||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2002 г. N 05-о01-224

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Батхиева Р.Х., Бурова А.А.

15 января 2002 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Б., С., адвокатов Повериновой И.Ю. в защиту осужденного Б., Каплан А.А. и Щерба Ю.Н. в защиту С. на приговор Московского городского суда от 22 августа 2001 года, которым

Б., 20 января 1969 года рождения, уроженец г. Чистополя Республики Татарстан, русский, имеющий на иждивении двух несовершеннолетних детей, с высшим образованием, не судимый, осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, без конфискации имущества;

С., 24 мая 1948 года рождения, уроженец г. Калуги, белорус, гражданин Российской Федерации, имеющий на иждивении несовершеннолетнего ребенка, с высшим образованием, несудимый, осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, без конфискации имущества.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения адвокатов Щерба Ю.Н., Каплан А.А., Повериновой И.Ю., поддержавших доводы жалоб, и заключение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные признаны виновными в том, что:

Б., работая оперуполномоченным по особо важным делам отдела по борьбе с экономическими таможенными правонарушениями Центрального таможенного управления Государственного таможенного комитета Российской Федерации, являясь должностным лицом, в совершении покушения на получение взятки в виде денег в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателя П.;

С. - в пособничестве Б. в покушении на получение взятки в виде денег в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателя П.

Преступление было совершено в городе Москве в декабре 2000 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя в предъявленном обвинении не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный С., адвокаты Каплан А.А. и Щерба Ю.Н. выражают свое несогласие с приговором и утверждают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считают, что в приговоре не приведены доказательства, свидетельствующие о том, что Б. является должностным лицом, о прямом умысле С. на пособничество в получении Б. взятки. Указывают, что копии объяснений сотрудников фирмы, возглавляемой взяткодателем П., не могут быть отнесены к документам, имеющим юридическое значение, что они не пригодны для шантажа П. с целью получения взятки. Утверждают, что П. обратился к адвокату С., как к специалисту по таможенному праву для заключения договора по оказанию им юридической помощи, что изъятые при обыске 10000 долларов США были внесены в кассу юридической консультации за будущие услуги. Указывают, что показания по предъявленному обвинению С. на предварительном следствии давал в связи с тем, что находился в болезненном состоянии, за обещание освободить его из-под стражи. Считают, что по делу существенно нарушены нормы уголовно-процессуального закона, начиная с момента возбуждения уголовного дела без достаточных на то оснований. Утверждают, что вина осужденных по предъявленному обвинению не установлена, а доказательства, приведенные в приговоре в обоснование выводов суда, добыты с нарушением закона.

Адвокат Щерба Ю.Н., оценивая, кроме того, процессуальные документы оперативно-следственных действий, указывает на то, что дело возбуждено на основании незаконно проведенных оперативно-розыскных мероприятий УФСБ по городу Москве и Московской области.

Утверждает, что возбуждено дело лицом, не имеющим на это права (начальником подразделения органа дознания), и только в отношении Б. Считает, что и предварительное следствие, проведенное транспортной прокуратурой и последующие следственные действия в отношении С. после его реорганизации, незаконными, а протоколы задержания С., обыска и другие важные процессуальные документы по форме и содержанию не соответствуют предъявляемым к ним требованиям. Утверждает, что эти и другие "многочисленные существенные нарушения уголовно-процессуального закона", обесценивают процессуальные документы, влекут недопустимость доказательств, полученных таким путем. Считает, что настоящее дело расследовалось без соблюдения требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", ст. ст. 162, 90, 150, 144, 185 УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации и других норм права. Утверждает, что при производстве оперативно-следственных действий, при проведении оперативного эксперимента, направлении материалов в прокуратуру, при допросах разными следователями, хотя и по поручению начальника отдела прокуратуры, при арестах, предъявлении обвинения осужденным, производстве экспертиз указанные требования закона нарушались. Считает, что устное соглашение об оказании в будущем юридических услуг между С. и П. соответствует требованиям ст. 421 ГК РФ "о свободе договора". Ссылается на то, что никакого решения по материалу о нарушениях П. таможенных правил никем не принималось, а судом оценка обстоятельствам, связанным с вещественными доказательствами, не дана, что непринятие по этим материалам решения исключает ответственность за действия в пользу взяткодателя. Указывает на то, что не установлено место и время совершения преступления, факт нарушения таможенных правил со стороны взяткодателя, а поэтому в действиях осужденных нет состава преступления. Считает, что на протяжении предварительного следствия допускались нарушения не только норм судопроизводства, но и права участников процесса. Просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием события преступления. Осужденный С., ссылаясь на то, что он не допрашивался по поводу разъяснения фонограммы N-4, составленной в нарушение п. 5 ст. 8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", утверждает, что у суда не было оснований делать выводы, содержащиеся в приговоре, исходя из записей его переговоров с П., записанных на этой фонограмме. Считает, что суд положил в основу своего вывода о его виновности показания от 8 февраля 2001 года без учета, что они были "даны вынужденно, чтобы не умереть, и показаний П. в судебном заседании о том, что он у него взятку не вымогал", положительных данных о его личности. Утверждает, что с П. был заключен устный договор об оказании юридических услуг, что в связи с этим он и внес в кассу консультации в качестве оплаты изъятые при обыске доллары США. Считает, что к нему неправильно применен уголовный закон. Просит отменить приговор и дело прекратить;

осужденный Б. и адвокат Поверинова И.Ю. излагают свое несогласие с приговором и утверждают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считают, что в приговоре не приведены доказательства, свидетельствующие о том, что Б. является должностным лицом, что копии объяснений сотрудников фирмы взяткодателя П. не могут быть отнесены к документам, имеющим юридическое значение. Утверждают, что П. по рекомендации Б. обратился к адвокату С., как к специалисту по таможенному праву для заключения договора по оказанию юридической помощи. Указывают, что по предъявленному обвинению на предварительном следствии показания С. давал в связи с обещанием освободить из-под стражи. Считают, что по делу на предварительном следствии существенно нарушены нормы уголовно-процессуального закона, что доказательства, приведенные в приговоре в обоснование выводов суда, добыты с нарушением закона. Осужденный Б. считает необоснованным признание его виновным по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 УК РФ. Утверждает, что он общался с оперуполномоченным управления внутренних дел на транспорте З. для вербовки П. агентом для использования имевшихся у него данных о нарушениях требований ст. 254 Таможенного кодекса РФ на возглавляемой П. фирме. Указывает, что он полагал получить согласие П. сотрудничать взамен на свое обещание не давать ходу этим ксерокопиям объяснений работников фирмы, поскольку он и не мог работать по этим бумагам без поручения начальника. Указывает, что он, выяснив отсутствие в штате фирмы юриста, порекомендовал П. специалиста по таможенному праву адвоката С. Утверждает, что он отдал П. бумаги, видя, что он уклоняется от сотрудничества, когда понял, что с вербовкой П. ничего не получится. Указывает, что ксерокопии объяснений работников фирмы сняты с подлинников в уголовном деле, которое находится в Южно-Уральской транспортной прокуратуре, и П. знал, что уничтожением ксерокопий факт этот нельзя скрыть. Утверждая, что он деньги П. не должен был получать от С., просит разобраться в деле.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор в отношении С. подлежащим изменению со смягчением наказания, а в отношении Б. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденного Б. в покушении на получение взятки в крупном размере, а С. в пособничестве ему в этом, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В частности, как видно из показаний осужденного С., он был вовлечен Б. в получение денег от П. После неоднократных переговоров с осужденным Б. и П. последний передал ему 10000 долларов США, из которых он должен был получить за пособнические действия 10%, но был задержан вместе с Б., после передачи П. материала о нарушениях на его фирме таможенного законодательства и получения от него указанной суммы денег.

Согласно показаниям П., сначала З., а затем Б. вели с ним интенсивные переговоры о передаче в качестве взятки 10000 долларов США. О вымогательстве взятки он сообщил в соответствующие органы и записывал свои переговоры с осужденными Б. и С., а перед передачей денег предложил С. вызвать Б. и отдать ему ксерокопии бумаг, которые затем порвал, после получения от него денег С. и Б. были задержаны.

Показания П. согласуются с показания С., данными им неоднократно на предварительном следствии.

Более того, из их показаний усматривается, что Б. познакомил С. с П., что договорились с Б. поддерживать связь с П. через С. - специалистом по таможенному праву.

Суд показания С. исследовал в соответствии со ст. 281 УПК РСФСР и дал им соответствующую оценку, обоснованно признав, что эти показания являются объективными, последовательными, согласуются не только с показаниями П., но частично с показаниями свидетелей, осужденного Б. и с другими материалами уголовного дела.

Доводы жалоб об исключении из числа доказательств вышеприведенных показаний С., а также аудиозаписи переговоров П. с осужденными, как добытых с нарушением норм законов об уголовном судопроизводстве и об оперативно-розыскной деятельности, являются необоснованными.

Нельзя согласиться и с тем, что указанные в жалобах недостатки и нарушения, связанные с оформлением оперативного эксперимента по контролю передачи П. денег С., направлением материалов по настоящему делу в прокуратуру, производством отдельных следственных действий разными следователями по поручению прокурора, являются существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Как установлено материалами дела, осужденным перед допросами разъяснялись права обвиняемого, положение ст. 51 Конституции РФ. Они были обеспечены адвокатами, отсутствие даты или начала и окончания времени производства оперативно-следственных и следственных действий по настоящему делу не являются основанием для признания содержащихся в указанных протоколах фактические данные недопустимыми в качестве доказательств.

Обстоятельства задержания осужденных и изъятия 10000 долларов, подтвердили допрошенные в судебном заседании осужденные и свидетели, и не оспариваются в жалобах в защиту осужденных.

Довод в защиту осужденных о том, что эти деньги предназначались для оплаты С. за возможное оказание им в будущем юридических услуг П., опровергается правильно приведенными в приговоре доказательствами.

Содержащиеся в кассационных жалобах в защиту Б. и С. доводы о том, что Б. не был должностным лицом, а С. не знал о разговоре между Б. и П., что дело органами предварительного следствия сфабриковано, нельзя признать обоснованными. Эти доводы опровергаются приведенными выше и другими доказательствами.

Нельзя согласиться и с тем, что материал в отношении П. не мог повлечь юридических последствий, а поэтому исключается уголовная ответственность за покушение на дачу взятки, что какие-либо действия в пользу взяткодателя не могли последовать за переданные осужденным деньги.

Как видно из материалов дела, П. обоснованно полагал, что при необходимости материалы из уголовного дела, связанного с деятельностью возглавляемой им фирмы, могли быть истребованы из Южно-Уральского региона страны, что деньги с него требуют за то, чтобы не давать дальнейший ход этому расследованию.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о том, что показания осужденных, свидетелей и другие фактические данные, искажены и подогнаны под выводы суда, причины противоречий в показаниях осужденных и П. не выяснены, что оценка отдельным доказательствам не дана, а оценка, данная судом, неправильна.

Суд первой инстанции тщательно проверял заявления осужденных, адвокатов о качестве и соответствии протоколов оперативно-следственных и следственных действий требованиям закона, о неправильном исследовании фонограмм, в том числе и фонограммы N-4, о неправильном изложении показаний допрошенных лиц, о возможности влияния состояния здоровья С. на правдивость его показаний.

Судебная коллегия находит, что суд после тщательной проверки правильно отверг заявления осужденных об ущемлении их прав, фальсификации доказательств, фабрикации против них улик и уголовного дела.

Как видно из материалов дела, суд первой инстанции к таким выводам и оценке пришел после тщательного, всестороннего исследования в судебном заседании показаний осужденных, свидетелей и других приведенных в приговоре доказательств.

О правильности оценки отмеченных показаний осужденных и свидетелей, данных на предварительном следствии и в судебном заседании, свидетельствует и то, что они согласуются с имеющимися в материалах дела и приведенными в приговоре доказательствами, в том числе с данными, содержащимися в протоколах следственных действий, аудиозаписях.

Судебная коллегия считает доводы, содержащиеся в заявлениях и жалобах осужденных, не могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, не повлекли существенное нарушение прав осужденных, не опровергают добытые по делу фактические данные.

Так, при задержании С. и Б. наряду с другими предметами были обнаружены 10000 долларов США, переданные П. перед этим С., обнаружены также порванные П. ксерокопии показаний со сведениями о нарушениях таможенных правил в возглавляемой им фирме, привезенные Б. для передачи их П. перед получением взятки.

Установлено также, что осужденный С. был осведомлен о предстоящей передаче через него взятки Б., который поехал на место передачи взятки по требованию П. о выдаче ему компрометирующего его фирму материала до передачи 10000 долларов США.

При таких обстоятельствах содержащиеся в кассационных жалобах доводы о фабрикации против них уголовного дела, о ложности показаний осужденного С., свидетеля П., о наличии у него причин (выполнение задания ФСБ) для оговора осужденных, об исключении из числа доказательств: протоколов допроса указанных лиц и первоначальных показаний С., аудиокассет, нельзя признать обоснованными.

Таким образом, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора в части признания их виновными, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует, что фактические обстоятельства по делу, касающиеся покушения осужденного Б. на получение взятки и о пособничестве С. в этом установлены правильно.

Действия осужденных суд квалифицировал правильно. Нельзя согласиться с доводами жалоб о неправильном применении уголовного закона.

Нет оснований и для отмены приговора с прекращением дела или направлением его на новое судебное рассмотрение, как об этом просят в кассационных жалобах в защиту осужденных.

Наказание в виде лишения свободы осужденному Б. назначено судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о его личности, в том числе и тех, на которые ссылаются в кассационных жалобах в его защиту, является справедливым и оснований для смягчения не имеется.

В то же время, наказание, назначенное С., является явно несправедливым, вследствие суровости и подлежит смягчению.

При назначении наказания в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 7, 60, 61 УК РФ суд должен руководствоваться принципами справедливости и гуманности, применяемые к виновному меры уголовно-правового характера должны быть справедливыми, соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Следует учитывать, в том числе, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Меры уголовно-правового характера не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Суд, хотя и сослался на роль С., обстоятельства совершения преступления, на возраст и состояние здоровья и на то, что он имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, однако, при назначении наказания учел все это не в полной мере. Совершенно не принято во внимание, что С. награждался семью государственными наградами.

С учетом этих обстоятельств Судебная коллегия считает необходимым смягчить С. наказание с применением ст. 64 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 22 августа 2001 года в отношении С. изменить: назначенное ему по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. "г" УК РФ наказание смягчить с применением ст. 64 УК РФ до 4 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, без конфискации имущества.

В остальном приговор о нем и в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"