||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 г. N 59-о01-26

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Дубровина Е.В. и Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К. и адвоката Медведевой Г.Н. на приговор Амурского областного суда от 18 мая 2001 года, которым

К., <...>, русский, с высшим образованием, ранее не судимый,

осужден по п. п. "ж", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу также осужден по п. п. "ж", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ Г.А., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

К. признан виновным и осужден за убийство Г.С., 1947 года рождения, совершенное группой лиц и с особой жестокостью.

Преступление совершено им в ночь с 9 на 10 января 2001 года в г. Благовещенске Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый К. виновным признал себя частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный К. просит изменить приговор, переквалифицировать его действия с п. п. "ж", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 115 УК РФ и смягчить ему наказание. Излагая свои показания, К. утверждает, что он невиновен в смерти Г.С., он наносил ему удары не в жизненно важные органы и при этом защищал самого себя, а судом, по его мнению, доказательства оценены неверно;

- адвокат Медведева Г.Н. в защиту интересов осужденного К. просит аналогичным образом изменить приговор, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный К. в своей жалобе.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., заключение прокурора Шляевой И.Ю. об оставлении приговора без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении К. законным и обоснованным по следующим основаниям:

Виновность К. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы К. о том, что Г.С. дважды душил его и нанес 2 удара ножом в руку, являются несостоятельными, не подтверждаются другими доказательствами и противоречат им. Так, из актов судебно-медицинских экспертиз следует, что 10 января 2001 года К. был освидетельствован и у него не было обнаружено резаных, колотых, колото-резаных ранений руки. Также у него не было обнаружено кровоподтеков, ссадин в области шеи и кровоизлияний в глаза, что характерно для удушения. При таких данных указанные доводы К. несостоятельны.

Показания К. об обстоятельствах происшедшего противоречивы, непоследовательны и суд обоснованно признал их достоверными лишь в части, соответствующей другим доказательствам.

Как следует из показаний подсудимых К., Г.А., первым применил насилие К., он первым нанес удар кулаком в лицо Г.С., который на него не нападал.

Как поясняла свидетель Г.Е., первым ссору начал К.

При таких данных у К. не могло возникнуть состояние необходимой обороны.

Из показаний К. в ходе предварительного следствия видно, что при употреблении спиртного между ним и Г.С. возникла ссора из-за того, что он (К.) давал советы его сыну. Он заявил Г.С., что тот приставал к Т., а тот стал оправдываться. Он не знает, что на него нашло, но он ударил Г.С. кулаком, тот упал за телевизор, они стали драться, он (К.) наносил удары Г.С. руками по лицу и телу. Затем Г.С. пошел на кухню, а он (К.) из зала пошел за ним. У кухни Г.С. бросился на него с ножом и порезал ему грудь (л.д. 181 т. 1).

Как видно из актов судебно-медицинских экспертиз, у К. никаких телесных повреждений от "драки" не имелось. Ножевое ранение у него было в области мягких тканей грудной клетки размером 1,5 x 0,6 см, непроникающее, в пределах подкожно-жировой клетчатки.

Указанные данные свидетельствуют, что нападение на Г.С. совершил К., он наносил ему удары, а когда Г.С. стал уходить от К. и пошел на кухню, К. пошел следом за ним. При таких данных, момент окончания нападения К. не был ясен для Г.С. и тот вправе был защищаться от К., в том числе, и путем применения ножа.

Как пояснял К. в ходе предварительного следствия, после пореза его ножом, он "заломал" руки Г.С., ему стали помогать "Надежда и Андрей", кто-то из них выхватил нож у Г.С. и выбросил. После этого он вновь нанес удары Г.С. в область лица (т. 1 л.д. 181). Он повалил Г.С. и нанес ему удар кулаком в лицо (т. 1 л.д. 188), при этом он сидел на Г.С. сверху, держал его руки, и в это время в квартиру заходила соседка (т. 1 л.д. 199).

В судебном заседании подсудимый К. не отрицал, что он после того, как у Г.С. отобрали нож, затащил его в комнату, повалил, бил его за то, что тот бросился на него с кухонным ножом (т. 2 л.д. 33, 35).

Подсудимый Г.С. пояснял, что после того, как у отца Г.С. отобрали нож, К. бил отца, лежавшего на полу, головой о пол, о стену, бил его коленом в грудь, руками и ногами в голову, грудь и другие части тела.

Изменению показаний подсудимым Г.С. суд дал надлежащую оценку с учетом его показаний в ходе предварительного следствия и соответствия их другим доказательствам.

Как поясняла Т. в ходе предварительного следствия (ее показания оглашались и исследовались в судебном заседании в связи с неизвестностью ее места нахождения), после отобрания у Г.С. ножа, К. стал избивать его кулаками по лицу и телу, сбил его с ног и стал бить ногами по животу и телу, садился на него сверху. Когда Г.С. пытался уползти в свою комнату, то К. его выталкивал и продолжал бить руками и ногами по голове и телу.

Свидетель Г.Е. поясняла в судебном заседании, что по голове Г.С. били как К., так и Г.А., били его руками и ногами, в голову били ногами, били много и жестоко (т. 2 л.д. 52, 53).

Ссылки в жалобе на то, что Г.Е. - инвалид 1-ой группы, не звала на помощь, не могла указать количества ударов, нанесенных каждым из осужденных; не помнила, кто и когда переносил Г.С. на кровать и в какое время узнала о его смерти, не влияют на оценку ее показаний в приведенной части.

С учетом множественности нанесенных Г.С. телесных повреждений, имевшей место стрессовой ситуации, постановка вопроса о том, что Г.Е. следовало фиксировать каждый удар осужденных, его силу и место приложения, является явно надуманной и нереальной. Как поняла Г.Е., они не кричала о помощи потому, что никто из соседей все равно бы не пришел на помощь избиваемому Г.С., все слышали итак драку. Ее показания в этой части соответствуют материалам дела.

Свидетель Г.Е. поясняла, что о том, что Г.С. мертв, ей сказала "Надежда", но во сколько это было, не знает. При этом присутствовал К. Когда убили Г.С., К. сразу пошел на работу. Обязанность фиксировать время событий в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством на свидетеля не возложена.

Виновность К. также подтверждается приведенными в приговоре показаниями свидетелей Д.А., Д.М., С., данными протокола осмотра места происшествия, заключения судебно-медицинской экспертизы.

Из приведенных доказательств следует, что после того, как у Г.С. был отобран нож и тот не нападал на К., К. в течение длительного времени наносил ему удары. Эти данные опровергают доводы жалоб о нахождении К. в состоянии необходимой обороны.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть Г.С. наступила от нарушения мозгового кровообращения, явившегося осложнением закрытой тупой черепно-мозговой травмы с переломом затылочной кости, кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговую оболочки, тремя ушибами головного мозга.

Материалами дела установлено, что К. наносил удары в область головы Г.С. и его действия состоят в причинной связи со смертью Г.С.

Нанесение множественных ударов в жизненно важные органы - голову Г.С., с достаточной силой, что повлекло его смерть, как правильно пришел к выводу суд, свидетельствует о наличии у К. умысла на лишение Г.С. жизни.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в убийстве Г.С. группой лиц и с особой жестокостью и верно квалифицировал его действия по п. п. "ж", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание К. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 18 мая 2001 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОННОВ В.С.

 

Судьи

ДУБРОВИН Е.В.

ЧАКАР Р.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"