||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 г. N 53-о01-96

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных М. и П.И. на приговор Красноярского краевого суда от 20 июня 2001 года, по которому

М., <...>, ранее не судима

осуждена по п. п. "в", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

П.И., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "в", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено восемнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В силу ст. 97; ч. 2 ст. 99 УК РФ П.И. назначены принудительные медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения алкоголизма у психиатра.

По данному делу осужден П.В., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Постановлено взыскать: - с М. и П.И. в счет возмещения морального вреда по 5000 рублей и в счет возмещения материального ущерба солидарно 4561 рубль; - с М., П.И. и П.В. солидарно 6305 рублей в счет возмещения материального ущерба в пользу А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

М. и П.И. признаны виновными и осуждены за убийство З. 1957 года рождения, заведомо находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц, сопряженное с разбоем; за разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Преступления совершены 31 января 2001 года в г. Красноярске при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании М. и П.И. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденная М. просит тщательно и объективно разобраться с материалами дела, ссылаясь на то, что удары потерпевшему З. бутылкой она не наносила, а удары гантелей были вынужденными по требованию П.И. из-за опасения своей жизни;

- осужденный П.И., не оспаривая обоснованность осуждения за разбой, считает, что приговор в части осуждения его за убийство - необоснованным, так как он потерпевшего З. не убивал.

В возражении на кассационные жалобы потерпевший А. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Шаруевой М.В., просившей приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных П.И. и М. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в ходе судебного разбирательства М. не отрицала того обстоятельства, что действительно П.И. избивал З., а когда последний попытался уйти, то П.И. взял со стола бутылку и нанес несколько ударов бутылкой по голове З., отчего бутылка разбилась. П.И. стал отсоединять от телевизора шнур и увидел, что З. подает признаки жизни. Тогда П.И. потребовал, чтобы она - М. принесла еще одну бутылку, что ею и было выполнено. Взяв в руки нож, она хотела перерезать горло З., но передумала и ушла осматривать шкафы. Вскоре услышала требование П.И. принести гантелю. Вскоре, подойдя к З., она увидела окровавленного с сильно разбитой головой З. и поняла, что П.И. наносил удары З. гантелью. Она также взяла гантелю, завернула в тряпку и по указанию П.И. нанесла несколько раз по голове З., после чего П.И. взял телевизор, а она и П.В. забрали другие вещи потерпевшего и ушли из квартиры.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания М. в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний П.В. в судебном заседании явствует, что по его предложению М. и П.И. пришли к его знакомому З., где П.И. потребовал у З. телевизор, но З. ответил отказом и попытался выйти из квартиры, но П.И. догнал того, дотащил до дивана и стал избивать, в том числе и бутылкой, которой ударил несколько раз по голове З. После этого, М. принесла из кухни нож: с намерением перерезать З. горло, но не стала этого делать, после чего П.И. взял с пола гантелю и ударил гантелей несколько раз З. по голове. Обращаясь к М., П.И. потребовал от той нанести удары гантелей по голове З., что М. и сделала.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в доме <...> был обнаружен труп З. с признаками насильственной смерти. На диване возле головы трупа обнаружены осколки от стекла и два горлышка от стеклянных бутылок.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть З. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, которая сопровождалась вдавленным многофрагментарным переломом свода черепа с повреждением мозговой оболочки, с размозжением вещества головного мозга. Повреждения на волосистой части головы состоят из ушибленных ран, которые могли образоваться от действия различных частей гантели, изъятой из квартиры З.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная тряпке и пальто М. кровь, по своей групповой принадлежности от З. не исключается.

Виновность П.И. и М. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М. и П.И. в разбое, совершенном с применением насилия, опасного для жизни, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, и в убийстве З., заведомо находящегося в беспомощном состоянии, совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав их действия по п. "в" ч. 3 ст. 162; п. п. "в", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Доводы М. о том, что она участвовала в разбое и в убийстве З. под влиянием страха и психического принуждения со стороны П.И. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. На предварительном следствии М. поясняла, что П.И. ей никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз М., принуждении ее к совершению преступлений М. не давала показаний. Как следует из материалов дела, М. и П.И. совместно наносили удары потерпевшему в голову, при совершении противоправных действий она совершала активные действия, после совершения преступления участвовала в сбыте похищенного, завладела частью похищенного, о происшедшем в органы милиции не сообщила. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении М., так и об отсутствии психического принуждения к совершению преступлений.

Доводы кассационных жалоб осужденного П.И. о его непричастности к убийству, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными, поскольку материалами дела бесспорно установлено, что орудие преступления - гантеля и нанесение ею П.И., а также М. множественных ударов в места расположения жизненно важных органов - свидетельствует о том, что П.И. и М. принимали непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшего, а поэтому независимо от того, от чьих действий наступила смерть З., и П.И., и М. обоснованно признаны судом первой инстанции соисполнителями убийства.

Наказание назначено М. и П.И. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не содержится.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 20 июня 2001 года в отношении М., П.И. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"