||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2002 г. N 05-о01-222

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Батхиева Р.Х., Бурова А.А.

15 января 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного К. на приговор Московского городского суда от 11 октября 2001 года, которым

К., родившийся 25 марта 1969 года в г. Москве, со средним образованием, судимый в 1995 году по ст. ст. 108 ч. 1, 109 ч. 1 УК РСФСР к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденный 28 мая 1998 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Решена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный К. признан виновным в совершении убийства потерпевших П. и неустановленного лица по имени "Ибрагим" с особой жестокостью и неоднократно.

Преступления совершены в г. Москве соответственно в ночь с 9 на 10 апреля и в ночь с 19 на 20 ноября 2000 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. в предъявленном обвинении виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный К., излагая свое несогласие с приговором, считает, что судом признаны достоверными его показания, данные на предварительном следствии в связи с применением угроз, насилия, пыток, шантажа и психологического воздействия со стороны работников милиции. Указывает, что ему не был предоставлен адвокат и следователь, пользуясь его слабым зрением, давал подписывать чистые бланки протоколов допроса, записывая после этого нужные ему показания. Считает, что заявления его о применении незаконных методов расследования проверены неполно. Считает следственные действия, проведенные без участия защитника, "произволом". Утверждает, что ходатайства в его защиту судом необоснованно все отклонялись. Утверждает, что вина его ничем не доказана. Ссылается на то, что нож, признанный вещественным доказательством, ему не принадлежит, что на нем отсутствуют отпечатки пальцев его рук. Считает, что суд не проверил, погашена ли у него судимость, его доводы о заболевании туберкулезом и учел не все обстоятельства, влияющие на размер, при назначении наказания. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение с участием защитника и истребованием необходимых документов.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, находит приговор в отношении К. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности К. в совершении убийств с особой жестокостью в апреле и ноябре 2000 года П. и другого мужчины по имени "Ибрагим", личность которого не установлена, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В кассационной жалобе осужденный не оспаривает, что он на предварительном следствии давал показания о мотивах и обстоятельствах совершения убийств потерпевших, признавал себя виновным.

Судебная коллегия его доводы о том, что последовательность и подробность его показаний при допросах и проведении следственных экспериментов, данных на предварительном следствии, не могут свидетельствовать об их правдивости, что эти показания ему навязали с применением недозволенных законом методов, пользуясь его болезненным состоянием, находит несостоятельными.

При допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, после разъяснения права на защиту и положений ст. 51 Конституции РФ, в присутствии адвоката, а также на следственном эксперименте К. рассказывал об обстоятельствах убийства потерпевших и показывал на месте совершения преступлений, как они изложены в приговоре. В последующем, чтобы облегчить свое положение, стал вопреки материалам дела утверждать, что оговорил себя в убийствах в ходе ссоры и драки с потерпевшими.

В соответствии со ст. 281 УПК РСФСР были тщательно исследованы в судебном заседании все показания, данные К. на предварительном следствии, и суд основал свои выводы о виновности на той части их показаний, которые согласуются с проверенными в судебном заседании другими фактическими данными.

Как указано выше, К. давал показания, касающиеся совершенных преступлений, неоднократно на предварительном следствии и в присутствии адвокатов, неоднократно ему разъяснялись права подозреваемого и обвиняемого, при этом какие-либо жалобы о применении к нему незаконных методов ведения следствия он и его защитник не представляли.

Более того, он еще на предварительном следствии он стал изменять свои показания, что свидетельствует об отсутствии давления, которое могло бы заставить его давать ложные показания.

Из материалов дела усматривается, что впоследствии, когда такие заявления осужденным были сделаны, они тщательно проверялись как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, и не подтвердились.

Обстоятельствам получения объяснений и показаний у осужденного, неоднократному изменению их, дана соответствующая оценка в приговоре.

Аналогичные доводы кассационной жалобы о применении к осужденному незаконных методов ведения следствия, связанных с угрозами, пытками, которые якобы склонили его к даче определенных показаний и фальсификации доказательств о характере убийства потерпевших, нельзя признать обоснованными.

В приговоре в обоснование правильности осуждения К. приведен еще ряд доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом.

Согласно актам судебно-медицинских, судебно-биологических экспертиз, множество повреждений головы и туловища образовались от неоднократных ударов тупым твердым предметом, колото-резаные раны на шее, груди и на верхних конечностях причинены колюще-режущим орудием. Смерть П. наступила от потери крови в результате причинения указанных повреждений, причинивших тяжкий вред его здоровью. Смерть неизвестного мужчины (Ибрагима) наступила от таких же множества телесных повреждений и ран.

Фактическим данным, содержащимся в актах экспертиз, проведенных в соответствии с требованиями ст. 79 УПК РСФСР, судом дана соответствующая оценка в совокупности с другими доказательствами, как того требуют ст. ст. 71 и 314 УПК РСФСР.

Выводы экспертов согласуются с показаниями самого К. на предварительном следствии.

Оснований подвергать сомнению выводы экспертов Судебная коллегия не находит.

С учетом выводов экспертизы и других материалов дела сделан вывод о проявлении К. особой жестокости при убийстве потерпевших.

По изложенным выше основаниям нельзя согласиться и с тем, что показаниям, данным на предварительном следствии осужденным, судом дана неправильная оценка.

О правильности оценки показаний осужденного К., вещественных доказательств и других данных, содержащихся в письменных источниках доказательств, свидетельствует и то, что они согласуются как между собой, так и с другими имеющимися в материалах дела доказательствами.

Что же касается довода о нарушении права осужденного на защиту в связи с несвоевременным назначением адвоката, то они не соответствуют материалам дела.

Как указано выше, К. разъяснялись права, содержащиеся в УПК РСФСР и ст. 51 Конституции Российской Федерации, данные, ставящие под сомнение реальное обеспечение права осужденного на защиту, в материалах дела отсутствуют.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся совершенных преступлений, самого осужденного и правильно квалифицировал его действия.

Согласно акту амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, осужденный К. мог отдавать отчет и руководить своими действиями при совершении преступлений и может в настоящее время, а поэтому судом обоснованно признан вменяемым.

Мера наказания К. назначена судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о его личности, оснований для смягчения ему наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 11 октября 2001 года в отношении К. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"