||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 января 2002 г. N 47-О01-41

 

Председательствующий: Петрухов Г.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Червоткина А.С., Семенова Н.В.

рассмотрела в судебном заседании от 11 января 2002 года дело по кассационному протесту прокурора и кассационным жалобам осужденных Е. и М., адвокатов Ксенофонтова В.Т. и Малаховой Т.А. на приговор Оренбургского областного суда от 31 января 2001 года, по которому

Е., <...>, судимый:

1) 14.08.1997 г. по ст. ст. 318 ч. 1, 213 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 23.01.1998 г. на основании п. 5 Постановления Государственной Думы РФ от 24.12.1997 г. "Об объявлении амнистии";

2) 14.07.1999 г. по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 14 годам лишения свободы, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ на пятнадцать лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, судимый 29.07.1997 г. по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 23.01.1998 г. на основании п. 5 Постановления Государственной Думы РФ от 24.12.1997 г. "Об объявлении амнистии", -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ на десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с Е. и М. в пользу К.В. в счет возмещения материального ущерба 15000 рублей и в счет компенсации морального вреда 100.000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., выступление осужденного Е. и адвоката Ксенофонтова В.Т., подтвердивших доводы своих жалоб, прокурора Филимонову С.Р., не поддержавшую протест и просившую об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Е. и М. признаны виновными в убийстве К. группой лиц из хулиганских побуждений.

Преступление совершено 31 мая 1998 года в г. Оренбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Е. и М. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Е. просит об отмене приговора с прекращением производства по делу либо с направлением дела на новое расследование, указывая на то, что преступления он не совершал, М. в ходе предварительного следствия оговорил его под давлением работников милиции, суд необоснованно отверг показания свидетелей, подтверждающих его алиби. Обнаруженные в ходе дополнительного осмотра места происшествия солнцезащитные очки ему не принадлежат, а как следует из показаний свидетеля И., какие-то очки были обнаружены при первичном осмотре места происшествия. Свидетели В. и М.А. оговорили его из неприязни, поскольку он другим приговором осужден за убийство сына М.А. По делу не установлено точное время и место совершения преступления, перемещалось ли тело потерпевшей после наступления смерти;

адвокат Ксенофонтов В.Т. просит приговор в отношении Е. отменить с прекращением производства по делу за отсутствием доказательств его вины, указывая на то, что изложенные в приговоре выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В основу приговора судом положены противоречивые показания осужденного М., от которых он отказался, сомнительные показания свидетелей В. и М.А., испытывающих неприязнь к Е. По делу не установлено лицо, сообщившее устно и путем передачи записки об обстоятельствах убийства К.;

осужденный М. просит объективно разобраться в деле, указывая на то, что преступления он не совершал в ходе предварительного следствия он оговорил себя и Е. под давлением работников милиции. Не проверена версия о причастности других лиц к совершению этого преступления, хотя для этого были основания. Суд необоснованно отверг показания свидетелей, подтвердивших его алиби;

адвокат Малахова Т.А. просит приговор в отношении М. отменить с прекращением производства по делу ввиду недоказанности его вины, указывая на то, что он постановлен на противоречивых показаниях М., полученных с применением недозволенных методов ведения предварительного следствия и не подтвержденных объективными доказательствами. Сведения, отраженные в протоколе осмотра места происшествия, не соответствуют показаниям свидетеля И., первым обнаружившим труп потерпевшей. Из его показаний следует, что труп находился в кустах, а не на поляне, следов волочения трупа он не видел. Органами предварительного следствия не установлено лицо, сообщившее запиской об убийстве потерпевшей в другое время, чем установлено судом. Не установлено, где был взят электрошнур и пакет, с помощью которых была убита потерпевшая, на месте происшествия в лесополосе, или в другом месте. Даже если верить показаниям, данным М. в ходе предварительного следствия, то смерть потерпевшей от его действий наступить не могла, поскольку он показывал, что лишь нанес потерпевшей несколько ударов по голове и связал ей руки телефонным проводом.

В кассационном протесте участвовавший в рассмотрении дела в качестве государственного обвинителя прокурор Козина Т.П. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что при назначении наказания суд необоснованно учел активное способствование раскрытию преступления в качестве смягчающего наказание М. обстоятельства, хотя он свои показания изменил и препятствовал установлению истины по делу. По мнению прокурора, суд не учел при назначении наказания отрицание подсудимыми своей вины и дерзкое поведение в судебном заседании, а также исключительно положительную характеристику личности погибшей.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов потерпевшая К.В. указывает, что виновность осужденных в совершении убийства ее дочери является доказанной, и они заслуживают сурового наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия считает приговор суда законным и обоснованным.

Виновность Е. и М. в совершении убийства подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В ходе предварительного расследования М., признавая себя виновным, давал подробные показания об обстоятельствах совершения убийства им и Е.

Из этих показаний видно, что он и Е., встретив на железнодорожной платформе К., зашли в лесопосадку, где он с Е. употребляли водку. Е. стал приставать к К., та закричала, пыталась уйти. Он ударил К., от удара она упала. Принесенным Е. проводом он связал потерпевшей руки. Е. надел на голову К. целлофановый пакет, а на шею - электрический провод и затянул его.

Эти показания М. давались в ходе предварительного следствия неоднократно, в том числе при выходе на место происшествия. Допрашивался он с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Эти показания М. подтверждены совокупностью других доказательств.

Свидетель В. показала, что в начале июня 1998 года она слышала разговор Е. с ее сожителем М.П., в котором Е. сообщил, что он задушил в лесополосе девушку.

Свидетель М.А. показал, что его сын М.П. рассказывал, что в июне 1998 года Е. сообщил ему, что удушил в лесополосе девушку.

Считать показания этих свидетелей оговором, или не доверять им по другим причинам нет оснований.

Кроме того, показания М. об обстоятельствах совершения убийства подтверждены и объективными доказательствами.

Протоколом осмотра места происшествия от 01 июня 1998 года (т. 1, л.д. 8 - 12) зафиксировано наличие в лесополосе трупа потерпевшей с полиэтиленовым пакетом на голове, затянутым на шее электрошнуром и фрагментом провода на руках, след волочения трупа, вещи потерпевшей.

При дополнительном осмотре, на следующий день на месте происшествия были обнаружены солнцезащитные очки (т. 1, л.д. 48 - 49), которые впоследствии были опознаны М. как принадлежащие Е. (т. 2, л.д. 40). Он же опознал изъятый с места происшествия телефонный провод, которым он связывал руки потерпевшей (т. 1, л.д. 136).

Изложенные в кассационных жалобах доводы о том, что обстоятельства, зафиксированные в указанных протоколах осмотра места происшествия, опровергаются показаниями свидетеля И. - не соответствуют материалам дела.

Как видно из показаний, данных в судебном заседании свидетелем И., при осмотре линии электропередачи он увидел в лесопосадке дамские вещи (босоножку, сумочку), а затем заметил ногу трупа, заваленного ветками и листвой. На следы волочения внимания не обратил, труп не осматривал. Сообщил об этом в милицию. Впоследствии рабочие бригады сообщили ему о том, что на месте происшествия были найдены еще и солнцезащитные очки.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшей наступила от механической асфиксии в результате закрытия отверстий рта и носа посторонним мягким предметом; на лучезапястных суставах обнаружены признаки сдавления их петлей; на теле потерпевшей также имеются ссадины и кровоподтеки (т. 1, л.д. 15 - 17). Указанное в заключении время наступления смерти соответствует времени совершения преступления, указанным М.

Тот факт, что по делу не установлено авторство записки, в которой сообщается об убийстве, не может поставить под сомнение доказанность виновности осужденных, подтвержденной доказательствами, подробно изложенными в приговоре суда.

Судом тщательно проверялись доводы осужденных об их алиби и обоснованно отвергнуты, поскольку показания об их непричастности к преступлению были даны близкими и родственниками осужденных и находятся в противоречии с имеющимися по делу доказательствами.

Доводы осужденного М. о том, что показания о признании им своей вины в ходе предварительного следствия были даны им под давлением работников милиции, проверялись в судебном заседании и не нашли своего подтверждения.

Из материалов дела следует, что виновные действовали согласованно, и смерть потерпевшей наступила от их совместных действий. М. своими действиями, выразившимися в применении к потерпевшей физического насилия и связывании ее рук, лишил ее возможности сопротивляться. Поэтому он явился непосредственным участником лишения ее жизни совместно с Е.

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности осужденных в убийстве, и их действия квалифицированы правильно.

Наказание осужденным Е. и М. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному с учетом данных, характеризующих личность каждого из них и всех обстоятельств дела.

Как видно из текста приговора суд в качестве одного из доказательств сослался на явку с повинной и целый ряд показаний М., в которых он, в частности, изобличает в совершении преступления и Е. Поэтому суд обоснованно признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления. Отрицание осужденными своей вины и их поведение в ходе судебного заседания в соответствии с законом не могут рассматриваться как отягчающие наказание обстоятельства, перечень которых, предусмотренный ст. 63 УК РФ является исчерпывающим.

Поэтому изложенные в кассационном протесте доводы о чрезмерной мягкости назначенного судом наказания по указанным в нем причинам являются необоснованными, а протест подлежит отклонению.

Руководствуясь ст., ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 31 января 2001 года в отношении Е. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов, кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"