||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2002 г. N 81-О01-135

 

Председательствующий: Столяров В.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 16 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного С. и адвоката Третьяковой Л.В., потерпевшей Т. на приговор Кемеровского областного суда от 18 мая 2001 года, которым

С. <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

Осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с него в пользу Л. возмещение расходов на погребение дочери 11293 руб., и компенсацию морального вреда 100.000 руб.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., заключение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

С. осужден за убийство своей жены - С.Е. 1971 года рождения и Т.К. 1965 года рождения, совершенное в ночь на 19 ноября 2000 года на почве ревности.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании С. свою вину не признал и пояснил, что к убийству этих лиц он не причастен, на предварительном следствии оговорил себя под воздействием недозволенных методов.

В кассационных жалобах:

Потерпевшая Т. считает приговор незаконным и необоснованным и просит об его отмене и направлении дела на новое расследование. Основанием к этому она указывает, что "настоящий виновник в убийстве мужа не установлен", доказательств вины осужденного в его убийстве в судебном заседании не добыто.

Адвокат Третьякова Л.В., не соглашаясь с приговором, считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, это привело к тому, что действиям С. дана неверная юридическая оценка.

Она указывает, что ее подзащитный не признавал свою вину ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании. Явку с повинной и показания, в которых признавал свою вину в убийстве жены и Т.К., он давал под воздействием недозволенных методов следствия. Об обстоятельствах убийства узнал от родственников и сотрудников милиции.

О том, что свои показания он давал не добровольно, свидетельствуют те обстоятельства, что, рассказывая о своих действиях в момент совершения инкриминируемых ему деяний, он не помнит ни продолжительность их совершения, ни количество ударов по телу потерпевшего, ни места их расположения и т.д.

Считает, что версия о причастности других лиц к убийству потерпевших отрабатывалась формально, не проверена версия о самоубийстве потерпевшей С.Е. путем повешения, не проверена версия о причастности к убийству жены Т.К./или по ее просьбе/.

Указывается, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие вывод суда о том, что преступление совершил С., поскольку ни отпечатков пальцев на оконном стекле, предметах мебели и других местах не обнаружено, следов крови на одежде и обуви осужденного также не обнаружено. Кроме того, его показания противоречат другим доказательствам по делу, которые не выяснены и не оценены.

Показания лиц, содержащихся в одной камере с осужденным, не могут служить доказательством его вины в убийстве потерпевших, поскольку они обвинялись в совершении преступлений, и от сотрудников милиции зависела их судьба. Подтверждением чего является ходатайство начальника милиции перед судом о смягчении наказания одному из них в связи с тем, что он "оказал большую помощь органам внутренних дел в раскрытии преступления".

Указывает на иные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные следствием и судом, что привело к постановлению неправосудного приговора.

При назначении наказания судом не учтено, что С. характеризуется исключительно положительно, и его данные о личности свидетельствуют, что он не мог совершить столь тяжкое преступление.

Ставится вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу.

Осужденный С., ссылаясь на аналогичные доводы, просит отменить приговор и дело прекратить.

Ознакомившись с кассационными жалобами, потерпевшая Л. считает, что мотив совершения преступления установлен правильно, вина С. доказана, хотя, по ее мнению, он заслуживает более строгого наказания, она просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденного, данных при расследовании дела.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии С. пояснял, что это он убил свою жену и Т.К., и подробно рассказал о мотиве и обстоятельствах совершения преступления.

Его показания судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Рассказывая об обстоятельствах убийства, он пояснил, что сначала он сдавливал шею жены руками, Т.К. пытался разнять их, он схватил с тумбочки нож, нанес несколько ударов по телу Т.К., а затем взял веревку и подвесил жену в дверном проеме.

При этом он отметил, что на тумбочке, где он взял нож, ранее стоял магнитофон, которого в тот момент на месте не было.

Свидетель С.А. опознал веревку и нож, как вещи, принадлежащие их семье и находившиеся в момент совершения преступления в квартире.

Трупы потерпевших с признаками насильственной, смерти были обнаружены в квартире, где проживали супруги С. и С.Е.

Данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, не противоречат показаниям С. о месте нахождении потерпевших в квартире, локализации телесных повреждений, механизме их образования.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть С.Е. наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие сдавливания органов шеи руками и петлей, смерть Т.К. наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов. Причем сдавливание органов шеи руками было первоначальным, а затем - удавление петлей.

Именно о такой последовательности совершения противоправных действий в отношении жены пояснял осужденный.

Следует отметить, что заключение судебно-медицинского эксперта было изготовлено задолго после того, как С. дал показания об обстоятельствах совершения им преступления, что исключает возможность получения этой информации от родственников и сотрудников милиции, как он утверждает в своей кассационной жалобе.

Признавая свою вину в убийстве потерпевших, С. пояснил, что нож, которым он нанес удары по телу Т.К., взял на тумбочке, отметив, что ранее там стоял магнитофон.

Потерпевшая Л. подтвердила, что действительно на момент проживания осужденного с дочерью, на тумбочке стояли музыкальный центр и магнитофон, однако, они вышли из строя, и музыкальный центр унесли для ремонта до убийства дочери, а магнитофон - после.

Эти показания потерпевшая дала после того, как С. отказался от своих показаний, что также свидетельствует о достоверности первоначальных показаний осужденного, поскольку эти обстоятельства были установлены лишь из его показаний, и сотрудники милиции о таких подробностях вряд ли могли быть осведомлены.

Свидетели С.У., А.Ш. и А.Л. пояснили, что они содержались в одной камере со С., который рассказывал, что сначала придушил жену, затем ножом убил ее любовника. Когда заметил, что жена подает признаки жизни, нашел веревку и повесил ее.

С.У. дополнил, что, рассказывая о способе проникновения в квартиру, С. пояснил, что вытащил штапики в одном из окон на кухне, выставил стекло и проник через окно.

С. не отрицал, что содержался с указанными лицами в одной камере, и такой разговор между ними был.

Рассказывая о времени совершения преступления, С. пояснил, что, возвратившись после совершения преступления к себе, обнаружил, что в доме не горел свет, и ему пришлось принимать ванну при свечке

Согласно справки горэлектросети в указанное С. время действительно было отключение электроэнергии в районе его проживания

Впоследствии С. отказался от своих показаний и стал утверждать, что оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия

Данное утверждение судом проверено, признано несостоятельным. Мотивы принятого решения приведены в приговоре

Оснований ставить под сомнение принятое решение, судебная коллегия не находит

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что С. совершил инкриминируемые ему деяния, и его действиям дал правильную юридическую оценку

Правильно установлен судом и мотив совершения преступления.

Признавая свою вину в убийстве потерпевших и рассказывая об обстоятельствах его совершения, С. пояснял, что убил их на почве ревности

Показания осужденного в этой части подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, которые нашли свое отражение в приговоре суда.

Данный вывод суда сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Имеющиеся незначительные противоречия в показаниях С. не влияют ни на доказанность его вины в совершении преступления, ни квалификацию его действий.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о личности осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

Приговор Кемеровского областного суда от 18 мая 2001 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"