||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2002 г. N 50-о01-61

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего С.А. Разумова

судей Верховного Суда Л.И. Глазуновой и Л.Г. Фроловой

рассмотрела в судебном заседании 16 января 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного К.Б. на приговор Омского областного суда от 11 апреля 2001 года, которым

К.Б. <...>, русский, образование среднее, ранее не судимый, -

осужден

по ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к трем годам двум месяцам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 109 УК РФ к двум годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено три года шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

По ч. 2 ст. 325 УК РФ К.Б. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

По данному делу осуждена Г. по ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 3 ст. 159 и ч. 2 ст. 325 УК РФ приговор в отношении которой не обжалован и не опротестован.

К.Б. по приговору суда признан виновным и осужден за покушение на мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере, а также за неосторожное причинение смерти потерпевшей Э.

Преступления были совершены в г. Омске в марте - апреле 2000 года.

В судебном заседании К.Б. вину в неосторожном причинении смерти Э. признал полностью, в покушении на мошенничество вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный К.Б. указывает, что никакого сговора с Г. на завладение квартиры Э. он не имел. Утверждает, что проживал в этой квартире и мог прописаться, но в этом не было смысла, т.к. они с Э. хотели продать квартиру и уехать. В агентствах недвижимости давали маленькую цену, т.к. за квартиру была большая задолженность по квартплате, свет и газ были отключены. Узнав, что Г. ранее имела фирму по продаже недвижимости, он обратился к ней за помощью найти покупателя в пределах рыночной цены. Она согласилась, и он вместе с Э. отдали ей паспорт Э. Поскольку в квартире часто собирались различные компании, Г. попросила его и Э. уехать куда-нибудь, чтобы не пугать покупателей пьяными компаниями и беспорядком. Он увез Э. к товарищу в деревню, где они пробыли примерно 8 дней. Когда они вернулись в Омск, он поехал получать деньги на Нефтезаводе, после чего вместе с Э. стали распивать купленное спиртное у гаражей недалеко от завода. Поссорившись с Э., оттолкнул ее и ушел на остановку, полагая, что она также подойдет туда, но ее долго не было. Он вернулся к гаражам и увидел, что Э. лежит на земле около гаража, на голове у нее кровь, признаков жизни она не подавала. Он испугался ответственности, оттащил труп к яме строящегося рядом гаража и присыпал песком. С места преступления ушел и несколько дней пил, пока его не разыскала Г., которая ему рассказала, что ее арестовывали работники милиции за попытку продать квартиру Э. Каким образом действовала Г., он узнал от работников милиции. Утверждает, что Г. его оговаривает, чтобы уйти самой от ответственности. Просит отменить приговор по ст. 159 УК РФ.

В своих возражениях потерпевшая К.Р. полагает необходимым приговор суда в отношении К.Б. оставить без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ С.А. Разумова, заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, изучив материалы дела и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина К.Б. в совершенных преступлениях нашла свое подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, осужденная по этому же делу Г. в судебном заседании показала, что в марте 2000 года при встрече с К.Б. последний предложил продать квартиру Э., которая злоупотребляла спиртными напитками. Она согласилась на предложение К.Б., т.к. нуждалась в деньгах, имея большие долги. Под видом патронажной сестры она посетила квартиру Э., где К.Б. ей передал паспорт потерпевшей и они договорились, что К.Б. увезет Э. из города на время пока она будет заниматься продажей квартиры, а чтобы она его не обманула, К.Б. приставил к ней своего приятеля Е., который контролировал ее действия.

Представившись Э., 22 марта 2000 года она получила в ЖКО копию лицевого счета, а 2 апреля, опять же под именем Э., обратилась в агентство по продаже недвижимости "Оригинал-Сервис" с предложением купить у нее квартиру за 85 тысяч рублей. Получив согласие работников агентства, она привела их в квартиру Э. 4 апреля она от имени Э. заключила договор с указанным агентством в лице директора Р. на оказание риэлтерских услуг и оформления генеральной доверенности на продажу квартиры 6 апреля вместе с Р. она обратилась к нотариусу для оформления доверенности, однако та усомнилась в ее личности, указав на несхожесть фотографии в паспорте и ее личности, и отказалась оформлять доверенность. На следующий день она обратилась к другому нотариусу, но ей предложили прийти с представителем агентства, куда она пошла, но там была опознана как Г. и задержана работниками милиции.

Осужденный К.Б. в судебном заседании дал показания, которые соответствуют его доводам, изложенным кассационной жалобе.

В ходе предварительного расследования Г. и К.Б. давали несколько иные показания в связи с этим, в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР в судебном заседании были исследованы их показания, в которых Г. указывала, что воспользовавшись состоянием опьянения Э., она 22 марта похитила у нее ключи от квартиры и паспорт, о чем рассказала К.Б., а К.Б. в свою очередь, одобрив ее действия, предложил увезти Э. из города, пока она, Г., будет оформлять документы и продавать квартиру потерпевшей.

В судебном заседании было установлено, что Г. действительно выдавала себя за Э., пытаясь оформить документы на продажу квартиры последней, а К.Б. на это время увозил Э. из Омска к своим знакомым в деревню Осиповка Горьковского района. Эти обстоятельства в судебном заседании были подтверждены свидетелями Р. и Д., которые показали, что Г. выдавала себя за Э., пыталась заключить договор на продажу квартиры последней, но была изобличена в мошеннических действиях.

Свидетели П. и К. показали, что они работают нотариусами и отказались оформлять генеральную доверенность на продажу квартиры гражданке, представившей паспорт на имя Э. и выдавая себя за это лицо, однако фотография в паспорте Э. была несхожа с личностью гражданки, представившей паспорт, хотя она уверяла, что это ее паспорт и ее фотография, объясняя несходство тем, что раньше она сильно пила и на фотографии изображена в тот период времени.

Доводы К.Б. о том, что Г. его оговорила с целью уклонения от ответственности, не могут быть признаны состоятельными.

Как установлено материалами дела, Г. не отрицала того, что она решила продать квартиру Э. по договоренности с К.Б. и получить от этого материальную выгоду, т.е. не отрицает своего участия в совершенных преступных действиях.

Кроме того, участие К.Б. в мошеннических действиях подтверждено и другими обстоятельствами, нашедшими свое подтверждение в судебном заседании.

Так, свидетель Е. подтвердил, что ему от К.Б. было известно, что последний принимает меры к продаже квартиры Э. и ему помогает Г. Он подтвердил, что К.Б. и Э. уезжали в деревню Осиповка Горьковского района к дяде Е. - Н. Ему К.Б. наказал следить за квартирой Э. Он был очевидцем получения осужденной Г. копии лицевого счета на квартиру Э. и ее похода в агентство по продаже недвижимости, где она и была задержана работниками милиции. Подтвердил Е. и тот факт, что Г. навещала Э. под видом медицинского работника.

Показания Е. о том, что К.Б. принимал меры к продаже квартиры с согласия Э., опровергаются показаниями потерпевшей К.Р., которая показала, что Э. является ее племянницей, и разговора о продаже квартиры и переезде из г. Омска она не вела. Последний раз она разговаривала с ней по телефону в конце марта и о продаже квартиры та ей ничего не говорила. Потом Э. исчезла. Спустя несколько дней ей сообщили, что какая-то женщина по паспорту Э. пыталась продать квартиру последней, а еще через некоторое время сообщили о смерти Э.

Показания К.Б. в ходе предварительного и судебного следствия были не последовательными, он несколько раз менял их, указывая на то, что после отъезда Э. в г. Тольятти, он решил подзаработать на квартире Э., сдав ее в аренду; затем утверждал, что хотел продать квартиру совместно с Г. по просьбе Э.; в одних из показаний вообще отрицал свое участие в продаже квартиры, ссылаясь на то, что ему неизвестны были намерения Г.

Между тем, показания Г. относительно участия К.Б. в действиях по продаже квартиры Э., были последовательными, они подтверждены совокупностью других доказательств, приведенных в приговоре и не вызывают сомнений. Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно положил их в основу обвинения К.Б.

Сама Г. не отрицает и своей причастности к указанным действиям, поэтому доводы К.Б. о том, что Г. его оговаривает с целью уйти от ответственности, являются несостоятельными.

Указанные действия К.Б. правильно судом квалифицированы ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ как покушение на хищение чужого имущества путем мошенничества в крупном размере, по предварительному сговору группой лиц.

В кассационной жалобе К.Б. не оспаривается виновность его в неосторожном причинении смерти Э.

Судебная коллегия находит, что суд первой инстанции обоснованно переквалифицировал действия К.Б. со ст. 105 на ч. 1 ст. 109 УК РФ.

В своих показаниях К.Б. постоянно указывал на то, что в ссоре он оттолкнул от себя Э., с которой распивал спиртное около гаражей на ул. Губкина. Он видел, что та от толчка упала на спину и ударилась о металлические двери гаража. Когда он через некоторое время вернулся к гаражам, увидел на голове, лежащей на земле Э., кровь и понял, что она мертва.

Эти показания К.Б. ничем не опровергнуты. Заключением судебно-медицинской экспертизы подтверждены повреждения в области черепа, однако, с учетом гнилостности трупа причина ее смерти не была установлена. С учетом имеющихся повреждений и показаний К.Б., суд обоснованно пришел к выводу о том, что смерть Э. могла наступить от полученной травмы черепа при падении в результате ее толчка руками К.Б.

При назначении наказания К.Б. суд учел характер и общественную опасность совершенных им преступлений, данные о его личности, отрицательно характеризующейся, что послужило основанием назначения наказания, связанного с изоляцией от общества, а также судом обоснованно учтены исключительные обстоятельства, которые послужили возможностью назначения наказания по ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ. С учетом изложенного, судебная коллегия не находит оснований к изменению приговора, как в части квалификации, так и назначенного наказания.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 11 апреля 2001 года в отношении К.Б. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"