||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 г. N 5-о01-231

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Борисова В.П. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного П. на приговор Московского городского суда от 29 октября 2001 года, по которому

П., <...>, судимый: 2 августа 1990 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы; 29 мая 1998 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно; 21 июля 1999 года по ст. ст. 324, 327 ч. 1 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы -

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с частичным присоединением наказания по приговору от 21 июля 1999 года окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать П. в пользу И. 2661 рубль 50 копеек и в пользу М.В. 3100 рублей в возмещение ущерба.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. и заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным в умышленном убийстве двух лиц на почве неприязненных отношений, а также в краже чужого имущества.

Преступления совершены 16 декабря 1998 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный П. вину признал частично и показал, что в квартире М. у него возник скандал с М. и К., которые кинулись на него, а он схватил со стола нож, и нанес им удары этим ножом. После этого взял в квартире телевизор и ушел.

В кассационной жалобе осужденный П. не согласен с приговором, так как обстоятельства, установленные судом, не соответствуют действительности. Утверждает, что когда он отказался от употребления водки, М. и К. стали оскорблять его, потом кинулись на него и он вынужден был защищаться, машинально взял со стола складной нож. Ему разбили голову бутылкой, а он нанес им ножевые ранения, от которых они скончались. На предварительном следствии на него оказывалось физическое воздействие, и он вынужден был оговорить себя. Ссылается на то, что не помнит, как вышел из квартиры и вынес телевизор, в себя пришел только на улице. Утверждает, что куртку он не брал. Полагает, что адвокаты его защищали ненадлежащим образом. Считает что не взято во внимание, что он состоял на учете в психиатрическом диспансере, состояние его здоровья. По его мнению, его осуждение по ст. ст. 324, 327 УК РФ по предыдущему приговору подпадает под амнистию. Просит учесть его доводы и изменить приговор.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины осужденного П. основаны на собранных по делу доказательствах, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Помимо показаний самого осужденного П., его вина в содеянном подтверждается протоколом осмотра места происшествия, показаниями свидетелей М., Б., А., заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Сам осужденный П. не оспаривает нанесение им ножевых ранений М. и К.

Из заключения судебно-медицинских экспертиз усматривается: М. причинены множественные колото-резаные раны, в том числе проникающие ранения груди с повреждением внутренних органов, ранение шеи с повреждением сонной артерии которые сопровождались острой кровопотерей и находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти потерпевшего;

К. также причинены множественные ранения, в том числе проникающие в грудную клетку с повреждением внутренних органов. Смерть К. последовала от массивной кровопотери, что явилось следствием проникающих ранений грудной клетки с повреждением левого легкого и аорты.

Оценивая показания П. о том, что он совершил убийство потерпевших защищаясь от нападения с их стороны, суд обоснованно признал их неубедительными, поскольку заключения судебно-медицинских экспертиз о количестве, локализации, характере и степени тяжести телесных повреждений у потерпевших свидетельствуют о том, что П. наносил удары ножом М. и К. тогда, когда никакая опасность с их стороны ему не угрожала.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал преступные действия П. по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как убийство двух лиц.

Не вызывает сомнений и доказанность вины П. в краже из квартиры М. телевизора "Шарп" и куртки, общей стоимостью 3100 рублей.

Из показаний свидетеля А. видно, что она пустила к себе в квартиру пожить П. и его жену. 16 декабря 1998 года П. куда-то уехал, а когда она пришла домой, то увидела, что П. был уже дома и смотрел с женой телевизор "Шарп". На ее вопрос о телевизоре, П. сказал, что купил телевизор у алкоголиков за 400 рублей, у них же купил куртку типа искусственной дубленки.

Свидетель К. показала, что 17 декабря 1998 года П. привез телевизор и предложил ей купить его. Телевизор оказался без пульта и документов. П. сказал, что привез телевизор из Кемерово, а пульт и документы сгорели. Она отказалась покупать телевизор, но вспомнила о знакомых, которым П. продал телевизор за 1 тысячу рублей.

Показания П. о том, что М. просил его помочь продать телевизор, опровергаются показаниями свидетеля М.

Преступные действия П. связанные с кражей чужого имущества, суд обоснованно квалифицировал по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, как кража, совершенная неоднократно, учитывая, что П. имеет судимость за грабеж.

По заключениям судебно-психиатрической и комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертиз П. психическим расстройством не страдает, в отношении инкриминируемых деяний вменяем. В момент совершения инкриминируемых ему действий П. находился в состоянии эмоционального напряжения, обусловленного конфликтом с потерпевшими, которое, однако по своей глубине и выраженности не достигло степени аффекта.

Оценив заключения экспертов в совокупности с доказательствами по делу, суд обоснованно признал заключения правильными.

Таким образом, нет оснований также считать, что П. совершил убийство в состоянии аффекта.

Несостоятельными являются и утверждения осужденного П. в кассационной жалобе о нарушениях уголовно-процессуального закона.

Из материалов дела видно, что каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли бы или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, по делу не допущено.

П. был обеспечен защитником в соответствии с требованиями закона. Доводы жалобы осужденного П. о том, что адвокаты недобросовестно осуществляли его защиту, материалами дела не подтверждаются.

Не на чем не основано и его заявление о применении к нему недозволенных методов следствия.

Назначенное наказание П. соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновного и обстоятельствам дела. Доводы его жалобы не являются основанием для смягчения наказания.

Нет оснований и для применения к нему амнистии по приговору от 21 июля 1999 года, о чем он ставит вопрос в кассационной жалобе.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 29 октября 2001 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"