||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2002 г. N 11-о01-117

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Бурова А.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 15 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Ж. и адвоката Макарова И.М. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 5 июля 2001 года, по которому

Ж. <...>, с образованием 9 классов, судимый 22 февраля 1996 года по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР на 3 года лишения свободы, освобожденный 15 августа 1998 года по отбытии наказания,

- осужден к лишению свободы по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на 3 года, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ на 18 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 20 (двадцать) лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденного Ж., поддержавшего доводы кассационных жалоб, и заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. осужден за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору и с причинением значительного ущерба гражданину.

Он признан также виновным в убийстве двух лиц: Х. и Х.Р., - то умышленном причинении им смерти, совершенном группой лиц и с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 25 и 28 сентября 1999 года при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Ж. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденный Ж., анализируя материалы дела, показания потерпевшего С. и свидетелей, ссылаясь на оговор его на предварительном следствии П. в результате недозволенных методов ведения следствия, рассмотрение дела в его отсутствие, указывает на неисследованность материалов дела, поскольку дело рассмотрено в отсутствие С., и в судебное заседание не были вызваны свидетели, показания которых имели существенное значение для правильного разрешения дела. Ссылается на нарушение по делу положений Конституции Российской Федерации и норм уголовно-процессуального закона. Отрицая вину во вмененных ему преступлениях, ставит вопрос о переквалификации его действий со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" на ст. 330 УК РФ и отмене приговора в части осуждения его по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ. Он же, ставя вопрос об отмене приговора, просит направить дело на новое расследование.

Адвокат Макаров в кассационной жалобе в защиту Ж. утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Принадлежащие С. запчасти были вывезены ошибочно, поскольку они были приняты как принадлежащие Х., который разрешил их взять. Анализируя обстоятельства убийства двух лиц, указывает на оговор Ж. П. с целью облегчения своей участи. Приговор в части осуждения Ж. по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ просит отменить и производство по делу за недоказанностью прекратить. Ставит также вопрос о переквалификации его действий со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" на ст. 330 ч. 1 УК РФ и назначении ему наказания в пределах санкции этой статьи.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Ж. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Потерпевший С. на предварительном следствии подтвердил, что у него в сентябре 1999 года были похищены запасные части к автомашине "КамАЗ" на общую сумму 12 000 рублей.

Из материалов дела усматривается, что 27 сентября 1999 года были обнаружены трупы Х. и Х.Р. со следами насильственной смерти.

По заключениям судебно-медицинского эксперта их смерть наступила в результате острой кровопотери, развившейся в результате резаной раны с повреждением крупных сосудов шеи.

Как видно из показаний П. на предварительном следствии и в судебном заседании при рассмотрении дела в отношении него, кражу запасных частей и убийство Х. и Х.Р. совершил он вместе с осужденным Ж.

При этом он подробно рассказал об обстоятельствах, при которых они совершили указанные преступления.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что П., давая эти показания, оговорил Ж.

Частичный отказ П. от вышеуказанных показаний не исключает их из числа доказательств, поскольку они подтверждены показаниями свидетеля О., из которых видно, что в день хищения принадлежащих С. запасных частей к месту хищения на машине приезжали П. и Ж. и что по поводу передачи кому-либо этих запчастей Х. и С. никаких распоряжений не давали, показаниями свидетеля Г. на предварительном следствии, который от Х. узнал о краже запасных частей, показаниями свидетеля Ф. на предварительном следствии, видевшего, как Ж. и П. грузили в машину запчасти, показаниями свидетеля В., из которых усматривается, что он ночью 28 сентября 1999 года подвозил П. и Ж. к дому Х., показаниями В. на предварительном следствии о том, что из указанного дома Ж. и П. вышли вместе.

Вышеназванные показания П. объективно подтверждены заключениями судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести причиненных потерпевшим телесных повреждений и причине их смерти, заключением судебно-медицинского эксперта относительно имевшихся у П. телесных повреждений, характерных при порезах, когда он отбирал нож, а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Нарушений положений Конституции Российской Федерации и норм уголовно-процессуального закона при проверке материалов дела не установлено.

Не нашла подтверждения при проверке материалов дела и ссылка осужденного Ж. в жалобе на то, что П. показания на предварительном следствии дал в результате недозволенных методов ведения следствия.

Проведение очных ставок согласно ст. 162 УПК РСФСР является правом, а не обязанностью следователя.

Как видно из материалов дела, П. был допрошен в судебном заседании до отложения его разбирательства. После отложения разбирательства дела оно было рассмотрено в том же составе суда.

При таких данных утверждение осужденного Ж. в жалобе о том, что дело было рассмотрено в отсутствие П., является неосновательным.

Суд по причинам, исключающим возможность явки потерпевшего С. и свидетеля Г. в суд, обоснованно огласил их показания на предварительном следствии.

Противоречий в показаниях свидетеля О., ставящих их под сомнение, не имеется.

Проверив причину изменения показаний свидетелями Т. и В., суд обоснованно пришел к выводу о том, что оно вызвано их желанием помочь осужденному Ж. избежать уголовной ответственности.

Ссылка осужденного Ж. на то, что судебно-медицинский эксперт в своих заключениях сделал вывод об убийстве потерпевших Х. и Х.Р. одним человеком, является неосновательной, поскольку в указанных заключениях эксперт указывает только на то, каким предметом могли быть причинены им резаные раны.

Таким образом, вывод суда о виновности осужденного Ж. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

При таких данных ссылка последнего на неисследованность материалов дела является неубедительной.

Непредъявление потерпевшим С. иска, само по себе, не опровергает вывод суда о виновности Ж. в краже, поскольку его вина в этом преступлении доказана всеми приведенными в приговоре доказательствами.

Не опровергает вывод суда о виновности Ж. в убийстве двух лиц и то обстоятельство, что судебно-медицинский эксперт не исключил, что резаные ранения им могли быть причинены столовым ножом, так как вина последнего подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании, анализ которых дан судом в приговоре.

Юридическая квалификация содеянного осужденным Ж. является правильной.

Наказание ему назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств и судебная коллегия не находит оснований для его смягчения.

Срок наказания осужденному Ж., как видно из дела, исчислен с учетом имеющихся в деле данных о его задержании 22 марта 2001 года.

Поэтому кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 5 июля 2001 года в отношении Ж. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"