||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 января 2002 г. N 48-о01-181

 

Председательствующий: Чернышева Н.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Коваля В.С., Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании 11 января 2002 года дело по кассационному протесту государственного обвинителя и кассационной жалобе осужденного С. на приговор Челябинского областного суда от 11 октября 2001 года, по которому

С., <...>, судимый 9 июня 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на два года лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на пятнадцать лет лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено пятнадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

П., <...>, судимый

1. 14 июня 1990 года по ст. 15, ст. 103 УК РСФСР на семь лет лишения свободы; освободился 9 апреля 1997 года по отбытии срока наказания;

2. 6 декабря 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы; освобожден из мест лишения свободы 24 ноября 2000 года по п. 2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ на семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Приговор в отношении П. не обжалован и не опротестован и рассматривается в порядке ст. 332 УПК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., заключение прокурора Филимоновой С.Р., поддержавшей доводы протеста и просившей о переквалификации действий С. на ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ и исключении из приговора осуждения П. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, судебная коллегия

 

установила:

 

С. и П. осуждены за убийство Б., совершенное по предварительному сговору, а П., кроме того, неоднократно.

Преступление ими совершено 17 марта в п. Октябрьском г. Копейска Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде С. и П. вину признали частично.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор в части назначения вида исправительной колонии С. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что преступление осужденным было совершено до постановления предыдущего приговора, поэтому суд необоснованно признал в действиях С. наличие особо опасного рецидива преступлений и назначил ему отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

Осужденный С. в своей жалобе, поддерживая доводы протеста, просит разобраться в деле, указывая, что у него не было сговора на убийство потерпевшей с П., а веревку дал последнему по его просьбе, не зная о последующих его действиях.

Потерпевшая С.А. в возражениях на жалобу осужденного выражает несогласие с изложенными в ней доводами, считая, что осужденные заслуживают более строгого наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вина осужденных в убийстве потерпевшей подтверждается помимо их признательных показаний на предварительном следствии показаниями свидетелей И., М., Г., С.Р., заключениями судебно-медицинских, криминалистической, биологической экспертиз, протоколом осмотра места происшествия.

Вместе с тем, суд неправильно признал, что осужденные избили потерпевшую с целью убийства, и квалифицировал действия С. как исполнителя преступления.

Согласно ст. 33 ч. 2 УК РФ исполнителем преступления признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).

Часть вторая статьи 35 УК РФ предусматривает, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Вывод суда о совершении С. и П. убийства потерпевшей группой лиц по предварительному сговору не подтверждается собранными доказательствами.

Как следует из материалов дела, в том числе показаний самих осужденных, допрошенных на предварительном следствии с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, на которые суд обоснованно сослался, как на доказательства их виновности в содеянном, потерпевшую они избили за то, что она причинила телесные повреждения своему сожителю, а также отказалась вступать с ними в половую связь. Лишь после этого П. предложил задушить ее, для чего попросил С. принести веревку. После того как С. принес отрезок веревки, П. задушил им потерпевшую.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы в процессе избиения потерпевшей были причинены телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью либо причинившие легкий вред здоровью. Смерть ее наступила от сдавления органов шеи при удавлении петлей.

Изложенные показания осужденных подтвердил свидетель Г., которому о случившемся рассказал сам С., а также признал их достоверными и соответствующими фактическим обстоятельствам дела и сам суд. Более того, суд указал, что С. в осуществление достигнутой договоренности с П. на убийство потерпевшей предоставил ему орудие преступления - веревку.

Вместе с тем, суд не привел в приговоре каких-либо доказательств в подтверждение своего вывода о том, что умысел на убийство потерпевшей возник у осужденных еще до ее избиения, отсутствуют такие доказательства и в материалах дела, которые свидетельствуют о том, что действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшей, С. не совершал, а лишь являлся пособником убийства.

При таких обстоятельствах квалификация действий С. и П. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ не соответствует требованиям закона.

Поэтому указанный квалифицирующий признак в отношении П. подлежит исключению из приговора, а действия С. подлежат переквалификации на ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ, как соучастие в виде пособничества совершению указанного преступления.

Кроме того, суд ошибочно признал, что С. совершил преступление в период испытательного срока за предыдущее преступление, в связи с чем ошибочно признал в его действиях особо опасный рецидив преступлений, отменил условное осуждение и назначил наказание по правилам ст. 70 УК РФ с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Как следует из материалов дела, С. был осужден 9 июня 2001 года, а указанное преступление совершено им 17 марта 2001 года, т.е. до вынесения приговора.

С учетом изложенного приговор в этой части в отношении С. подлежит изменению, а назначенное ему наказание - снижению.

Руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 11 октября 2001 года в отношении П. и С. изменить

Переквалифицировать действия С. со ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ, по которой назначить десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора осуждение П. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также указание о признании в действиях С. особо опасного рецидива преступлений, отмене условного осуждения и назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Приговор в отношении С. от 9 июня 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года исполнять самостоятельно.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"