||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 г. N 50-о01-57

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Дубровина Е.В. и Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2002 года дело по кассационному протесту прокурора Тебеньковой Е.М., кассационным жалобам потерпевшей Б.Ю., осужденных П., Ф. и адвоката Кожемякиной Н.Л. на приговор Омского областного суда от 10 мая 2001 года, которым

П., <...>, русский, со средне-специальным образованием, ранее не судимый, -

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ф., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый, -

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К.А., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый, -

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к семи годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Б.Ю.:

- солидарно с П., Ф. и К.А. - 52132 руб. в возмещение материального ущерба;

- с П. - 20000 руб. в возмещение морального вреда;

- с Ф. - 50000 руб. в возмещение морального вреда;

- с К.А. - 30000 руб. в возмещение морального вреда.

П., Ф. и К.А. признаны виновными и осуждены за убийство Б.А., 1970 года рождения, совершенное группой лиц на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено ими 17 сентября в г. Омске при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимые П., Ф. и К.А. виновными себя не признали.

В кассационном протесте государственный обвинитель прокурор Тебенькова Е.М. просит отменить приговор в отношении Ф., П. и К.А. и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на неверное исключение судом хулиганских побуждений убийства Б.А. из обвинения осужденных и на чрезмерную мягкость назначенного Ф., П. и К.А. наказания.

Потерпевшая Б.Ю. также просит в кассационной жалобе отменить приговор в отношении П., Ф. и К.А. за мягкостью назначенного им наказания и направить дело на новое судебное рассмотрение. Кроме того, потерпевшая Б.Ю. считает, что убийство Б.А. было совершено с особой жестокостью.

В кассационных жалобах:

- осужденный Ф. просит отменить приговор или смягчить ему наказание до не связанного с лишением свободы, ссылаясь на чрезмерную строгость назначенного ему наказания. Кроме того, Ф. полагает, что следствие проведено с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, доказательства противоречивы и неправильно оценены. Считает, что Г. их оговорил и утверждает, что инициатором конфликта был сам Б.А.;

- адвокат Кожемякина Н.Л. в защиту интересов осужденного К.А. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование, ссылаясь на то, что К.А. не участвовал в лишении жизни Б.А., а если он и бросил камень, то мог не попасть в Б.А. Считает, что доказательства оценены неверно. Полагает, что при выполнении требований ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР и в судебном заседании К.А. не понимал происходившего вследствие психического заболевания;

- осужденный П. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование либо смягчить ему наказание до не связанного с лишением свободы, ссылаясь на то, что инициаторами конфликта были Б., что он лишь 1 - 2 раза "пнул" Б.А. ногой по телу, а камнем по голове ему ударов не наносил. Просит привлечь Г. в качестве обвиняемого за убийство Б.А. и взять его под стражу, полагает, что предварительное и судебное следствие проведены с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, доказательства оценены неправильно, а приговор является незаконным и необоснованным. Считает назначенное ему наказание чрезмерно строгим.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коннова В.С., объяснения и заключение прокурора Смирновой Е.Е., не поддержавшей протест и просившей оставить приговор без изменения, объяснения адвоката Островской Н.И. об изменении приговора в отношении К.А., переквалификации его действий с п. "ж" ч. 2 ст. 105 на ч. 2 ст. 213 УК РФ и назначении условного наказания, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных протеста и жалоб, Судебная коллеги находит приговор в отношении П., Ф. и К.А. законным и обоснованным.

Виновность П., Ф. и К.А. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, свидетель К. пояснял в судебном заседании, что пришла возбужденная группа людей, они кричали; "Вот здесь он живет" и встали полукругом у второго подъезда. Когда из этого подъезда вышел мужчина, началась потасовка с бранью, этот мужчина побежал и за ним убежали четверо. Он услышал, что на углу произошла драка, кто-то кричал: "Дима, убей (или добей) его". Он на машине поехал туда, увидел бежавшую собаку Б.А. и самого лежавшего с разбитой головой Б.А. Парней уже не было.

Свидетель А. пояснял в судебном заседании, что, когда они у дома встретили потерпевшего с собакой, он стал оскорблять их. Г. бросил в него жестяной банкой, потерпевший стал убегать, за ним побежали П., Ф., К.А. и Г. Затем они у школы встретились с П., Ф. и К.А., а встретившийся на следующий день Г. сообщил, что пытался разнимать, но сам получил по лицу.

Из показаний свидетеля С. в судебном заседании также видно, что вышедший из дома Б.А. вел себя вызывающе, говорил что-то оскорбительное и Г. бросил в него банку, но не попал. За убегавшим Б.А. побежали Ф., П., К.А. и Г.

Ссылки в жалобах на то, что в ходе предварительного следствия к А. и С. применялись незаконные методы расследования, несостоятельны, противоречат материалам дела, из которых следует, что допросы С. 24 октября 2000 года, 9 и 14 февраля 2001 года и допросы А. 9 и 13 февраля 2001 года проводились с участием адвокатов и никаких заявлений по применению незаконных методов расследования не имелось (т. 1 л.д. 100 - 102, 240 - 242, 243 - 244, 248 - 252, 254 - 255). Кроме того, указанные ссылки не имеют юридического значения и не влияют на законность и обоснованность приговора, поскольку судом в приговоре использовались показания свидетелей С. и А., данные ими в судебном заседании.

Свидетель Г. пояснял в судебном заседании, что он шел с П., Ф., К.А., С., А., они остановились у подъезда, когда оттуда вышел Б.А. с собакой, который спросил, что они пришли поговорить, заявил, что сейчас поговорят, выругался и побежал. Он бросил в Б.А. банку из-под коктейля и побежал за Ф., П., К.А., бежавшими за Б.А., обогнал их. Когда он обернулся, Б.А. дернул его за руку вниз и он упал. Когда он встал, то увидел в 2 - 3 метрах лежавшего на спине Б.А. Горел фонарь и все было видно. Около Б.А. находились Ф., П., К.А. Ф. дважды бросил большой камень в голову Б.А., затем П. бросил один раз большой камень в голову Б.А., а К.А. пнул его ногой по телу. Ф. несколько раз кричал П., называя его "Димас", чтобы он убил Б.А. Он (Г.) пытался оттащить Ф. и П., но П. потребовал, чтобы он ушел, угрожая в противном случае убить и его. Он ушел.

Аналогичные показания Г. давал и в ходе предварительного следствия при его допросах 18 сентября и 17 ноября 2000 года (т. 1 л.д. 81 - 83, 117 - 118). Судом правильно установлено отсутствие у Г. оснований для оговора подсудимых.

Ссылка в жалобе на то, что при проведении очной ставки с К.А. в ходе предварительного следствия Г. не давал показаний об ударе К.А. ногой Б.А., не свидетельствует о недостоверности показаний Г. Как видно из протокола очной ставки, она проводилась в целях установления нахождения К.А. на месте происшествия при совершении преступления. При этом вопрос о том, наносил ли лично К.А. удары Б.А., не выяснялся.

Как следует из показаний свидетеля Б., место, где находился мертвый брат, было освещено.

Свидетель З. поясняла в судебном заседании, что она видела, как избивали лежавшего мужчину у трансформаторной будки. Это место было освещено фонарем и ей было видно происходившее. Избивали мужчину наглядно ей знакомые П., Ф. и К.А., она также знала имена П. и К.А., соответственно "Дима" и "Андрей". Ф. несколько раз наклонялся над мужчиной и бил его камнем, он же несколько раз кричал: "Димас, убей!". П. несколько раз бросал в мужчину камень. К.А., подойдя к ним, с расстояния 1 - 1,5 м бросил в мужчину камень один раз. Когда П., Ф. и К.А. уходили с места происшествия, они унесли с собой камень.

Протоколами подтверждается опознание З. П., К.А. и Ф. как лиц, наносивших удары пострадавшему, и утверждала при этом, что Ф. кричал, чтобы "Дима" убивал пострадавшего.

Ссылка в жалобе П. на то, что ему при опознании не было предложено занять место среди опознаваемых по его выбору, не влияет на оценку протокола опознания, поскольку, как видно из показаний З. и протокола опознания З. и ранее (до опознания) наглядно знала П.

Сам подсудимый П. не отрицал в судебном заседании, что он находился на месте происшествия, "пнул" ногой лежавшего Б.А. 1 - 2 раза и ему (П.) неоднократно кричало лицо, наносившее удары камнем по голове Б.А.: "Димас, бей его камнем, надо отомстить".

Подсудимый К.А. также не отрицал, что за Б.А. "пошли" Г., П., Ф. и он пошел за ними. У лежавшего Б.А., который хрипел, находились Ф., П.

В ходе предварительного следствия К.А. не отрицал также, что он кинул камень (размером около его кулака) в лежавшего мужчину, подойдя к нему (т. 1 л.д. 251).

Виновность П., Ф. и К.А. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Ссылки на то, что согласно показаний З. и К. Б.А. наносились удары ногами по телу, а на его теле не обнаружено телесных повреждений, не свидетельствуют о том, что осужденные не наносили Б.А. ударов камнем, в чем они признаны виновными. Кроме того, нанесение удара по телу не влечет за собой в обязательном порядке образование телесных повреждений.

Судом правильно оценены доказательства в части возможности видеть действия осужденных в отношении Б.А. Ссылки на то, что осмотр места происшествия проводился при искусственном освещении, не опровергают выводов суда в этой части, поскольку требования к видимости действий виновных лиц и к освещенности при осмотре места происшествия для отыскания следов преступления различны.

Ссылка на первоначальные показания Б.Ю. на л.д. 18 т. 1 несостоятельна, поскольку данный документ является не протоколом, содержащим показания, а объяснением, не являющимся согласно ст. 69 УПК РСФСР источником доказательств. Ссылка на то, что Б.Ю. давала показания о том, что муж ее лежал в темноте, свет от прожектора загораживала трансформаторная будка, является несостоятельной, таких показаний Б.Ю. ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании, как видно из протоколов, не давала.

Судом проверялись доводы осужденных об обстоятельствах происшедшего, однако они не подтвердились и правильно отвергнуты судом.

Имеющимся противоречиям в показаниях допрошенных лиц и между показаниями различных лиц, имеющим значение для правильного разрешения дела, суд дал в приговоре надлежащую оценку.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П., Ф. и К.А. в содеянном и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным приговоре признакам.

Довод о том, что К.А. не участвовал в процессе лишения жизни Б.А., является несостоятельным, противоречит приведенным в приговоре доказательствам, правильно оцененным судом.

Довод жалобы Б.Ю. об убийстве с особой жестокостью противоречит установленным обстоятельствам происшедшего. Количество нанесенных каждым из осужденных ударов не дает основания признать совершение каждым из них убийства с особой жестокостью. В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о желании каждым из осужденных при убийстве Б.А. причинить ему особые мучения и страдания.

Хулиганский мотив убийства также не подтверждается материалами дела, из которых следует, что перед убийством между Б. и виновными имел место конфликт. Данный конфликт, как видно из приведенных показаний свидетеля К., исчерпан не был. Как следует из показаний Б.Ю. (т. 1 л.д. 24), при конфликте Б.А. ударил А. Они обменялись ударами, потом как бы успокоились, стали предлагать встретиться позже. Когда они (Б.) уходили, парни им вслед еще кричали. К.А. также пояснял, что после прекращения драки Ф. стал говорить, что его ударили и он так не может, предлагал пойти и догнать обидчика. Они все пошли в сторону ул. Рокоссовского (т. 1 л.д. 251).

Из показаний Б.Д. видно, что возникновению конфликта предшествовали громкий смех группы людей, среди которых были осужденные, и слова Б.А., спрашивавшего их, что они смеются, и назвавшего их "придурками". Таким образом, конфликт носил взаимный характер и уходом Б. окончен не был.

Из показаний свидетелей С., А. и Г. следует, что перед убийством Б.А. он, выйдя из дома, вел себя вызывающе, угрожал им и оскорблял их.

При таких данных суд обоснованно не усмотрел хулиганского мотива убийства.

Кроме того, ставя вопрос о наличии хулиганского мотива убийства, прокурор в протесте, в то же время, указал, что она не оспаривает правильности установления фактических обстоятельств совершенного преступления, в которые входит, в том числе, мотив совершения преступления.

Постановлением следователя от 20 февраля 2001 г. отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 213 УК РФ в отношении П., К.А., Ф., С., А. за отсутствием состава преступления. При этом в постановлении установлено, что при первоначальном конфликте "была обоюдная драка, на почве личных неприязненных отношений" (л.д. 264 т. 1). Данное постановление не отменено и иной оценки мотивам и обстоятельствам конфликта (обоюдная драка) не может быть дано.

Наказание П., Ф., К.А. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела. При этом П. и Ф. наказание назначено в пределах санкции ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой они осуждены, и не в минимально возможном размере.

Характеристики осужденных правильно оценены судом.

С учетом роли К.А., его положительных характеристик, отсутствия отягчающих обстоятельств, суд обоснованно назначил ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Отсутствие раскаяния осужденных согласно ст. 63 УК РФ не могло учитываться при назначении им наказания.

Каким образом способ убийства (путем нанесения ударов в область головы) и орудие убийства (подобранный на месте происшествия камень) влияют на наказание осужденным и в силу каких причин прокурор считает их недооцененными судом, в протесте не указано и данные ссылки не основаны на законе.

Психическое состояние К.А., как видно из материалов дела, тщательно исследовалось. В отношении него проводилась стационарная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, экспертами обследовался сам К.А., исследовались материалы уголовного дела и медицинская документация, в том числе - амбулаторная карта Омского психоневрологического диспансера, амбулаторная карта из поликлиники по месту жительства, акт амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 6 сентября 1993 г., медицинская карта арестованного К.А. из СИЗО. За время пребывания в отделении областной психиатрической больницы каких-либо психопатических расстройств (бреда, галлюцинаций, приступов с нарушением сознания) у него не обнаруживалось, себя он полностью обслуживал, читал художественную литературу, играл в настольные игры, общался с другими испытуемыми. Он знал цель обследования, статью, по которой обвинялся, был критичен к создавшейся судебной ситуации, активно защищался. При комиссионном осмотре подробно рассказывал о своем состоянии, но отказывался говорить о содеянном в отсутствие адвоката, свои ответы обдумывал и интересовался, что записывает эксперт, объясняя это своим опасением, что эксперт что-нибудь запишет неверно. Он был признан вменяемым, было установлено, что он по своему психическому состоянию может осознавать характер своих действий и руководить ими (т. 2 л.д. 74 - 77).

Ходатайство адвоката Кожемякиной о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы, на что имеется ссылка в жалобе, было в установленном законом порядке рассмотрено следователем и обоснованно отклонено в связи с отсутствием оснований для назначения такой экспертизы (т. 1 л.д. 119, 120).

Из сообщения начальника ГУ ЛПУ-11 (областной больницы N 11) УИН видно, что по своему психическому состоянию К.А. мог ознакамливаться с материалами дела (л.д. 139 т. 2). Как следует из протокола, обвиняемый К.А. ознакамливался с материалами дела совместно с адвокатом и по окончании ознакомления собственноручно указал, что он с материалами дела ознакомлен полностью и поддерживает заявленное в его интересах ходатайство адвоката (л.д. 142 т. 2).

Из протокола судебного заседания следует, что он давал показания, отвечал на поставленные вопросы, сам задавал вопросы (свидетелям З., Г.), высказывал свое мнение по разрешаемым вопросам, участвовал в судебных прениях в качестве гражданского ответчика, использовал свое право выступить с последним словом. При этом он активно защищался от предъявленного обвинения, его показания и позиция в судебном заседании были адекватными, с ним имелся речевой контакт, никаких неадекватных действий он не совершал.

Из указанных протоколов также видно, что никаких заявлений, ходатайств о том, что К.А. не понимал происходившего - не заявлялось. При таких данных доводы жалобы о том, что К.А. при ознакомлении с материалами дела и в судебном заседании ничего не понимал и было нарушено его право на защиту, противоречат материалам дела и являются несостоятельными.

Дополнительно предоставленная выписка из истории болезни арестованного К.А. из ГУ ЛПУ-11 ГУИН не свидетельствует о неправильности выводов суда о психическом состоянии К.А.

Ходатайство адвоката Ведерниковой о направлении дела для производства дополнительного расследования судом разрешено в соответствии с действующим законодательством.

Довод П. о привлечении Г. в качестве обвиняемого за убийство Б.А. и взятии его под стражу не может быть удовлетворен при кассационном рассмотрении дела судом, поскольку в компетенцию суда привлечение к уголовной ответственности и арест лиц, не привлеченных в качестве обвиняемых по данному делу - не входит. В соответствии с конституционным принципом осуществления судопроизводства в РФ на основе состязательности сторон в обязанности суда входит рассмотрение дела в отношении подсудимых в пределах предъявленного им обвинения, сам суд уголовного преследования лиц, не привлеченных к уголовной ответственности, не осуществляет. Кроме того, в материалах дела имеется неотмененное постановление следователя от 28 февраля 2001 г. о прекращении уголовного преследования Г. по п. п. "д", "ж", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. Данным постановлением установлено, что он телесных повреждений Б.А. на наносил (т. 1 л.д. 265).

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Данное дело органами предварительного следствия расследовано, а судом - с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон - рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны. Фальсификации материалов дела не усматривается.

Отказ осужденного от написания (подписания) расписки об ознакомлении с протоколом судебного заседания не означает, что осужденный с протоколом не ознакомлен. Из акта (т. 3 л.д. 167), подписанного секретарем судебного заседания Ш. и начальником конвоя З.С., следует, что П. были представлены материалы уголовного дела, он был ознакомлен с протоколом судебного заседания, но отказался давать расписку об ознакомлении с протоколом судебного заседания. Изготовление и вручение осужденному копии протокола судебного заседания законом не предусмотрено.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 10 мая 2001 г. в отношении П., Ф. и К.А. оставить без изменения, а кассационные протест и жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

Е.В.ДУБРОВИН

Р.С.ЧАКАР

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"