии Ш. и С. 1000 долларов. С.А. потребовал назвать дату следующей встречи, а также потребовал установить точное ежемесячное число для передачи денег в сумме 1000 долларов, напомнил про штраф. Он просил снизить ставку до 500 долларов, на что С.А. ответил, что этот вопрос он не решает, что они просто берут деньги и отвозят другому лицу, что 500 долларов не соответствует авторитету этого лица.

25 июня 1998 года он передал С.А. в присутствии С. 6550 долларов. Он реально опасался за свою жизнь и жизнь семьи, желая с вымогателями встречаться реже, заплатил им на 2000 долларов больше, просил дать отсрочку в оплате за "крышу" за августа, сентябрь. 28 сентября 1998 года в связи с кризисом он предложил выплачивать по 6000 рублей, т.е. по старому курсу. Однако С.А., С., Ш. вновь заявили, что меньше 1000 долларов им платить неприлично. С.А. при поддержке Ш. и С. сказал, что он, З., неуважительно о них отзывался, поэтому обязан заплатить им еще и штраф по 500 долларов на человека.

Реально опасаясь за свою жизнь, он отдал имевшиеся у него 1200 долларов.

29 сентября 1998 года до встречи с С.А., он сделал официальное заявление о совершаемом в отношении него вымогательстве в органы МВД и на встречу с С.А. пришел с диктофоном, записав разговор, во время которого передал С.А. 8000 рублей, а тот потребовал на следующий день принести еще 500 долларов, а остальную сумму передать до 7 октября 1998 года. На следующий день, 30 сентября 1998 года он передал С.А. в присутствии С. очередные 500 долларов, после чего С.А., С., Ш. были задержаны.

Свои показания З. подтвердил в ходе очных ставок с С.А., С., Ш.

Показания З. суд обоснованно положил в основу обвинения С.А., Ш., С., поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств по делу, в частности, показаниями Н., А.П., Б.Б., К., Г., Ч.

В качестве вещественных доказательств к делу приобщены две микроаудиокассеты с записями разговоров потерпевшего З. с С.А., из содержания которых вытекает, что крупные денежные суммы в иностранной валюте у потерпевшего вымогает группа лиц, действующих под руководством иного лица.

Приведенные доказательства опровергают доводы жалоб о том, что С.А., С., Ш. денег у потерпевшего З. не вымогали.

Правовая оценка действий Ш., С., С.А. по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ является правильной.

О наличии организованной группы в действиях В., С.А., Ш., С. свидетельствуют данные о том, что все они действовали под руководством иного лица и это подтверждается показаниями С.В., З. Данная преступная группа носила устойчивый характер, действуя на протяжении нескольких лет, носила организованный характер и каждый осуществлял свои функции по вымогательству крупных денежных средств у лиц, занимавшихся коммерческой деятельностью.

Доводы жалоб об отсутствии организованной преступной группы судебная коллегия находит несостоятельными.

С.А. признал себя виновным в незаконном приобретении и хранении наркотического средства.

Помимо признания, вина С.А. материалами дела доказана и правовая оценка его действий по ст. 228 ч. 1 УК РФ является правильной.

Доводы жалобы В.Ю. об исключении из приговора указания о совершении им иного преступления, судебная коллегия находит обоснованными.

Исследовав все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно оправдал В.Ю. по ст. ст. 148 ч. 5, 125-1 ч. 3, 145 ч. 3 УК РСФСР. Поэтому указание о совершении им иного преступления подлежит исключению из приговора.

Несостоятельными судебная коллегия находит доводы кассационного протеста о необоснованности оправдания Ш. и С.А. по ст. ст. 15 - 125-1 ч. 3 УК РСФСР, В.Ю. практически по всем составам преступления, о необоснованности выделения дела в отношении Л., а также о мягкости наказания, назначенного осужденным.

Из материалов дела видно, что к моменту рассмотрения дела в суде Л. по месту жительства отсутствовал, находился в розыске.

В связи с этим суд обоснованно выделил уголовное дело в отношении Л. в отдельное производство, продолжив судебное разбирательство в отношении остальных подсудимых. Такое решение суда не отразилось на всесторонности, полноте и объективности рассмотрения настоящего уголовного дела, не нарушило чьих-либо прав.

Оправдание В.Ю. по ст. ст. 148 ч. 5, 125-1 ч. 3, 145 ч. 3 УК РСФСР, С.А. и Ш. по ст. 15, ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР основано на материалах дела и данных, полученных в ходе судебного разбирательства.

В ходе судебного разбирательства в связи с недоказанностью прокурор отказался от обвинения В., С.А., Ш. по ст. ст. 15 ч. 2 - 125-1 ч. 3 УК РСФСР.

При таких обстоятельствах, при недоказанности их вины, оправдание С.А. и Ш. судебная коллегия находит законным и обоснованным.

Исследовав показания потерпевшего С.В., свидетелей К.Р., О., Б., а также потерпевшего С.П. суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности участия В.Ю. в вымогательстве у С.В. и, с учетом отказа прокурора от обвинения в данной части, постановил в отношении В.Ю. законный и обоснованный оправдательный приговор, оснований к отмене которого не имеется.

Потерпевший С.П. показал, что лично его В.Ю. не похищал, никаких действий в плане не производил. Потерпевший С.В. также не утверждал о причастности В.Ю. к похищению С.П.

Каких-либо доказательств, непосредственно указывавших бы на В.Ю., как участника похищения С.П., не добыто.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности участия В.Ю. в похищении С.П.

В.Ю. обвинялся также по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР, т.е. в совершении грабежа в отношении потерпевшего З.Н.

Прежде всего, само обвинение, предъявленное В.Ю., не содержит данных о том, что он открыто похитил имущество З.Н.

Помимо этого, суд обоснованно пришел к выводу о том, что исчерпаны возможности получить доказательства того, кому документально принадлежала автомашина "Вольво-760". Не опровергнуты данные о том, что автомашина являлась совместной собственностью С.В. и лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

При таких обстоятельствах действия В.Ю., когда он потребовал от З.Н. документы на машину, не могут рассматриваться как грабеж, а также в его действиях отсутствует иной состав преступления.

Оправдание В.Ю. по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР является законным и обоснованным.

Из материалов дела видно, что С.А. явно затягивал ознакомление с материалами дела, о чем письменно предупреждался. При таких обстоятельствах, в силу ст. 201 УПК РСФСР следователь обоснованно установил ему определенный срок для ознакомления с материалами дела.

Существенного нарушения уголовно-процессуального закона, что могло бы повлечь отмену приговора, не имеется.

Наказание осужденным назначено в полном соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ и при этом судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, а также данные о личности подсудимых.

Назначенное наказание чрезмерно мягким, явно несправедливым не является. Поэтому доводы протеста о мягкости назначенного осужденным наказания судебная коллегия находит несостоятельными.

Вместе с тем, в протесте обоснованно утверждается о том, что у суда не было достаточных оснований для отмены условного осуждения в отношении В.

Из материалов дела видно, что 1 июня 1993 года он был судим по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года лица условно осужденные подлежат освобождению от наказания.

Действие данного пункта не распространяется только на лиц, совершивших преступления, перечисленные в п. 12 названного выше Постановления. Других ограничений не предусмотрено.

Не является таким ограничением и совершение нового преступления в течение испытательного срока, поскольку п. 11 Постановления не относится к лицам, указанным в п. 6 Постановления.

При таких обстоятельствах, указание суда об отмене условного осуждения по приговору от 1 июня 1993 года в отношении В., указание о назначении ему наказания по совокупности приговоров подлежит исключению из приговора.

Что касается доводов протеста о назначении наказания С.А. по ст. 40 УК РСФСР, то судебная коллегия находит их несостоятельными.

В соответствии со ст. 9 ч. 1 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

На основании положений указанного закона, учитывая, что преступная деятельность С.А. была окончена после введения в действие Уголовного кодекса РФ, когда и образовалась совокупность преступлений, за которые С.А. должен нести ответственность, то наказание по совокупности преступлений ему должно назначаться с учетом положений ст. 69 ч. 3 УК РФ, а не ст. 40 УК РСФСР.

Доводы жалоб о применении к С.А. амнистии и освобождения его от наказания удовлетворению не подлежат.

В соответствии с Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "О внесении изменения в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 28 июня 2000 года С.А. амнистии не подлежит и это не распространяется лишь на лиц, в отношении которых амнистия была применена до вступления в силу настоящего Постановления.

При этом из дела видно, что С.А. был задержан по настоящему делу 30 сентября 1998 года. 2 октября 1998 года ему была избрана мера пресечения и он содержался под стражей до 25 февраля 1999 года.

Суд ошибочно указанный период времени не зачел С.А. в срок отбытия наказания.

Что касается А., то наказание ему назначается с учетом переквалификации его действий и содеянного им.

На основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, А. подлежит освобождению от наказания.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 2 августа 2001 года в отношении С.А., В.Ю., В., А. изменить, переквалифицировать действия С.А. и В. со ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР на ст. 126 ч. 3 УК РФ (в редакции 1996 года), по которой назначить десять лет лишения свободы каждому, переквалифицировать действия А. со ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР на ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции 1996 года), по которой с применением ст. 43 УК РСФСР назначить три года лишения свободы.

В соответствии с п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года А. от наказания и из-под стражи освободить.

Исключить указание о том, что В.Ю. было совершено иное преступление.

Исключить указание об отмене условного осуждения по приговору от 1 июня 1993 года, а также о назначении наказания В., по правилам ст. 41 УК РСФСР по совокупности приговоров.

Назначить наказание:

В. на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 148 ч. 5 УК РСФСР, ст. 126 ч. 3 УК РФ (в редакции 1996 года) десять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

С.А. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 148 ч. 5 УК РСФСР, ст. ст. 228 ч. 1, 163 ч. 3 п. п. "а", "б", 126 ч. 3 УК РФ (в редакции 1996 года) двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Зачесть С.А. в срок наказания его содержание под стражей с 2 октября 1998 года по 25 февраля 1999 года.

В остальном приговор в отношении С.А., В.Ю., В., А. и тот же приговор в отношении Ш., С. оставить без изменения, а кассационный протест и кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"