||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 г. N 53-о01-95

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных С. и П., адвоката Ахметжанова Р.Г. на приговор Красноярского краевого суда от 21 июня 2001 года, по которому

С., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к семнадцати годам шести месяцам лишения свободы; по ст. 316 УК РФ к шести месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к шестнадцати годам шести месяцам лишения свободы; по ч. 1 ст. 325 УК РФ к шести месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в счет возмещения морального вреда с П. и С. солидарно 100000 (сто тысяч) рублей в пользу И.В.З. и 100000 (сто тысяч) рублей в пользу Л.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

С. и П. признаны виновными и осуждены за убийство группой лиц И.В.П.; К.О., совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с целью сокрытия другого преступления.

Кроме того, С. признан виновным и осужден за укрывательство особо тяжкого преступления, а П. - за уничтожение важного личного документа.

Преступления совершены 4 июня, 3 июля, 12 августа 2000 года в г. Талнахе Красноярского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании С. и П. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный П. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что судом первой инстанции не учтены все конкретные обстоятельства и его роль в совершении преступлений; в основу приговора положены его первоначальные показания, которые были даны в отсутствие адвоката; показания свидетеля К. являются противоречивыми и не могут служить доказательством его виновности в убийстве И.В.П.; убийство К.О. он не совершал, а лишь находился на месте совершения преступления, где он уничтожил пенсионное удостоверение потерпевшего;

- осужденный С., не оспаривая обоснованность осуждения по ст. 316 УК РФ, просит объективно разобраться с материалами дела, указывая, что в основу приговора положены косвенные доказательства - показания свидетелей М. и К., оговоривших его в совершении преступлений, которых он не совершал; очевидцев преступлений нет, орудие убийства не найдено; показания П. получены в результате недозволенных методов ведения следствия, а поэтому не соответствуют действительности;

- адвокат Ахметжанов Р.Г. в интересах осужденного С. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, полагая, что судом не добыто достаточных доказательств, подтверждающих вину С. в убийстве И.В.П. и К.О.

Проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Шаруевой М.В., просившей приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных С. и П. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования П. неоднократно в категорической форме пояснял о том, что летом 2000 года к нему обратился С. с просьбой подстраховать, чтобы забрать денежный долг. В баре С. указал на И.В.П., а сам съездил за М., после чего все вчетвером поехали в сторону рудника "Скалистый" и остановились возле заброшенного балка, где все вышли из машины и С. спросил у И.В.П.: "Когда тот отдаст ему денежный долг?" В ответ на это И.В.П. допустил оскорбительное высказывание, а С. достал нож и ударил И.В.П. в грудь, после чего передал нож ему - П. и сказал, чтобы он и М. также нанесли удары ножом И.В.П. В начале августа 2000 года он вместе со С., К.О. и М. поехали отдыхать в тундру, где по приезде С. стал предъявлять претензии по поводу обращения К.О. в милицию и нанес несколько ударов в грудь К.О. Передав нож ему - П., С. потребовал, чтобы он и М. также нанесли удары ножом К.О., что и было ими выполнено.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания П. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Ссылка осужденного П. о том, что первоначальные показания были им даны в отсутствие адвоката, а поэтому не соответствуют действительности, по мнению судебной коллегии, является неосновательной, поскольку как следует из материалов дела, П. был задержан по подозрению в совершении преступления 11 сентября 2000 года, в тот же день ему были разъяснены процессуальные права подозреваемого и в своем собственноручном заявлении он указал, что на момент допроса в качестве подозреваемого в убийстве, он в услугах защитника не нуждается, в связи с чем допрос был проведен без адвоката. При таких данных, нарушения права П. на защиту в ходе предварительного следствия не допущено.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что за рудником в металлическом балке был обнаружен труп мужчины с признаками насильственной смерти. На голове трупа обнаружен перелом костей свода черепа. 3 августа 2000 года труп был опознан и установлен как И.В.П.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы установить причину смерти И.В.П. не удалось ввиду выраженной гнилостной биотрансформации тканей и органов трупа в сочетании с частичной скелетизацией и поражением органов личинками насекомых.

По протоколу осмотра места происшествия труп К.О. был обнаружен 27 августа 2000 года в зарослях кустарника в районе реки Хайерлах г. Талнаха. На передней поверхности груди имелись колото-резаные раны.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть К.О. последовала от множественных ранений грудной клетки и живота с повреждением сердца, легких, печени, желудка, сопровождавшиеся потерей крови.

В судебном заседании П. не отрицал того обстоятельства, что после того как М. взял у К.О. удостоверение инвалида, то он поджег это удостоверение имевшейся у него зажигалкой и его действия по данному эпизоду по ч. 1 ст. 325 УК РФ квалифицированы правильно.

Виновность С. и П. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. и П. в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с целью сокрытия другого преступления, верно квалифицировав их действия по п. п. "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Выводы суда о наличии у С. предварительного сговора с П. на совершение убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями П. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям С. и П. при совершении убийства.

Доводы осужденного С. об отсутствии орудия преступления, не влияют на законность и обоснованность приговора, поскольку в ходе предварительного следствия принимались меры к обнаружению орудия преступления - ножа, проводились поисковые мероприятия в местах, указанных С., однако обнаружить орудие преступления не представилось возможным. Кроме того, преступники не были задержаны на месте преступления при его совершении и имели реальную возможность принять необходимые меры по сокрытию следов и орудий преступления, что и было ими сделано.

Доводы осужденного С., что первоначальные показания П. получены в результате недозволенных методов ведения следствия, не основаны на материалах дела. Эти доводы были известны суду первой инстанции и они обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Доводы кассационных жалоб, что в основу приговора положены косвенные доказательства, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку выводы суда первой инстанции о виновности осужденных основаны на совокупности всех собранных по делу доказательств, а не на показаниях отдельных лиц.

Наказание назначено С. и П. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не содержится.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 21 июня 2001 года в отношении С., П. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"