||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2002 года

 

Дело N 56-о01-34

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Хлебникова Н.Л. и Самарина Б.М.

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных С., О., С.В. и адвокатов Китаева А.М., Левина Л.С., Бурмина С.Л., Конова А.Ю., Резниченко И.М. на приговор Приморского краевого суда от 27 декабря 2000 года, которым

С. <...>, русский, со средним образованием, не женат, работал водителем в ИЧП "Чойс", судим 16 мая 1990 года по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 25 апреля 1994 года по отбытии наказания, проживал в <...>, -

осужден:

по ст. 30 ч. 1 и ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 7 лет лишения свободы;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы;

по ст. 191.2 УК РСФСР на 13 лет лишения свободы;

по ст. 15 ч. 2 и ст. 148.1 ч. 3 УК РСФСР на 5 лет лишения свободы;

по ст. 148.1 ч. 3 УК РСФСР на 6 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. 209 ч. 1 и ч. 2 УК РФ оправдан.

Постановлено взыскать с С. в пользу Б. 17800 рублей в возмещение материального ущерба и 50 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда, а в пользу УВД Приморского края - 120075 руб. 60 копеек.

О., <...>, русский, со средним специальным образованием, не работал, проживал в г. Фокино Приморского края, -

осужден:

по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 4 года лишения свободы;

по ст. 30 ч. 1 и ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим назначено 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

Он же по ст. 209 ч. 1 и ч. 2 УК РФ оправдан.

С.В., <...>, русский, со средним образованием, не женат, работал водителем в ЧП "Крюкова", проживал в г. Владивостоке, -

осужден:

по ст. 30 ч. 1 и ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы;

по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. 209 ч. 1 УК РФ оправдан.

Постановлено взыскать с С.В. в пользу Ш.В. 26080 рублей в возмещение материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., заключение прокурора Панфиловой М.В., полагавшей изменить приговор суда, Судебная коллегия

 

установила:

 

судом признаны виновными и осуждены:

О. - за разбойное нападение на Б.С. в целях хищения чужого имущества, в группе лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия; за грабеж имущества в киоске ТОО "Нина", совершенный повторно, в группе лиц по предварительному сговору, с применением насилия к потерпевшим Х. и С.А., не опасного для их жизни и здоровья;

С. - за посягательство на жизнь работника милиции Б.Е. в связи с его служебной деятельностью по охране общественного порядка, при отягчающих обстоятельствах; за покушение на неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, соединенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего; за неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, повторно, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего;

С.В. - за разбойное нападение на Ш. с целью завладения имуществом в крупном размере, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением огнестрельного оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за умышленное убийство Ш., совершенное из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем.

Кроме того, С., О. и С.В. осуждены за незаконные приобретение, ношение, хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, а О. и С. также за незаконный сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов; за приготовление к разбою, организованной группой, с применением оружия, с целью завладения имуществом в крупном размере.

Преступления совершены в период с 4 января 1994 года по 6 июня 1998 года в г. Владивостоке и в с. Романовке Шкотовского района Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С., О., С.В. не признали себя виновными.

В кассационных жалобах:

осужденный С. утверждает, что судебное разбирательство по делу проведено с многочисленными нарушениями норм УПК и Конституции РФ, а приговор постановлен незаконно.

В обоснование ссылается на отсутствие доказательств его вины, на то, что никто из очевидцев его не опознал, а при производстве опознания потерпевшими Л. и Н. нарушен уголовно-процессуальный закон; не установлено, из какого оружия убит Б.Е.; его собственные показания, на которые суд сослался в приговоре, получены под влиянием физического и психического воздействия со стороны оперативных работников.

Адвокат Бурмин С.Л. в защиту С. приводит аналогичные доводы, просит отменить приговор и дело в отношении С. прекратить.

Осужденный О. указывает, что осужден за преступления, которых не совершал.

Он отрицает разбойное нападение на Б.С., ссылаясь на то, что осужденные ранее Б-в, М. и Я. оговорили его в результате воздействия со стороны следственных органов. В действительности же, как указано в жалобе, между ними не было сговора; применение Б-вым ножа имело стихийный характер.

О. отрицает и участие в грабеже имущества в киоске ТОО "Нина", при этом указывает, что во время преступления он спал в автомашине; потерпевшие С.А. и Х. его не опознали.

Кроме того, оспаривает причастность к преступлениям, которые суд квалифицировал по ст. ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 1 УК РФ, утверждая, что во время их совершения он находился в качестве задержанного в здании УОП УВД Приморского края.

Все обвинение, как полагает О., основано на показаниях осужденного С., которые были "выбиты" на предварительном следствии.

Просит отменить приговор и дело производством прекратить.

Адвокат Конов А.Ю. в защиту О. указывает, что по делу не установлено находился ли последний в квартире Б.С., были ли согласованы действия сообщников, принимал ли он участие в похищении вещей потерпевшего и т.п.

По эпизоду грабежа имущества в киоске ТОО "Нина" потерпевшие С.А. и Х., как полагает адвокат, не опознали О., однако суд, сославшись на их первые показания, не учел эти доводы.

Что касается обвинения О. по ст. ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 1 УК РФ, то оно, по мнению защитника, основано лишь на показаниях С., которые противоречивы и им же самим отвергнуты.

Адвокат просит отменить приговор и дело в отношении О. прекратить.

Адвокат Резниченко И.М. в защиту осужденного О. приводит аналогичные доводы, ссылаясь на отсутствие доказательств его виновности и на неправильную оценку в приговоре тех данных, на которые суд сослался в обоснование вины.

Он просит отменить приговор и направить дело на новое расследование, а в части обвинения его по ст. 30 ч. 1 и ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - прекратить за недоказанностью.

Адвокаты Китаев А.М. и Левин Л.С. в защиту осужденного С.В. указывают, что приговор является незаконным, т.к. ни в ходе предварительного следствия, ни в суде не установлено, на какую автомашину готовили нападение С.В., С., О. и неустановленный сообщник, какую сумму собирались они похитить. Сославшись на показания свидетеля К., суд, по мнению адвокатов, не учел, что они получены в результате принуждения со стороны следственных органов; не дал оценки тому, что С.В. 14 октября 1996 года в районе совершения преступления никто не видел; обвиняемый С. от своих показаний отказался.

Осуждая С.В. за разбой и убийство Ш., суд не проверил его доводы о том, что в ночь на 7 июня 1998 года он вместе с Ц. и его другом разыскивали женщину, которая должна была Ц. крупную сумму денег.

Кроме того, как указано в жалобе, суд избирательно подошел к показаниям самого С.В., оставил без внимания, что еще в ходе следствия он отказался от показаний, изложенных в явке с повинной и на допросе в качестве подозреваемого, заявив об оговоре вследствие психического и физического воздействия со стороны оперативных работников.

С учетом этого адвокатами поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении дела за недоказанностью вины С.В.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, а также выслушав объяснения по ним осужденных С. и С.В., участвовавших в кассационном рассмотрении дела, выступление адвоката Резниченко И.М., в котором он поддержал доводы жалоб в защиту осужденного О., Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Фактические обстоятельства указанных преступлений судом установлены достаточно полно и в приговоре изложены правильно.

Вина С., О., С.В. материалами дела доказана.

Доводы в жалобах в обоснование непричастности О. к разбойному нападению на Б.С. являются несостоятельными, поскольку опровергаются всесторонне исследованными и приведенными в приговоре доказательствами, а в частности показаниями осужденных по этому делу Б-ва, М. и Я., которые свидетельствуют, что О. был одним из участников данного нападения, соединенного с насилием, реально опасным для жизни и здоровья потерпевшего, в результате чего нападавшие, действуя группой лиц по предварительному сговору, завладели кожаной курткой Б.С., телевизором, настенными часами и другим имуществом общей стоимостью 741000 неденоминированных рублей.

Утверждать о том, что указанные осужденные якобы оговорили О. вследствие недозволенных методов воздействия со стороны следственных органов, оснований не имеется.

Ссылки же на то, что осужденный Б-в, применяя насилие к потерпевшему, действовал "стихийно", противоречат материалам дела и установленным в суде обстоятельствам, согласно которым все участники нападения, в том числе и О., действовали согласованно, при этом последний, реализуя единый умысел на завладение чужим имуществом, обыскивал квартиру в целях хищения наиболее ценных вещей.

Участие О. в грабеже имущества из киоска ТОО "Нина" в с. Романовке Шкотовского района установлено показаниями Б-ва и Я., осужденных ранее за это же преступление; показаниями потерпевшего С.А., который опознал О. как преступника, ограбившего киоск и завладевшего его курткой; показаниями потерпевшего Х. о том, что О. был одним из участников ограбления киоска, при этом избил его и снял с него шапку, а также забрал из кармана одежды денежную выручку; другими доказательствами.

Поэтому доводы о том, что О. во время указанного преступления якобы спал в автомашине, не могут быть признаны обоснованными. К тому же они, как видно из дела, судом проверялись и получили в приговоре правильную оценку.

Суд привел в приговоре доказательства того, что С., О. и С.В. в составе организованной группы совершили приготовление к разбойному нападению на автомашину ТОО "Силис" по пути ее следования в банк с целью завладения перевозимыми в ней деньгами в сумме 1 миллиарда рублей.

Об этом, в частности, свидетельствуют показания С. на предварительном следствии (л.д. 32 - 40 т. 1), признанные судом достоверными; показания многочисленных свидетелей: Г., К., Б., А., М., Т. и др.; данные, установленные при осмотре места происшествия (л.д. 170 - 172 т. 2).

Как перечисленные, так и ряд других доказательств, на которые суд сослался в приговоре в обоснование вины осужденных, подтверждают также и совершение ими действий, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов, ответственность за которые предусмотрена ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Ссылки в жалобах на недопустимость в качестве доказательств виновности упомянутых показаний осужденного С. и показаний свидетелей К. и Г. по мотивам применения к ним недозволенных методов воздействия были подвергнуты тщательной проверке со стороны суда, при этом, как усматривается из материалов дела, они не нашли своего подтверждения.

Что же касается доводов относительно противоречивости показаний осужденного С. ввиду его отказа от собственных показаний, то они судом надлежаще выяснены и оценены.

Обоснованно отвергнуты судом по основаниям, изложенным в приговоре, и доводы в защиту О., в которых утверждается, что во время указанных преступлений он якобы находился в качестве задержанного в УОП УВД Приморского края.

Вывод суда о том, что С., скрываясь от преследования работника милиции Б.Е., умышленно убил последнего, выстрелив в него дважды из имевшегося пистолета "ТТ", а затем покушался с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, на завладение автомобилем Н. марки "Тойота Креста" основан на правильной оценке рассмотренных доказательств.

Это подтверждено рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре показаниями самого осужденного о том, что с расстояния 4 - 5 метров он дважды выстрелил в потерпевшего из пистолета "ТТ", который утратил во время угона автомобиля, бросив его на сиденье; показаниями свидетеля Т., который тоже участвовал в преследовании С. и видел, как тот произвел из пистолета выстрелы в Б.Е., убив его; показаниями свидетелей Г., видевшего, как С., завладев автомобилем, бросил на сиденье пистолет, после чего его успел схватить работник милиции, а С. скрылся на указанном автомобиле; протоколами опознания С. потерпевшим Н. и свидетелем Л. (л.д. 207 - 210 т. 2); протоколом осмотра места происшествия (л.д. 2 - 5 т. 1); заключениями судебно-медицинской и баллистической экспертиз (л.д. 29 - 35, 37 - 42 т. 2), а также другими данными.

Совокупность перечисленных выше доказательств свидетельствует о несостоятельности утверждений С. о том, что по делу якобы не установлено, из какого оружия был убит Б.Е.

Его же ссылки на то, что при производстве его опознания нарушен уголовно-процессуальный закон, не основаны на материалах дела.

Доводы о непричастности С.В. к разбойному нападению на Ш. и к умышленному убийству последнего опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами, в том числе, его явкой с повинной (л.д. 166 - 168 т. 2) и его же показаниями на предварительном следствии в качестве подозреваемого, в которых он признавал, что с целью завладения деньгами в крупном размере (около 30 тыс. долларов США), застрелил Ш. в гараже, после чего, используя найденные ключи, проник в его квартиру (л.д. 173 - 178 т. 2); показаниями потерпевшего Ш.В. и его супруги Ш.Т. о том, что их сын имел значительную денежную сумму, часть которой (12 тыс. долларов США) нашли в его квартире за тумбочкой, а труп потерпевшего обнаружили в собственном гараже; протоколом осмотра гаража Ш., где обнаружен труп Ш. с пулевыми ранами в области головы и затылка (л.д. 72 - 80 т. 2); заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому смерть Ш. наступила от огнестрельных пулевых ранений головы (л.д. 124 - 131, 135 - 138 т. 3) N данными об изъятии принадлежащего С.В. пистолета "Вальтер", переделанного из газового для стрельбы боевыми патронами калибра 6,35 мм (л.д. 88 - 89, 107 - 1110 т. 3); заключением эксперта-криминалиста о том, что изъятые из трупа Ш. три пули стреляны из указанного пистолета (л.д. 152 - 155, т. 3).

Эти доказательства получены в соответствии с требованиями ст. ст. 69, 70 УПК РСФСР, подробно проанализированы в приговоре и надлежаще оценены.

Ссылки в жалобах на недопустимость "признательных" показаний С.В. в качестве доказательства его виновности противоречат материалам дела, при проверке которых не выявлено данных о применении к нему в ходе следствия недозволенных методов воздействия.

У суда имелось достаточно оснований для признания достоверными его показаний, положенных в основу приговора.

Утверждения в жалобах относительно того, что С.В. во время разбоя и убийства Ш. находился в другом месте - искал с его друзьями неизвестную ему женщину, явно надуманны, о чем свидетельствуют собранные по делу доказательства, на которые суд сослался при обосновании его вины.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые бы ставили под сомнение законность и обоснованность приговора, органами следствия и судом не допущено.

Данных о нарушении права С.В. на защиту, как он утверждает об этом в жалобах, по делу не имеется.

Вместе с тем в приговор следует внести изменения.

Действия О. по эпизоду его участия 4 января 1994 года в грабеже имущества в торговом киоске ТОО "Нина" в с. Романовке Шкотовского района суд квалифицировал по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, санкция которой предусматривает наказание от 3-х до 7-ми лет лишения свободы, когда как законом (ст. 145 ч. 2 УК РСФСР в редакции от 3 декабря 1982 года), действовавшим на момент совершения указанного деяния, было установлено наказание в виде лишения свободы на срок до 7-ми лет, т.е. без указания нижнего предела.

Тем самым суд ухудшил положение осужденного и поэтому действия О. в этой части надлежит переквалифицировать со ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на ст. 145 ч. 2 УК РСФСР (в редакции закона от 3 декабря 1982 года), которой предусмотрена ответственность за грабеж, совершенный повторно, по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

По эпизоду, связанному с обвинением С., О., С.В. в приготовлении в 1996 году к разбойному нападению на автомашину ТОО "Силис" с целью завладения перевозимыми в ней деньгами в крупном размере, суд переквалифицировал действия осужденных со ст. 15 и ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на ст. 30 ч. 1 и ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, однако не учел, что в силу ст. 10 УК РФ обратную силу имеет лишь закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

Из сопоставления санкций ст. 146 ч. 3 УК РСФСР и ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ следует, что в данном случае новый уголовный закон не предусматривает возможности назначения осужденному более мягкого наказания и не улучшает его положение иным образом.

Следовательно, указанные действия С., О., С.В. должны быть квалифицированы в соответствии со ст. 9 УК РФ по закону, действовавшему во время совершения ими преступления, т.е. по ст. 15 и ст. 146 ч. 3 УК РСФСР.

Осуждая С.В. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд в приговоре указал, что он совершил умышленное убийство Ш. из корыстных побуждений и при разбойном нападении.

Однако по смыслу закона квалифицирующий признак убийства, содержащийся в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, - "сопряженное с разбоем", предполагает корыстный мотив совершения данного преступления и дополнительный признак убийства - "из корыстных побуждений", предусмотренный тем же пунктом названной статьи УК, в этом случае является излишним, а потому подлежит исключению.

В остальном действия осужденных в приговоре квалифицированы правильно.

Приговор в части осуждения С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ подлежит отмене с прекращением дела в этой части на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, поскольку на момент кассационного рассмотрения дела истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление.

По этим основаниям назначенное С.В. наказание по совокупности преступлений должно быть смягчено.

В отношении О. и С.В. таких оснований не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 27 декабря 2000 года в отношении С., О. и С.В. изменить:

переквалифицировать их действия со ст. 30 ч. 1 и ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 15 и ст. 146 ч. 3 УК РСФСР, по которой назначить:

С. - 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

О. - 5 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

С.В. - 5 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

Переквалифицировать действия О. со ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на ст. 145 ч. 2 УК РСФСР (в редакции закона от 3 декабря 1982 года), по которой назначить ему лишение свободы сроком на 4 года.

Этот же приговор в части осуждения С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за истечением срока давности.

Исключить из приговора указание о совершении С.В. убийства Ш. из корыстных побуждений.

Окончательное наказание назначить на основании ст. 40 УК РСФСР - С. и С.В. путем частичного сложения наказаний, а О. - путем поглощения менее строгого наказания более строгим:

С. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 15 и 146 ч. 3, 191.2, 15 и 148.1 ч. 3, 148.1 ч. 3 УК РСФСР, в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет 6 (шесть) месяцев с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима;

О. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 145 ч. 2, 15 и 146 ч. 3 УК РСФСР, ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г", 222 ч. 1 УК РФ, в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима;

С.В. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, ст. ст. 15 и 146 ч. 3 УК РСФСР, в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Б.М.САМАРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"