||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 января 2002 г. N 75-о01-11

 

Председательствующий: Нуждина А.Ф.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Истоминой Г.Н. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 14 января 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных Н., К., Е., Г., Я., адвокатов Стефановой В.Ю., Флеганова А.Ф., Бартеневой Т.И. на приговор Верховного Суда Республики Карелия от 15 августа 2001 года, которым

Н., <...>, холостой, со средним специальным образованием, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на три года, по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на четыре года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на три года, а по ст. 116 УК РФ к трем месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Н. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Н. оправдан: по ст. ст. 209 ч. 1 и ч. 2, 33 ч. 3 и 162 ч. 3 п. "а" УК РФ за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений, по ст. 223 ч. 3 УК РФ за отсутствием состава преступления.

К., <...>, женатый, судимый 8 декабря 1999 года по ст. ст. 111 ч. 2 п. "д", 213 ч. 3 УК РФ к пяти годам одному месяцу лишения свободы, -

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на девять лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на три года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание К. назначено одиннадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно К. назначено наказание тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

К. оправдан: по ст. 209 ч. 2 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении данного преступления, по ст. 223 ч. 3 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Е., <...>, холостой, со средним специальным образованием, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на семь лет с конфискацией имущества, по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на три года, по ст. 213 ч. 3 УК РФ на четыре года, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Е. назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Е. по ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Г., <...>, холостой, со средним образованием, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на семь лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Г. назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Г. по ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении этого преступления.

Л., уроженец г. Петрозаводска, холостой, неработавший, несудимый, -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к пяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Л. по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении данных преступлений.

Я., <...>, холостой, со средним образованием, неработавший, несудимый, -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к семи годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Я. оправдан: по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении данных преступлений по ст. 223 ч. 3 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Постановлено взыскать: в возмещение материального ущерба с Н. в пользу Г.Е. 18758 рублей, К.А. 800 рублей, И. 9544 рубля, С. 1910 рублей; с Н., Е., К., Г. солидарно в пользу АЗС ООО "Петро-ТЭК" 9025 рублей, в пользу ООО "Торговый центр Эрнисеевский 4765 рублей, в пользу ООО "Барс" с Н., К., Е. солидарно 865 рублей 50 копеек; в счет компенсации морального вреда с Н. в пользу Г.Е. 5000 рублей, С. 10000 рублей, Л.С. 2000 рублей, с Н., К., Е., Г., Л., Я. в пользу П. по 1667 рублей с каждого, в пользу А. и М. по 1667 рублей с каждого, с Н., К., Е. в пользу К.С. по 3333 рубля 35 копеек с каждого.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения адвоката Стефанова В.Ю., поддержавшего свою, осужденного Н. жалобы, адвоката Максимова Л.С., поддержавшего жалобу осужденного Е.,

заключение прокурора Ерохина И.И., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

признаны виновными и осуждены -

Н. за кражу чужого имущества из квартиры Г.Е. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшим Г.Е., за грабеж из пункта приема лома цветных металлов ЧП "И." группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевших, неоднократно, за разбойное нападение на С. группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, неоднократно, за нанесение Л.С. побоев;

Н. и Е. за грабеж из бара "Квартет" группой лиц по предварительному сговору, неоднократно.

Н. и К. за незаконные хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору;

Н., К., Е., Г. за разбойное нападение на АЗС ООО "Петро-ТЭК" группой лиц по предварительному сговору, а Н., кроме того, неоднократно;

Н., К., Е., Г., Л., Я. за разбойное нападение на магазин ООО "Торговый центр Эрнисеевский" группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, а первые четверо, кроме того, неоднократно;

Н., К., Е. за разбойное нападение на магазин "Барс" группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, неоднократно;

Е. за разбойное нападение на бар "Квартет" с применением оружия, неоднократно, за хулиганство с применением оружия в отношении М.Ю., за незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов;

Г. за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, - совершенные ими при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный Н. указывает, что приговор является необоснованным и необъективным. По эпизоду со С. доказательства противоречивы, а потому - недопустимы. Следователь, принимавший заявление этого потерпевшего, в суде не допрошен, чем, по мнению Н., нарушены ст. ст. 20 и 223 УПК РСФСР.

По эпизоду нападения на АЭС ООО "Петро-ТЭК" доказательств его вины нет. Показания Е. и Г. на следствии не могут быть положены в основу приговора, поскольку они противоречивы, не соответствуют показаниям потерпевших, не подтверждены другими доказательствами. Свидетелей и доказательств нахождения его в помещении АЗС не имеется.

Е. в суде пояснил, что по эпизоду нападения на магазин "Барс" он его (Н.) на следствии оговорил, показания давал под давлением работников расследования.

Это преступление он (Н.) не совершал.

Его обвинение в грабеже из бара "Квартет" не подтверждено. Сговора на грабеж у него с Е. не было. Инициатива грабежа исходила от Е.

Просит приговор в части его осуждения за разбойные нападения на С., АЗС ООО "Петро-ТЭК", магазин "Барс", за грабеж из бара "Квартет" отменить, по этим эпизодам обвинения его оправдать за недоказанностью его вины, снизить срок наказания, ибо названные эпизоды ему вменены излишне, принять во внимание, что свою вину в совершенных им преступлениях он признал, раскаялся в содеянном, ранее не судим, характеризуется положительно, защищал честь республики и России в спорте.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К. считает, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела, вынесен с нарушениями уголовно-процессуального закона. В его вину необоснованно вменены преступления, которые он не совершал, по магазину "Эрнисеевский" действия его квалифицированы неправильно, режим содержания для отбывания наказания назначен излишне суровым.

Разбойные нападения на АЗС ООО "Петро-ТЭК", магазин "Барс" не совершал, 22 августа 2000 года в 5 часов утра находился в гарнизоне Бесовец, что подтвердил в суде осужденный Н. Г. и Е. пояснили в суде, что на следствии они его и Н. оговорили. Пояснения Г. и Е. на следствии, с точки зрения К., не совпадают с материалами дела, в том числе с показаниями потерпевших. Е. показал в суде, что на следствии его вынудили дать показания против себя и оговорить других.

К. излагает в жалобе, что после нападения на ООО "Торговый дом Эрнисеевский" все они оказались у фонтана в районе Древлянка г. Петрозаводска, где проживали Г., Е., Н., Л. и К.В. Я. уехал домой. Г. с обрезом тоже ушел. Он же (К.), Н., Е., К.В. встретили друзей последнего, которые обратились к нему и Н. с просьбой дать им обрез. Он сходил и взял его у Г. Оружие было необходимо для совершения преступления аналогичное совершенному в отношении торгового дома "Эрнисеевский". Забрав ружье, он (К.), Н. и Е. поехали на улицу Фрунзе, увидели у магазина К.В. с его друзьями, передали им ружье и уехали на дискотеку.

Утверждает, что доказательств его вины в совершении этого преступления нет.

Его пояснения о том, что в помещение магазина "Эрнисеевский" он не заходил, не опровергнуты. Л. и Е. указали в суде, что на следствии они его оговорили.

Вывод суда, что при нападении на магазин у него был обрез и он его использовал - не обоснован. В этом случае его роль ограничилась добровольным отказом от преступления.

Просит приговор в отношении него отменить, дело прекратить.

В кассационной жалобе осужденный Е. указывает, что с приговором суда он не согласен.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Г. утверждает, что в ходе следствия он оговорил Н. и других лиц, однако это его заявление суд во внимание не взял. Явка с повинной у него была получена в результате оказанных на него неправомерных методов ведения следствия. Следователь Д. никакого влияния на него не оказывал, задавал вопросы, он на них отвечал, однако полагает, что имели место наводящие вопросы.

Приводит некоторые части из показаний потерпевших, осужденных К., Н., Е., свидетеля Д.

По мнению Г., предварительное следствие проведено предвзято, с нарушениями норм УПК РСФСР, "что повлияло на установление истины и усугубило приговор", с обвинительным уклоном.

Суд полно и всесторонне не исследовал обстоятельства дела, доказательства не проверил, надлежащим образом их не оценил.

По эпизоду разбойного нападения на АЗС ООО "Петро-ТЭК" вину свою отрицает, считает себя невиновным, просит исключить этот эпизод из его обвинения, оправдать его.

Отмечает, что вину по ст. 222 ч. 2 УК РФ, по эпизоду разбойного нападения на магазин "Эрнисеевский" он признает полностью, раскаивается в содеянном.

Наказание ему назначено чрезмерно суровым.

Суд должен был применить в отношении него ст. 64 УК РФ, а этого им не сделано.

Просит применить к нему положения этой нормы закона.

В кассационной жалобе адвокат Бартенева Т.И., выступающая в защиту Г., считает приговор в части назначенного ее подзащитному наказания необоснованным.

Адвокат Стефанов В.Ю. в кассационной жалобе указывает, что Л. пришел на квартиру, где проживал Г., случайно, стал свидетелем сговора группы лиц на открытое хищение из магазина имущества. Будучи вовлеченным в этот сговор, Л. согласился принять участие в нападении, но не знал о намерениях других использовать обрез охотничьего ружья и пневматический пистолет.

Л. растерялся в той ситуации и не осознавал до конца серьезность намерений других соучастников, полагал, что предложение совершить грабеж является всего лишь бравадой осужденных друг перед другом. Роль Л. сводилась к тому, чтобы произвести разведку объекта. Ему было предложено идти со всеми и он подчинился, забежал в магазин, открыто похитил три бутылки водки.

Л. после задержания раскаялся в содеянном, написал явку с повинной, дал правдивые показания, разоблачая других участников нападения.

Как считает адвокат, эти обстоятельства суд во внимание не принял, не учел роль Л. в содеянном, данные о его личности.

Просит приговор в отношении Л. изменить, назначить ему наказание не связанное с реальным лишением свободы, применить ему ст. 73 УК РФ.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Я. указывает, что приговор постановлен с нарушениями УПК РСФСР, в отношении него применен закон не подлежащий применению.

Происходившие события в ночь на 24 августа 2000 года в приговоре искажены, изложенные обстоятельства не соответствуют его и других осужденных показаниям по этому эпизоду, потерпевших.

В квартире у Г. зашел разговор об ограблении магазина, но о применении оружия он не слышал. В магазин зашел из любопытства, корыстных целей не преследовал. Подходил к Г., который стоял у кассы, видел, что тот забирал деньги из кассы. Он (Я.) сразу ушел.

В суде "не найдено конкретных обстоятельств совершения им разбойного нападения. Считает, что он добровольно отказался от совершения преступления.

Просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Аналогичные доводы в защиту Я. приводит в своей жалобе адвокат Флеганов А.Ф., излагая, что у Г. его подзащитный увидел группу ребят, которые собирались куда-то вместе с Г. идти. Остаться на квартире Я. не мог, так как в ней была собака, которая в отсутствие хозяина к посторонним людям относилась "не совсем с пониманием".

Непосредственно перед нападением Я. присутствовал вместе со всеми, но потом от ребят отстал, не хотел принимать участие в нападении, но потом решил посмотреть, что происходит в магазине, заглянул туда, увидел, что Г. берет деньги из кассы, и покинул магазин.

При этом адвокат ссылается на показания осужденных в суде, потерпевших М., П.

Указывает, что Я. если и дал согласие на участие в нападении на магазин, то потом, хотя и сознавал возможность доведения преступления до конца, отказался от его совершения.

Просит приговор в отношении Я. отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина Н., К., Е., Г., Л., Я. в содеянном каждым подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, сам Н. хищение имущества из квартиры <...> с двумя лицами по имени "Саша" и "Леша" признал, по обстоятельствам этой кражи дал в суде указанные в приговоре показания.

Потерпевшая Г.Е. пояснила в судебном заседании, что около 10 часов 17 мая 2000 года она ушла на работу. Через некоторое время сотрудник милиции сообщил ей о совершенной из ее квартиры краже. Входная дверь в квартире была взломана. Из квартиры пропал компьютер, который они незадолго до этого купили, похищены были туалетная вода (два флакона), книги для компьютера. В системный блок компьютера был вставлен принадлежащий К.А. модем.

Свидетель Ч. показал в суде, что днем 17 мая 2000 года, выйдя из своей квартиры и спускаясь по лестнице, заметил, что дверь квартиры N 40 была приоткрыта, дверной глазок в квартире напротив был заклеен пластырем. Это ему показалось подозрительным. Заглянул в квартиру N 40. Увидел там несколько мужчин, один из которых стоял в комнате, а двое других лежали на полу. Понял, что они отключали компьютер. Вернувшись домой, вызвал работников милиции. Пошел обратно на лестничную площадку. Из квартиры N 40 вышел молодой человек с большой сумкой в руках. Они спустились до первого этажа. Он (Ч.) сел во дворе на лавочку, а молодой человек с сумкой ушел за дом. Затем из подъезда дома вышли еще два парня. В руках у них были белые книжечки, похожие на документацию от компьютера.

Указал, что в ходе следствия он опознал парня, который вышел из квартиры N 40 с сумкой, им оказался Н.

Факт опознания Н. Ч. подтверждается протоколом предъявления личности для опознания.

Показания осужденного Н., потерпевшей Г.Е., свидетеля Ч. подтверждаются данными протокола осмотра места происшествия по этому эпизоду обвинения.

Заключением дактилоскопической экспертизы установлено, что 3 следа пальцев рук, изъятые с внутренней поверхности входной двери при осмотре квартире N 40 дома N 16 по улице Хейкконена, были оставлены Н. (большим и безымянным пальцами его левой руки).

Доказательства по делу позволили суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины Н. в совершении им кражи имущества из квартиры Г.Е. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба Г.Е.; его действия в этой части обвинения по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ квалифицированы судом правильно.

Осужденный Н. пояснил в суде, что 31 июля 2000 года он встретился со своими знакомыми, назвать которых отказался, которые попросили его помочь им "разобраться" за грубость с приемщиком пункта приема лома цветных металлов. Вместе с ними он пришел туда. Те его знакомые показали ему Е.К. Он обратился к Е.К. по вопросу возможности сдачи крыла от самолета, но тот ответил ему грубостью и зашел в помещение пункта. Он вошел в помещение за Е.К. Последний стал ему грубить и тогда он (Н.) ударил Е.К. кулаком в лицо, а когда тот упал, нанес ему еще 3 - 4 удара. К ним зашли его (Н.) знакомые. Слышал, что те предъявляли Е.К. требования отдать деньги, но сам он этого не делал. Вошедшие за ними мужчины тоже наносили Е.К. удары, кто-то из них что-то доставал из брюк Е.К. Не исключал, что они могли сорвать цепочку с шеи потерпевшего. Видел у входа Щ., но никаких действий в отношении него не совершал. По дороге из пункта приема его (Н.) знакомые сказали ему, что похитили около 5000 рублей.

Потерпевший Е.К. пояснил в суде, что в июле 2000 года около 18 часов 30 минут он находился с Щ. у пункта приема цветных металлов. Подошли несколько человек. Он (Е.К.) зашел в помещение. За ним шел один молодой человек, который ударил его кулаком в лицо, отчего он упал.

Тот парень ударил его еще раза три ногами. Подошли другие, стали спрашивать, где деньги, наносили ему удары, стоявший рядом с ним вытащил из его брюк 50 рублей, сорвал с шеи золотую цепочку. По звукам понял, что избивали Щ. В шкафу у них под замком находились деньги предприятия в размере около 10000 рублей, его (Е.К.) 270 рублей. После ухода напавших на них парней этих денег не оказалось.

На предварительном следствии Е.К. указывал, что из трех напавших на них ребят он запомнил одного, которого он знал визуально около 3 лет, зовут его Н. Пояснял, что знает домашний телефон родителей Н. Последний заходил за ним в помещение приемного пункта первым, он неожиданно нанес ему удар кулаком в лицо, а когда он (Е.К.) упал, ударил его более трех раз ногами по телу. Попытки приподняться пресекал Н. Не мог встать из-за ударов. Слышал, что затащили Щ., закрыли входную дверь на железный засов. Н. стал спрашивать у него (Е.К.), где деньги, нанося удары ногами. Он ответил, что деньги в заднем кармане брюк. Н. достал оттуда 50 рублей и вновь продолжал требовать денег. Двое напавших прошли вглубь помещения, что-то там обнаружили, у них был разговор, что он их обманул, денег нет. С его (Е.К.) шеи сорвали цепочку. После этого все напавшие ушли. Он увидел, что шкаф был взломан, из него было похищено 9500 рублей предприятия, а из его висевшей в том же шкафу куртки - 280 рублей.

Неоднократно допрошенный на следствии Е.К. утверждал, что напал на него Н. с другими лицами; утверждал, что знал его визуально, описал его внешность, затем при предъявлении личности для опознания среди других лиц опознал Н., как человека, совершившего ограбление и избивавшего его при этом.

Потерпевший Щ. показал в суде, что вечером того дня он и Е.К. стояли у приемного пункта на улице. К ним подошли четверо парней. Кто-то из них спросил, принимают ли они крыло от самолета. Е.К. зашел в помещение пункта приема, за ним - подошедшие к ним ребята. Один из них втолкнул туда и его (Щ.), повалил на пол. Заметил, что Е.К. бьют, требуют деньги. Ему тоже нанесли несколько ударов ногами по телу.

В помещении находился шкаф, который напавшие взломали. После их ухода Е.К. не обнаружил в нем около 10000 рублей.

Показания потерпевших, положенные судом в основу обвинения Н., подтверждаются данными протокола осмотра места происшествия, указанными в приговоре приобщенными к материалам дела документами.

Заключением судебно-медицинского эксперта установлено, что у Е.К. были обнаружены ушибы мягких тканей волосистой части головы со ссадиной в правой височной области, двумя кровоподтеками в заушных областях и кровоподтеком в левой височной области, кровоподтек и ссадина в области лба, ссадина на спинке носа, кровоподтек у наружного угла левого глаза, кровоподтек в левой височной области, ушибленная рана мягких тканей и кровоподтек в области нижней губы слева, кровоподтек на передней поверхности грудной клетки слева, кровоподтек со ссадиной в области левого плечевого сустава, кровоподтек в области левого плеча и 2 ссадины в нижней трети левого предплечья, которые возникли в результате воздействия твердых тупых предметов, могли образоваться 31 июля 2000 года от ударов кулаками, ногами.

Дав оценку доказательствам по делу, суд обоснованно признал Н. виновным в совершении открытого хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевших, неоднократно и правильно квалифицировал его действия в этом случае по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ.

Ссылки Н. на то, что ограбления по данному эпизоду обвинения не совершал, корыстных мотивов не имел, пошел со своими знакомыми в приемный пункт разобраться с приемщиком лома в связи с грубостью последнего и применил к нему насилие из-за грубости Е.К., на материалах дела не основаны, противоречат им.

Потерпевший Е.К. утверждал, что грубостей он не допускал. Н. деньги и ничего другого ему не был должен. Н. у него тоже деньги не занимал, никаких отношений у них до этого не было. Как установлено доказательствами по делу, напавшие на Е.К., в том числе Н., ничего у потерпевшего не выясняли, претензий не предъявляли. Н. стал сразу, зайдя в помещение, применяя неожиданно для Е.К. насилие, требовать у него деньги. Похитив деньги, золотую цепочку Е.К., все напавшие на потерпевших, в том числе Н., с места преступления скрылись. Имущество похищалось открыто, в присутствии потерпевших; вопреки их воле и согласию изымались деньги, цепочка у Е.К. Характер действий Н. и других с ним лиц потерпевшие сознавали, что Н. понимал. Открытое хищение чужого имущества с применением насилия, группой лиц по предварительному сговору охватывалось умыслом Н.

Потерпевший С. в судебном заседании пояснил, что ночью на 22 августа 2000 года он пошел в магазин, купил 2 бутылки винного напитка "Брусничный", пачку сигарет. Сложил все это в капроновую сумку, в которой у него находились портмоне с кредитной карточкой "Балтика", связка ключей с брелком, телефонная карта для телефонных переговоров, документы. При возвращении из магазина домой на него неожиданно было совершено нападение, его сильно ударили в лицо, а когда он упал, забрали его сумку и убежали. Он заметил двух человек, считает, что одним из них был Н. В кулаке наносившего удар было что-то зажато, какой-то предмет. У него (С.) образовался перелом челюсти, были выбиты зубы, ссадины на лице.

Сразу после нападения о происшедшем сообщил в милицию. Писал заявление об этом, но у него вначале его не приняли. Потом сказали, чтобы он написал в заявлении о том, что была кража.

Из амбулаторной карты травматологического пункта г. Петрозаводска следует, что за медицинской помощью С. обратился в 10 часов 22 августа 2000 года, в ней отражено, что, со слов потерпевшего, он был избит ночью на улице Фрунзе.

Свидетель С.Ю. пояснил в суде, что его сын - С. ушел в магазин и долго не возвращался. Пришел он с разбитым лицом, сообщил, что на него напали по дороге домой, избили и отобрали сумку. Говорил, что он заметил двоих напавших.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у С. были выявлены: перелом правой скуловой области с отеком мягких тканей лица в скуловой области, кровоподтеком в окружности правого глаза и ссадиной в правой височной области, повлекшие за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства, а также ссадины в области переносицы. Эти повреждения у С. возникли в результате воздействия твердых тупых предметов, могли образоваться в ночь на 22 августа 2000 года, перелом правой скуловой кости мог образоваться от удара рукояткой пистолета, револьвера.

Из показаний осужденного Ч.М. на следствии при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, в том числе с участием защитника, следует, что в ту ночь Н., К., Е., К.В. и он сидели на скамейке на улице Фрунзе г. Петрозаводска недалеко от магазина. Заметили зашедшего в магазин мужчину с сумкой, решили его ограбить. Дождавшись, когда мужчина вышел из магазина, все, кроме него (Г.), побежали за ним. Видел, что мужчину они догнали. Через несколько минут вернулись с сумкой, в которой находились 2 бутылки вина, документы, кредитная карта. Документы он забрал себе. Уточнял, что не уверен, что все из догонявших мужчину грабили его.

Из протокола обыска видно, что по месту жительства Г. выдал свидетельство о регистрации транспортного средства на имя С., на его же имя водительское удостоверение, временное разрешение на право управления транспортным средством, кредитную карту, разрешение на бесплатную перевозку в багажном вагоне инструментов и материалов.

Приведенные доказательства и другие материалы дела позволили суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины Н. в совершении разбойного нападения на С. По изложенным в приговоре основаниям действия Н. по этому эпизоду обвинения по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Утверждения Н. о том, что этого преступления он не совершал, опровергаются указанными в приговоре доказательствами.

Показаниям потерпевшего С., осужденного Г., которые последний давал в ходе предварительного следствия, судом дана верная юридическая оценка.

Потерпевший Т. пояснил в судебном заседании, что он работал оператором на автозаправочной станции ООО "Петро-Тэк". После 4 часов 22 августа 2000 года он увидел в окно, что к АЗС направляются трое людей в масках на лице. Он сразу нажал на кнопку тревожной сигнализации. Люди в масках быстро вошли в помещение станции, двое подошли к кассе, где он сидел, один из них навел на него пистолет, второй ударил ногой по стулу, на котором он сидел. Он (Т.) упал. Ему сказали, чтобы он лежал и не двигался. Еще один из нападавших прошел к заправщику К.О. Он (Т.) хотел поднять голову, но его ударили сзади в затылок с требованием: "Лежать", - увидел наведенный на него пистолет. Больше встать не пытался.

Из кассового аппарата напавшие похитили около 9000 рублей.

Указал, что до этого нападения на заправку заходил его знакомый - Г., с которым они о чем-то незначительном поговорили, и последний ушел.

Потерпевший К.О. в суде показал, что в ту ночь он находился на АЗС на смене с Т. и Б. Незадолго до окончания смены, которая заканчивалась в 6 часов, он немного задремал. Услышал шум, открыв глаза, увидел перед собой дуло пистолета. Мужчина в маске наводил пистолет поочередно то на него, то на Т. К нему (К.О.) подошел еще один человек в маске, схватил его за голову, наклонив, нанес удар по голове. Он загнулся, закрыл голову руками. Его стали пинать с двух сторон.

Потом напавшие со станции ушли. Как ему стало известно, из кассы было похищено около 10 тысяч рублей.

Свидетель Б. показал в суде, что той ночью перед концом рабочей смены он находился в другой комнате на АЗС, заполнял документы. Услышал шум, но вначале не придал этому значения. Через некоторое время понял, что в комнате, где находились Т. и К.О., что-то происходит. Решил выйти. Увидел, что те двое лежат на полу. Сказали, что на них только что было совершено нападение. Люди были в масках, с оружием. Т. объяснял, что его ударили, забрали деньги. Со слов К.О. последнего пинали ногами.

Данными инвентаризации по АЗС ООО "Петро-Тэк" после нападения была выявлена недостача 9025 рублей.

На предварительном следствии в явке с повинной осужденный Г. указывал, что около 6 часов 22 августа 2000 года он вместе с Н., Е., К. и Ф. совершили нападение в масках на АЗС. Угрожая оператору пистолетом, забрали из кассы около 9000 рублей, которые поделили между собой. При допросе в качестве подозреваемого Г. признавал, что нападение на АЗС они совершили по предварительному сговору. Заранее приготовили маски, взяли с собой пневматический пистолет. Около 5 часов на такси подъехали к заправке. Похищено было примерно 9000 рублей, которые они поделили между собой. Свои показания Г. подтверждал при допросах в качестве обвиняемого с участием адвоката, при осмотре места происшествия с его (Г.) участием. Указывал, что до нападения заходил на заправку к знакомому.

Осужденный Е. в явке с повинной указал, что 22 августа 2000 года он, Н., Г., К.В. и парень - Гоша (К.), предварительно сговорившись, в масках с применением пневматического пистолета совершили разбойное нападение на автозаправочную станцию; похитив оттуда, как он считал, около 6 тысяч рублей.

При допросе в качестве подозреваемого Е. показывал, что ехать на заправку предложил он. С собой взяли маски, у него был пневматический револьвер, который он передал К. На такси доехали до заправки. Г. ходил на станцию "на разведку". На АЗС ходили вчетвером. В помещении К. размахивал револьвером, кричал: "Лежать". Он (Е.) и Ф. запрыгнули к оператору, повалили на пол. Он (Е.) открыл кассу, откуда с Ф. забрали деньги. Н. находился у второго работника заправки. Взяв деньги, все они из помещения АЗС убежали. Добежали до ожидаемой их машине, сели в нее и уехали. Деньги поделили.

По заключению судебно-баллистической экспертизы изъятый из сумки при задержании Н. револьвер относится к пневматическому газобаллонному спортивному оружию, является пневматическим газообразным револьвером калибра 4,5 мм модели "Гросман" иностранного промышленного изготовления. Поскольку в ходе проведения экспертизы в баллоне отсутствовал сжатый воздух, эксперту не представилось возможным определить пригодность револьвера к стрельбе.

Исследовав доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Н., Е., К. и Г. в нападении на АЗС ООО "Петро-Тэк" с целью хищения чужого имущества, совершенном ими с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, группой лиц по предварительному сговору, а Н., кроме того, неоднократно.

Действия Е., К. и Г. по этому эпизоду обвинения по ст. 162 ч. 2 п. "а", а Н. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ судом квалифицированы верно.

Все они совершили нападение на АЗС с целью хищения денег, о чем заранее договорились, характер своих действий и действий других соисполнителей этого преступления они сознавали, это охватывалось умыслом каждого из них.

Доводы Н., К., Е. и Г. о непричастности их с совершению разбойного нападения на эту автозаправочную станцию тщательно проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом с приведением мотивов обоснованно отвергнуты.

Осужденный Н. показал в суде, что при встрече знакомый Г. - Ф. интересовался оружием, просил его достать. С этой целью он (Н.) и К. 23 августа 2000 года поехали в Бесовец, где в баре встретили Я. Кто-то сказал, что у Б.Р., знакомого К., есть ружье. Об этом при встрече Б.Р. подтвердил. Он (Н.), К. и Я. пошли к Б.Р. домой; последний дал им ружье, патроны, которые они отнесли домой к Я. Там с Я. они отпилили часть приклада, укоротили стволы. Пошли в бар "Квартет". Позвонили Г., сообщили о приобретении оружия. Г. приехал на машине с Ф., которому они отдали ружье и на той же машине все они, в том числе и Я., приехали в Петрозаводск. Пришли на квартиру к Г., куда пришли также Е. и Л. Все они употребляли спиртные напитки. Зашел разговор о деньгах. Кто-то предложил ограбить магазин, на что все согласились, кто-то делал маски для лица. Он (Н.) делать маску не стал. Он, Л., Е. пошли к магазину "Торговый центр Эрнисеевский". Ф., К., Я. и Г. поехали туда на такси. Л. пошел в магазин "на разведку". Вернувшись, сказал, что в магазине никого из посетителей нет. После этого все они надели маски, он (Н.) бейсболку и повязку на нижнюю часть лица и пошли в магазин. Первыми зашли Ф. и Е., потом за ними он и направился за прилавок, где находился продавец. Там же оказался и Е., который удерживал продавца, в руках у него был пневматический пистолет. Он (Н.), взяв с прилавка несколько пачек сигарет, услышав крик: "Уходим", - выбежал из магазина. По дороге с места преступления увидел в руках Ф. дубинку, со слов которого отобранную у охранника. Дубинку выбросили. Деньги из магазина были у Г. Последний их им раздал, ему (Н.) досталось 500 рублей. Обрез забрал Г., унес домой. В ту же ночь по просьбе Ф. он и К. сходили к Г. за обрезом, вместе с Е. поехали на улицу Фрунзе, где у магазина "Барс" отдали обрез Ф., который был там с двумя парнями. Позже Ф. вернул им обрез.

На следующий день он, К., Е. пошли отдыхать на природу. Перед этим он и Е. зашли в бар "Квартет", расположенный в Бесовце. Заказали 4 бутылки водки и 4 пакета сока. Он все сложил в сумку и вышел, сказал, чтобы за все расплатился Е. Его догнал Е. и сказал, что за покупки не расплатился, так как не оказалось денег. Их ожидали К., Я., П.И. Все они распили спиртное, а затем он от них ушел домой к К. поспать. Часа через два вернулся, но на том же месте ребят не было. Неподалеку нашел сумку, в которой обнаружил пневматический револьвер, патронташ с патронами, письма и фотографии Я. С намерением отдать сумку Я. направился в Бесовец.

У бара "Квартет" увидел сидевших на земле мужчин, возле которых лежал обрез. Подойдя к ним спросил о принадлежности обреза. Один мужчина ответил нецензурно. Он (Н.) взял обрез. Мужчина тоже схватился за обрез. Подошли лица военного патруля, забрали обрез и он (Н.) ушел. Из бара выскочила барменша, стала кричать, что это - он и его задержали.

Осужденный К. показал в суде, что оружие он с Н. и Я. не приобретал у Б.Р., однако указал, что Ф. действительно обращался с просьбой достать оружие. Видел, что Н. и Я. пилили ружье, сообщили ему, что ружье принесли. Потом он, Н., Я. ходили в бар. Из Петрозаводска на машине приехали Ф. и Г. Все они заехали на квартиру к Я., где взяли оружие и передали Ф. Все они приехали в Петрозаводск, собрались у Г., куда пришли Л. и Е. В ходе распития спиртных напитков зашел разговор о деньгах, Ф. предложил ограбить магазин "Эрнисеевский". Он (К.) задремал, потом увидел, что все уходят, в руках у ребят маски. Понял о их намерении ограбить магазин. На машине подъехали к школе, расположенной недалеко от магазина. Л. сходил в магазин, а вернувшись, рассказал об обстановке в магазине. Все направлялись в магазин. У Ф. был обрез.

Не дойдя до магазина, он (К.), услышав чей-то крик: "Лежать", - развернулся и убежал. Потом из магазина выбежали ребята, собрались все вместе, Г. всем раздал деньги. Обрез Г. унес домой.

Потом Ф. попросил его и Н. сходить к Г. за обрезом, как он (К.) понял для того, чтобы ограбить еще один магазин, что они и сделали, сходили к Г. за обрезом и передали его Ф.

Осужденный Е. показал в суде, что он 23 августа с Л. пришли к Г. Там уже находились Н., К., Я., К.В. У Г. пили спиртное. Ф. предложил ограбить магазин. Он (Е.) согласился. В квартире Г. сделали маски. Собрались все недалеко от магазина. Л. сходил в магазин для выяснения обстановки. По возвращении сказал, что в магазине находятся продавец, кассир и охранник. Ф. дал ему (Е.) пневматический пистолет, сказав, что он неисправен. Все одели маски и пошли в магазин. Он (Е.) подбежал к продавцу, приставил к нему пистолет. За прилавок забежал Н. Видел подходившего к продавцу с обрезом в руках Ф. Последний пнул продавца по голове. Потом все они из магазина убежали. Деньги разделили.

Указал, что Н. и К. ходили к Г. за обрезом, который передали Ф. Через некоторое время Ф. обрез вернул.

Заходил на другой день с Н. в бар "Квартет".

Н. сложил покупки в сумку и вышел. Он хотел купить продуктов, а денег не оказалось. Вышел из бара. Сообщил Н., что не рассчитался с продавцом. Потом уехал в Петрозаводск, ночевал у Г.

Осужденный Г. пояснил в судебном заседании, что в августе 2000 года из Бесовца ему позвонил Н. или К., сказали, что есть оружие для Ф., нужно приехать к ним. Они с К.В. приехали на машине в Бесовец, встретили там Н., К. и Я. На той же машине все они приехали в Петрозаводск. Обрез ружья передали Ф., оружие лежало в машине у заднего сиденья.

Собрались они в его (Г.) квартире, где он тогда временно проживал, куда вскоре пришли, кроме того, Е. и Л. Выпили спиртное. Зашел разговор о деньгах, в ходе которого Ф. предложил ограбить магазин "Торговый центр Эрнисеевский". Все согласились, стали делать маски. У него в квартире находился пневматический пистолет. Все они собрались недалеко от магазина у школы. Увидел у Ф. в руках обрез. Л. ходил в магазин, а, вернувшись, сказал сколько там человек. Кто-то распределил, что двое из них (осужденных) подойдут к охраннику, двое - к продавцу. После этого надели маски и забежали в магазин. Он (Г.) и Я. направились к кассиру. Он (Г.) взял из кассы деньги. К кассе кто-то еще из них подходил за деньгами, но он этого лица не помнит. Видел в тот момент в магазине Л.

Сколько взяли денег в магазине, не помнит, он их поделил между всеми, участвующими в нападении.

Осужденный Л. в суде пояснил, что 23 августа 2000 года около 22 часов он встретил Е., который позвал его к Г. У последнего находились Я., К.В., Н., К. Все выпивали спиртное. Слышал, что Ф. предлагал ограбить магазин. Видел у Ф. обрез ружья. Все стали собираться и он пошел с ними. Подошел с Н. и Е. к школе. Г., Я., К. и К.В. были уже там. Последние приехали туда на машине.

Его (Л.) попросили сходить в магазин "Эрнисеевский" за лимонадом, а когда он вернулся, спрашивали, сколько в нем находится работников. Потом все надели маски, в том числе и он, которую ему дали при выходе из квартиры Г., побежали в магазин. Ему кто-то сказал брать в магазине водку.

Взяв в магазине три бутылки водки, ушел оттуда. На следующий день водку отнес Г., тот дал ему 200 рублей.

Осужденный Я. пояснил в суде, что в августе 2000 года к нему домой приходили К. и Н. Потом К.С.Н. принес ружье и патронташ с патронами. Знал от К., что кому-то из Петрозаводска нужно оружие в виде обреза. Вместе с Н. они отпилили часть приклада, стволы ружья. Последний приехал в Бесовец на машине с К.В. На той же машине с ними он, Н., К. поехали в Петрозаводск. Перед отъездом обрез и патроны он передал К.В. В Петрозаводске ночевать пришел к Г., где уже находились Н., К., К.В., затем пришли Е. и Л. Ф. завел речь об ограблении магазина. В квартире он (Я.) не остался, так как в ней была злая собака. Вместе со всеми вышел на улицу, хотя участвовать в ограблении магазина не собирался. К магазину с другими ребятами подъехал на машине. Все направились в магазин, а он остался у школы. Затем направился к магазину, заглянул внутрь, увидел возле кассы Г., подошел к нему. В магазине видел Л. Других никого не заметил. Потом из магазина ушел. Г. дал ему 300 рублей.

Потерпевшая П. показала в судебном заседании, что она работала кассиром в магазине "Торговый центр Эрнисеевский". Работая в ночную смену в августе 2000 года, около часу ночи в магазин зашел человек в маске на лице с обрезом ружья в руках, подошел к охраннику. За ним зашли еще несколько человек в масках; к ней подошел один из них потребовал деньги, оттолкнул ее и взял из кассы деньги. Потом подошел еще один, сказал, где деньги, но первый ответил, что деньги взял. Подходил третий, спрашивая деньги, а первые двое объяснили, что деньги у них. Подходил к ней и человек с обрезом в руках, наставлял оружие на нее, чего она очень испугалась.

Потерпевший М. показал, что в момент нападения он читал газеты, услышал шум, поднял голову и увидел человека в маске, который направил на него пистолет. Маска у него была полосатая. Этот человек перепрыгнул через прилавок, приставил к его лбу пистолет у его затылка. За прилавок забежал второй человек, который ударил его ногой по голове, взял из ящика несколько бутылок водки. Потом они побежали. У кого-то из них были пачки сигарет.

Заметил в зале еще двух людей в масках, у одного человека в руках был обрез ружья.

С его места не было видно охранника, плохо видно кассира.

После нападения ему стало известно, что были похищены деньги около 4000 рублей, три бутылки водки. Потерпевший А. пояснил, что в ту ночь он услышал, что в магазин зашли несколько человек. Их количество не знает, так как входные двери ему в тот момент не были видны. Вдруг перед собой он увидел человека в маске на лице, на него (А.) был наведен обрез ружья. Этот человек приказал ему лечь, он подчинился. Нападавший вырвал у него дубинку. Рядом с первым находился второй мужчина в маске. Его (А.) ударили в глаз, по плечу и дубинкой по голове, отчего он потерял сознание.

Заключениями судебно-медицинских экспертов установлено, что у М. имелся ушиб мягких тканей лица с кровоподтеком и ссадинами на фоне кровоподтека в области подбородка с переходом в подчелюстную область, эти повреждения могли образоваться 24 августа 2000 года от удара твердым тупым предметом, например, кулаком, ногой.

У А. были выявлены ушибы мягких тканей волосистой части головы с кровоподтеком и осаднением кожи в правой лобно-височной области, кровоподтеком в правой височно-теменной области и лица - с кровоподтеком в области лба слева над бровью, которые могли образоваться в результате воздействия твердых тупых предметов, например, от ударов резиновой дубинкой, ногой, 24 августа 2000 года.

Показания потерпевших подтверждаются пояснениями свидетеля Х.

Из карты вызова скорой медицинской помощи следует, что 24 августа 2000 года в 1 час. 12 минут поступил вызов в магазин по адресу: дом 35, улица Пархоменко, в связи с тем, что А. получил удар по голове.

Данными инвентаризации по магазину "Торговый центр Эрнисеевский" установлено, что после нападения недостача товарно-материальных ценностей в нем составляла в сумме 780 рублей и денежных средств в размере 3985 рублей.

В ходе предварительного расследования из квартиры Г., где он проживал, 26 августа 2000 года было изъято две бутылки водки "Флагман", на одной из них по заключению дактилоскопической экспертизы имелся след пальца руки, оставленный мизинцем правой руки Г.

На предварительном следствии Е. в явке с повинной собственноручно указывал, что он 24 августа 2000 года по предварительному сговору совместно с Н., Г., К., Я., Л. и К.В. в масках с обрезом и пистолетом совершили нападение на магазин, расположенный на улице Пархоменко г. Петрозаводска, похитили около 4000 рублей и 2 или 3 бутылки водки "Флагман". В качестве подозреваемого пояснял, что перед совершением этого преступления все они собрались у Г., добрались до магазина. Л. сходил в магазин, чтобы осмотреться, сказал, что все нормально. После этого все они надели маски. Заряженный обрез был у Гоши (К.), а у него (Е.) - пневматический пистолет. В магазине К. и Н. направились к охраннику, он и К.В. - к продавцу за прилавок, при этом он велел продавцу лежать, наводил на него пистолет, Я. и Г. "брали" кассу, видел, что Л. ходил по магазину в маске. В качестве обвиняемого Е. признавал, что когда продавец лег на пол, он сел на него и приставил к затылку револьвер. Л. должен был брать водку.

Осужденный Г. в явке с повинной признавал, что совместно с Н., К., Е., К.В. совершал разбойное нападение на магазин "Эрнисеевский". Заряженный обрез был у К., пневматический револьвер - у Е. Он (Г.) забрал из кассы деньги, которые потом они разделили между собой. Эти данные Г. подтверждал при допросе в качестве подозреваемого, пояснял обстоятельства совершенного преступления при осмотра места происшествия с его участием, указывал место, где находился кассовый аппарат в магазине, куда он и Я. подходили при нападении, где взял деньги, куда пошли Н. и К., отмечал, что у последнего был обрез, а также куда последовали после проникновения в магазин Е., Л. и К.В. В качестве обвиняемого при допросе Г. утверждал, что в преступлении участвовали Я., который подходил к кассе вместе с ним, Л., который перепрыгивал через прилавок с бутылками, а также и другие названные им лица. Эти показания он давал при допросе с участием защитника.

Осужденный Л. в явке с повинной отражал, что они, в том числе он, совершили нападение на магазин, в ходе которого по договоренности с остальными он забрал из магазина 3 бутылки водки. При допросе в качестве подозреваемого признавал, что о нападении они договорились заранее, все согласились в нем участвовать. Уходя из дома, взяли маски, К. - обрез. Его посылали в магазин узнать, если ли в нем охрана, покупатели. Под видом покупки лимонада он ходил в магазин, выяснил обстановку и сообщил ожидавшим его участникам преступления. Ему было поручено взять спиртное. К. и Н. должны были взять на себя охранника, К.В. и Е. - продавца, Г. и еще парень - заняться кассой и взять деньги. Все действовали по этой договоренности.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд сделал обоснованный вывод о доказанности вины Н., К., Е., Г., Л. и Я. в разбойном нападении на магазин "Торговый центр Эрнисеевский" и по изложенным в приговоре основаниям их действия по п. п. "а", "г", а Н., К., Е., Г., кроме того, и по п. "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ квалифицировал правильно.

Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать, что все осужденные по этому эпизоду обвинения являлись соисполнителями разбойного нападения. Каждый из них знал, что в магазин они идут с целью хищения чужого имущества, о чем они договорились заранее. Готовясь совершить преступление, приготовили маски, которые использовали при нападение. О наличии в этой группе обреза и пневматического револьвера, направляясь в магазин и проникая в него, каждый из них был осведомлен, эти предметы видел. Совершение нападения в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, охватывалось умыслом осужденных.

Доводы осужденного К., а также осужденного Я. и защитника последнего в жалобах о том, что они (эти осужденные) в этом случае не совершали разбойное нападение, у них имелся добровольный отказ от совершения преступления, утверждения К., что в магазин он не заходил, Я., что корыстного мотива у него не было, об использовании обреза он не слышал, ссылки адвоката Стефанова на то, что Л. не знал о намерении других при нападении использовать обрез ружья и пневматический пистолет, опровергаются материалами дела, не соответствуют им.

Из показаний потерпевшего К.С. на следствии видно, что в 3 часа 24 августа 2000 года он находился в магазине "Барс", где работал охранником. В торговом зале была продавец П.О. Покупателей не было. Услышал, что в магазин зашли люди. Оглянувшись, увидел перед собой человека в маске на лице, который целился в него из револьвера. Рядом с ним стоял второй мужчина в маске, еще кто-то пробежал в сторону прилавка, где находилась П.О. Угрожавший ему мужчина повалил его на пол, сел на него и приставил ствол револьвера к его затылку, сказал, чтобы он не дергался, а то прострелит ему голову. Услышав крик продавца, он (К.С.) поднял голову, на что сидевший на нем мужчина ударил его по голове рукояткой револьвера. Слышал, что у продавца требовали деньги, нецензурно ругались. У одного из напавших, который направлялся к П.О., видел в руках обрез ружья. Кто-то, требуя у продавца деньги, столкнул на пол кассовый аппарат. Потом напавшие стали выходить из магазина. Услышал выстрел. Понял, что мужчина с обрезом произвел выстрел в потолок. Сидевший на нем тоже встал и ушел из магазина.

После их ухода он вызвал работников милиции.

Указывал, что он запомнил кроссовки мужчины, который сидел на нем и ударил по затылку, описывал их.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у К.С. имелось повреждение волосистой части головы в виде ссадины в затылочной области справа. Это повреждение могло возникнуть от воздействия тупого твердого предмета 24 августа 2000 года, могло образоваться от удара пистолетом по голове.

В ходе следствия К.С. опознал кроссовки, в которых находился Е. при задержании, как похожие на те, в которых находился угрожавший ему револьвером мужчина.

Из показаний потерпевшей П.О. на следствии следует, что в ту ночь она находилась в магазине "Барс". Услышала звук борьбы.

Увидела, что охранник К.С. лежит на полу, а рядом с ним находились двое мужчин, один из которых держал К.С., приставив к его голове пистолет. У прилавка стоял мужчина с обрезом, целился в нее и требовал деньги. Она передала ему находившиеся в кассовом аппарате около 850 рублей. Тот сказал, что этого мало. Тут подошел другой мужчина и бросил кассовый аппарат на пол. Последним из магазина выходил мужчина с обрезом, продолжая целиться в нее. Испугавшись, что он выстрелит в нее, она упала на пол. Тот выстрелил в потолок, повредил лампу.

Все напавшие находились в масках на лице.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на полу в помещении магазина "Барс" были обнаружены и изъяты следы выстрела - дробины и части пыжа, в нем (магазине) находились поврежденными кассовый аппарат и лампа дневного света.

Материалами дела установлено, что ущерб магазину разбойным нападением был причинен в размере 865 рублей 50 копеек.

Осужденный Е. в явке с повинной указал, что он совместно с Н., К. и четвертым лицом с применением обреза ружья и пневматического пистолета совершил нападение на магазин "Барс", при котором под угрозой оружия положил охранника. Из кассы ими было взято 500 рублей, которые они поделили между собой. Из его показаний в качестве подозреваемого видно, что после нападения на магазин "Эрнисеевский" он с Н. и К. взяли у Г. обрез ружья и пошли грабить магазин, расположенный на улице Фрунзе. Он был с пневматическим револьвером, а К. - с обрезом. Он, забежав в магазин, наставил на охранника револьвер, повалил того на пол, прижал ствол револьвера к его голове или спине. К. куда-то выстрелил, когда он (Е.) уже выбегал из магазина.

Суд обоснованно признал Н., К. и Е. виновными в разбойном нападении на магазин "Барс", как совершили это преступление группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением оружия - обреза, их действия по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Утверждения Н. и К. в жалобах о том, что этого преступления они не совершали, о недоказанности их вины, нельзя признать обоснованными. Это их версия проверялась, подтверждения не нашла.

Показаниями потерпевшей З. установлено, что 24 августа 2000 года она работала в баре "Квартет" в гарнизоне Бесовец. Около 18 часов в бар зашли двое мужчин, в руках одного из них была сумка черного цвета. Один заказал 4 бутылки водки и 4 пакета сока. Она подала им заказ. Высокий из мужчин сложил водку и сок в сумку, вышел с этими продуктами из бара. Второй просил упаковку пива, но она, заподозрив неладное, не стала ему подавать пиво. Тогда он из бара ушел, не заплатив за водку и сок.

На следствии Е. признавал, что по сговору с Н. они похитили из бара "Квартет" 4 бутылки водки и 4 пакета сока.

Вывод суда о том, что Н. и Е. в данном случае открыто похитили чужое имущество группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, является правильным, их действия по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б" У К РФ квалифицированы верно.

Потерпевшая Т.О. пояснила в судебном заседании, что в бар "Квартет" она заступила на дежурство в 19 часов 24 августа 2000 года. З. сообщила ей, что два покупателя взяли у нее водку и сок и не расплатились.

Она (Т.О.) оставалась в баре одна. Около 21 часа зашел человек. На лице у него была маска из тельняшки с прорезью для глаз. Подойдя к стойке, он пнул дверцу и потребовал деньги. Прошел за стойку, подошел к ней. В руках у него был обрез ружья, который мужчина направил ей в живот, потом в колено. Она стала говорить ему, что денег в кассе очень мало. Он навел обрез ружья на бутылки, прицелился. Она перепугалась, закрыла голову руками. Мужчина прошел в подсобку, взял там упаковку пива, сумку Сухонос. Она после его ухода закрылась в баре, сидела одна.

Через некоторое время вышла на улицу. У бара увидела двух мужчин, а рядом с ними на земле лежал обрез ружья, чуть дальше - маска. Сказали ей, что обрез они отдадут сами куда надо. Потом к ним подошел парень и стал отбирать обрез. Мимо проходил наряд военных, забрал обрез. Парень, который отбирал обрез, стал убегать, она закричала и его задержали.

На следствии Т.О. опознала Е. как лицо, которое совершило на нее разбойное нападение. Утверждала в суде, что это был именно он.

Потерпевший Л.С. пояснил, что вечером 24 августа 2000 года с женой приехал в Бесовец. Остановил машину у бара "Квартет". Увидел ранее незнакомого М.Ю., с которым стал о чем-то говорить и тут они увидели, что из бара вышел мужчина в полосатой бело-черной маске на лице, нес коробку. Этот парень отошел от них, потом вернулся, был в той же маске. В руках у него был обрез ружья. Подошел к ним, ничего не говоря, приставил обрез стволами к животу М.Ю. Он схватил обрез руками, сорвал с парня маску, увидел лицо, но плохо рассмотрел. Парень убежал. Он (Л.С.), проверяя заряжен ли обрез, взвел курок и произвел выстрел вверх. Рукоятка была обмотана синей изолентой. Обрез положил на землю. Попросил жену вызвать работников милиции. Подошел еще парень, схватил обрез, попытался с ним уйти. Он не давал ему это сделать. Они вырывали обрез друг у друга. Парень толкал его рукой в грудь, два раза ударил кулаком по лицу. Вмешалась жена, помогала ему. Подбежали трое военных, забрали обрез. Девушка из бара сказала, чтобы задержали парня с сумкой. Тот был задержан.

По заключению судебно-медицинского эксперта у Л.С. имелся кровоподтек на правой щеке, внутрикожные кровоизлияния на левой щеке. Эти повреждения могли возникнуть у потерпевшего 24 августа 2000 года от удара кулаком.

Показания Л.С. подтверждаются пояснениями свидетелей Л.Т., О., подробно и правильно изложенными в приговоре.

Материалами дела установлено, что задержан был Н., у которого была сумка.

Н., Л.С., М.Ю., а также сумка, обрез, маска, находившаяся у бара, патрон и гильза из обреза были доставлены в Первомайский ГОВД.

В сумке находились: маска из рукава футболки с прорезями для глаз, пневматический револьвер "Гросман", патронташ с 7 патронами 16 калибра, фотографии, письма и другие вещи.

Заключением судебно-баллистических экспертиз установлено, что обрез охотничьего ружья относится к боевому гладкоствольному огнестрельному оружию 16 калибра. Обрез изготовлен был самодельным способом путем укорочения стволов и удалением приклада ложи из ружья ТОЗ-БМ 16 калибра N 96521, изготовленного в 1966/67 году на Тульском оружейном заводе. Этот обрез к стрельбе был пригоден.

Представленные патроны относились к боеприпасам для гладкоствольного огнестрельного оружия, 8 патронов для производства выстрелов были пригодны. Изъятая гильза являлась стреляной гильзой охотничьего патрона 16 калибра. Патрон - гильза был отстрелян из правого ствола обреза ружья N 96521.

Изъятая из магазина "Барс" деформированная дробь являлась свинцовой графитованной дробью диаметром 4,5 мм промышленного изготовления. Аналогичная дробь использована при снаряжении патрона с трубкой гильзы из пластика синего цвета, изъятого из сумки при задержании Н.

Два предмета, изъятые из магазина "Барс", являлись частями древесно-волокнистого пыжа 16 калибра. Пыжи из аналогичного материала были использованы для снаряжения охотничьего патрона с трубкой гильзы из пластика синего цвета.

Свидетель Б.Р. пояснил, что у него было охотничье ружье 16 калибра. Патроны к нему хранились у него в патронташе. В августа 2000 года к нему приходили К., Н., Я. Однако им он ружье и патроны не давал. После выстрелов в гарнизоне он не обнаружил дома своего ружья с чехлом и патронташа с патронами.

При предъявлении на опознание пневматического револьвера "Гросман", изъятого при задержании Н., К.А.В. опознал его как принадлежавший С.Д.

С.Д. признал этот револьвер своим, который в августе 2000 года он передал по его просьбе Г.

По делу установлено, что в августе 2000 года Г. временно проживал в квартире <...>.

Исследовав и оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: Е. в разбойном нападении на Т.О. в баре "Квартет", совершенном им неоднократно, с применением оружия, в совершении в гарнизоне Бесовец хулиганства с применением оружия, в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов; Н. в умышленном нанесении Л.С. побоев, в незаконных хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору; К. в незаконных хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору; Г. в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

В этой части их обвинения действия Е. по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г", 213 ч. 3, 222 ч. 1 УК РФ, Н. по ст. ст. 116, 222 ч. 2 УК РФ, К. по ст. 222 ч. 2 УК РФ, Г. по ст. 222 ч. 2 УК РФ судом квалифицированы правильно.

По каждому эпизоду обвинения осужденных выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам происшедших событий, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Положенные в основу обвинения каждого осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Показания осужденных, которые они давали в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, исследованы судом, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им, а также показаниям потерпевших, свидетелей, другим указанным выше доказательствам при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Положенные судом в основу обвинения осужденных доказательства согласуются между собой, каждое из таких доказательств по тому или другому эпизоду обвинения подтверждается другими фактическими данными по делу. Показания потерпевших не противоречат выводам суда о виновности осужденных в содеянном ими.

Утверждения в жалобах о том, что указанные в приговоре показания осужденных на следствии ими были даны в результате оказанного на них давления со стороны работников милиции, тщательно проверялись, своего подтверждения не нашли.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе следствия незаконных методов ведения расследования, по делу не установлено.

Самооговора осужденных, оговора их друг друга, их оговора со стороны потерпевших и свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Рассмотрение дела без допроса следователя, о чем указывает Н. в жалобе, не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, не повлияло и не могло повлиять на выводы суда, на постановление законного и обоснованного приговора.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Наказание Н., К., Е., Г., Л., Я. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ. Назначенное каждому наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым признать нельзя. Наказание им назначено соразмерно содеянному, с учетом всех обстоятельств по делу, данных о их личностях, в том числе и указанных в жалобах. При назначении наказания требования закона судом не нарушены.

Для смягчения осужденным наказания судебная коллегия оснований не находит. Для применения в отношении Г. положений ст. 64 УК РФ, как о том он ставит вопрос в жалобе, а в отношении Л. ст. 73 УК РФ, о чем просит адвокат Стефанов В.Ю., оснований не имеется.

Вид исправительного учреждения для отбывания наказания К. назначен в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

Кассационные жалобы осужденных Н., К., Е., Г., Я., адвокатов Стефанова В.Ю., Флеганова А.Ф., Бартеневой Т.Н. удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Карелия от 15 августа 2001 года в отношении Н., К., Е., Г., Л., Я. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"