||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 г. N 53-о01-82

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам потерпевших Н.М. и Б.Р., осужденного Н.Д. на приговор Красноярского краевого суда от 26 апреля 2001 года, по которому

Н.Д., <...>, ранее судим: 1) 16 июля 1999 года по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам лишения свободы, освобожден 23 июня 2000 года по указу об амнистии; 2) 9 ноября 2000 года по п. п. "г", "д" ч. 2 ст. 161; ч. 2 ст. 325 УК РФ к четырем годам трем месяцам лишения свободы.

Осужден по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ к трем годам лишения свободы; по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ к семи годам лишения свободы; по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по ч. 4, 5 ст. 33 - п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 - п. п. "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к одиннадцати годам шести месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено семнадцать лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично в виде одного года лишения свободы присоединить не отбытое наказание по предыдущему приговору от 9 ноября 2000 года и окончательно назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

По данному делу осужден К., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Н.Д. признан виновным и осужден за незаконное лишение свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в отношении двух лиц; за вымогательство, совершенное неоднократно, группой лиц по предварительному сговору; за убийство Н.С. с целью сокрытия другого преступления; за соучастие в убийстве З.Б.; за покушение на убийство Б.Р. с целью сокрытия другого преступления, неоднократно.

Преступления совершены в августе 2000 года в г. Красноярске при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Н.Д. вину признал частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный Н.Д., выражая несогласие с приговором, указывает, что суд первой инстанции неправильно признал в его действиях особо опасный рецидив;

- потерпевшая Н.М. полагает, что назначенное Н.Д. наказание является мягким, поскольку Н.Д. совершил несколько преступлений, в том числе и особо тяжких, а поэтому наказание должно быть более строгим;

- потерпевшая Б.Р. считает, что с учетом прежних судимостей и того обстоятельства, что Н.Д. совершил убийство Н.С. с особой жестокостью, способствовал К. в убийстве З.Б., то Н.Д. должно быть назначено пожизненное лишение свободы.

В возражении потерпевший З.Е. категорически против смягчения наказания в отношении Н.Д., так как последний неоднократно судим и является лицом, опасным для общества.

Проверив материалы дела, выслушав объяснение осужденного Н.Д., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, заслушав заключение прокурора Шаруевой М.В., просившей приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденного Н.Д. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования К. в категорической форме пояснял о том, что 13 августа 2000 года во время распития спиртных напитков с Н.Д. в голубятне, последний намеревался предъявлять требования по выдаче денег у Н.С. Через день Н.Д. привел в голубятню Н.С. и З.Б., при этом Н.С. сразу пристегнули наручниками к кровати. После совместного распития спиртного З.Б. закрыли в комнате на втором этаже. После ухода Н.Д. он - К. по требованию Н.Д. охранял Н.С. и З.Б. и не отпускал их, после чего вместе с Н.Д. стали требовать с Н.С. и З.Б. деньги, при этом Н.Д. руками и ногами наносил удары З.Б. В ответ З.Б. пообещал найти 3000 рублей. После этого Н.Д. стал избивать Н.С., требуя от последнего деньги, прижигал тело Н.С. утюгом и наносил удары топором. В ночное время 16 августа 2000 года Н.Д. поставил его в известность о том, что намеревается убить З.Б. и Н.С., так как те могут заявить в правоохранительные органы о его - Н.Д. противоправных действиях. Через некоторое время Н.Д. ушел, а по возвращении сообщил, что убил Н.С. на стройке, после чего он вместе с Н.Д. вывели из голубятни З.Б. и повели к подвалу дома, где Н.Д. передал ему нож и предложил убить З.Б., сказав, что он - Н.Д. уже одного убил. После этого он одной рукой взял З.Б. за волосы, а другой рукой перерезал тому горло. Затем, Н.Д. высказался о намерении убить Б.Р. и приказал ему привести Б.Р., после чего Н.Д. привел Б.Р. к трупу З.Б. Б.Р., увидев труп, стала убегать, но Н.Д. догнал Б.Р. и стал душить, но ему - К. удалось оттащить Н.Д. от Б.Р. и отвести последнюю домой.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания К. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний свидетеля Б. в судебном заседании явствует, что в ночное время 16 августа 2000 года она видела Н.Д. с К. в состоянии алкогольного опьянения, при этом у Н.Д. рубашка была испачкана кровью. Со слов Н.Д. ей стало известно, что тот подрался. Они втроем пошли в сторону погребов, где Н.Д. и К. разговаривали между собой о двух мужчинах. Она слышала слова о том, "что все нужно сделать по-тихому и на другой день у них будут деньги". Через некоторое время Н.Д. ушел и вскоре она услышала мужской крик о помощи. Когда вернулся Н.Д., то в руке держал нож, который старался спрятать в рукав. Обращаясь к К. сказал: "Все сделал, а теперь его - К. очередь". К. пошел в том же направлении, куда ранее уходил Н.Д. Через несколько минут К. вернулся с З.Б. К. и Н.Д. были агрессивны, выражались грубой нецензурной бранью, нанесли удары ногой, а затем втроем ушли. Вернувшись, она увидела, что К. держал в руке тот же нож. Руки К. были в крови, она испугалась. Н.Д. в требовательной форме сказал К. привести Б.Р. Подошедшую Б.Р. Н.Д. увел, а ей со слов К. стало известно о намерении Н.Д. убить Б.Р. Тогда она попросила К. помешать Н.Д. в осуществлении преступного замысла и К. удалось выполнить ее просьбу и избежать очередного убийства со стороны Н.Д.

Потерпевшая Б.Р. в судебном заседании показала, что ночью 16 августа 2000 года она по просьбе К. вышла на улицу, где увидела Б. и Н.Д., у которого рубашка была в крови. Н.Д. сообщил ей, что подрался и повел ее показать с кем. У одного из домов она увидела лежавшего мужчину. Испугавшись, что тот мертв, она решила убежать, но Н.Д. ее догнал и согнутой в локте рукой с силой сдавил горло. Она потеряла сознание. Очнувшись, увидела рядом с собой К., со слов которого узнала, что Н.Д. намеревался ее убить.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 16 августа 2000 года на стройплощадке на перекрестке улиц Куйбышева и Исторической был обнаружен труп мужчины с признаками насильственной смерти. На рубашке и на брюках имеются дефекты, похожие на воздействие горячего предмета. На правом предплечье имеется браслет наручников белого металла с цифрами 27, 92. Вторая часть браслета от наручников обнаружена при осмотре голубятни.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть З.Б. наступила от массивной потери крови, развившейся в результате резаной раны в верхней трети шеи с повреждением по ходу раневого канала, общих сонных артерий справа и слева, жевательных мышц, трахеи, пищевода.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Н.С. последовала от массивной кровопотери, развившейся в результате резаной раны в верхней трети шеи с повреждением по ходу раневого канала, общих сонных артерий справа и слева, жевательных мышц, трахеи и пищевода.

Виновность Н.Д. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Н.Д. в вымогательстве и в незаконном лишении свободы, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в отношении двух лиц; в убийстве Н.С., совершенном с целью сокрытия другого преступления; в пособничестве убийства З.Б. и в покушении на убийство Б.Р., верно квалифицировав его действия по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 163; п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 127; п. "к" ч. 2 ст. 105; ч. 4, 5 ст. 33 - п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 30 - п. п. "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Выводы суда о наличии у Н.Д. предварительного сговора с К. на совершение преступлений надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями К. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям и Н.Д. и К. при совершении преступлений.

Доводы осужденного Н.Д. в кассационной инстанции о недозволенных методах ведения следствия, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку судом первой инстанции эти доводы проверялись и как не нашедшие своего подтверждения обоснованно были отвергнуты с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Ссылка осужденного на необоснованное признание особо опасного рецидива не может принята во внимание, поскольку в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление.

Как следует из материалов дела, Н.Д. ранее совершил преступление, предусмотренное п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, за которое был осужден и вновь совершил особо тяжкое преступление (п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Следовательно, суд первой инстанции обоснованно усмотрел в действиях Н.Д. признаки особо опасного рецидива и учел данное обстоятельство при определении осужденным режима отбывания наказания.

Наказание назначено Н.Д. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного Н.Д. наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах потерпевших, судебная коллегия не усматривает, так как при назначении наказания судом первой инстанции учтены положения ст. ст. 66, 68 УК РФ и окончательное наказание Н.Д. по совокупности преступлений, по мнению судебной коллегии, не может быть признано мягким.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не содержится.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 26 апреля 2001 года в отношении Н.Д. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"