||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2002 г. N 81-О01-136

 

Председательствующий: Трещеткин М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 16 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Г., законного представителя осужденного - Г.И., адвоката Карпачева Л.П. на приговор Кемеровского областного суда от 28 мая 2001 года, которым

Г., <...>, русский, образованием 9 классов, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать с него или его матери 1410 руб. в пользу С.Ш.

Ж., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 316 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Приговор в отношении Ж. в кассационном порядке не обжалован и не опротестован, дело о нем рассматривается в порядке ст. 332 УПК РСФСР.

По делу осужден З. по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., заключение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, освободив Ж. от наказания по амнистии, судебная коллегия,

 

установила:

 

Г. осужден за убийство С. 1968 года рождения, совершенное 30 октября 2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Ж. - за укрывательство данного преступления.

В судебном заседании Г. свою вину признал частично, отрицая свою причастность к убийству потерпевшего, пояснил, что он лишь присвоил его вещи.

Ж. свою вину признал полностью.

В кассационных жалобах:

Законный представитель осужденного Г. - Г.И., не соглашаясь с приговором, просит отменить его и дело производством прекратить. Она считает, что утверждение сына о том, что он не причастен к смерти потерпевшего, не опровергнуто. У сына не имелось никакого умысла убивать С., разборки были между потерпевшим и З. Сын лишь под угрозой физического насилия помог З. связать руки и ноги С.. Полагает, что потерпевший был убит в тот момент, когда сын уходил из квартиры за спиртными напитками. Сын не отрицает, что присвоил джинсы потерпевшего и сокрыл его труп, в чем очень раскаивается и сожалеет. Она просит принять все это во внимание и отменить приговор.

Адвокат Карпачев Л.П. в защиту интересов Г., подробно остановившись на доказательствах вины его подзащитного, положенных в основу приговора, обращает внимание на их противоречивость и сомнительность.

Считает, что показания З. не могут служить доказательством по делу, поскольку он является заинтересованным в исходе дела лицом, и его показания противоречат иным, исследованным в судебном заседании, материалам дела.

Ссылается на неполноту исследования обстоятельств по делу, и другие нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом, что повлияло на правильность принятого решения. Указывает, что действия осужденного по ст. 158 ч. 1 УК РФ квалифицированы неправильно, поскольку он присвоил вещи, заведомо добытые преступным путем.

При назначении наказания не в полной мере учтены данные о личности Г., признание своей вины в сокрытии трупа и раскаяние в содеянном.

Считает, что указанные нарушения закона влекут отмену приговора, что и просит сделать, направив дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Г., находя приговор незаконным и необоснованным, указывает, что он потерпевшего не убивал. Петлю на его шею набросил по требованию З., однако, ее не затягивал. Он вообще не причастен ни к моральному, ни физическому насилию в отношении С., кроме того, у него есть "невеста, которая находится в состоянии беременности", что не было учтено судом при назначении наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина Г. в убийстве С. доказана и подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Суд обоснованно признал доказательством вины Г. показания З.

Сомневаться в их правдивости у суда оснований не имелось, кроме того, они подтверждаются другими материалами дела.

Так З. показал, что после избиения С., они с Г. связали его и сбросили в подпол. Он взял топор и обухом ударил потерпевшего по голове. Затем Г. взял веревку и задушил С. Он стал его ругать, и потребовал убрать труп из квартиры. Г. ушел, через некоторое время возвратился с ранее незнакомым Ж., и унесли труп на улицу.

Г. пояснил, что З. сначала задушил С., а затем ударил лезвием топора несколько раз по голове.

Признавая достоверными показания З., суд в приговоре сослался на заключение судебно-медицинского эксперта.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта, смерть С. наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие сдавливания органов шеи петлей. Имевшееся в лобной области головы телесное повреждение причинено до удушения потерпевшего обухом топора при однократном воздействии.

Выводы данного заключения опровергают утверждения Г. в той части, что сначала З. удушил потерпевшего, а затем нанес несколько ударов топором по голове, и подтверждают пояснения З. о последовательности совершения противоправных действий в отношении потерпевшего и нанесении им одного удара обухом топора по голове.

Кроме того, Г., отрицая свое участие в убийстве потерпевшего, пояснил, что удавку на шею потерпевшего набросил он.

Не оспаривал Г. и того обстоятельства, что помогал З. связывать С., совместно сбросили его в подпол, а также того, что между ним и З. состоялся разговор о сокрытии трупа, и он со своим знакомым Ж. унес труп на улицу.

Ж. пояснил, что он по просьбе Г. помог унести ему труп потерпевшего из квартиры З. на улицу.

З., признавая свои неправомерные действия в отношении С., пояснил, что на его одежду и обувь он не претендовал, ее забрал Г.

Г. пояснил, что джинсы и кроссовки потерпевшего он взял себе.

В период расследования дела указанные вещи были обнаружены и изъяты в местах, указанных Г.

Оценив добытые доказательства, суд пришел к выводу, что показания З. об обстоятельствах совершения преступления являются правдивыми, в связи с чем принял их за основу доказательств.

Давая оценку показаниям Г., суд обоснованно отметил в приговоре, что его показания не нашли своего подтверждения.

Правильно установив обстоятельства совершения преступления, суд действиям осужденных дал верную юридическую оценку.

Имевшиеся в показаниях З. противоречия, на которые указывается в кассационных жалобах, по мнению судебной коллегии, не влияют ни на доказанность вины осужденных в совершении преступления, ни на квалификацию их действий.

Не может согласиться судебная коллегия с доводами кассационной жалобы адвоката Карпачева Л.П. в той части, что судом не установлен мотив совершения Г. преступления.

Как видно из описательной части приговора, суд указал, что "З. на почве возникших неприязненных отношений в ходе пьянки, ... стал избивать С., ... вместе с Г. связали ему руки и ноги, спустили в подпол...".

Учитывая, что он присоединился к действиям З., следует согласиться с выводом суда о том, что мотив совершения его противоправных действий определяется исходя из мотива совершения преступления лицом, к действиям которого он присоединился.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, в соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" Ж. подлежит освобождению от наказания.

Преступление он совершил в несовершеннолетнем возрасте, осужден к условной мере наказания, препятствий к применению амнистии не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 28 мая 2001 года в отношении Г. и Ж. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

В соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" освободить Ж. от наказания.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"