||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 января 2002 г. N 49-о01-147

 

Судья: Фарахутдинов Ф.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Ботина А.Г. и Борисова В.П.

10 января 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных В. и М., адвокатов Губайдуллиной Т.М., Латыпова Р.Г. и Воронковой Н.И. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 октября 2001 года, которым

В. 1969 года рождения, со средним техническим образованием, до ареста работавший сторожем, ранее не судимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 15 ч. 2 и 103 УК РСФСР на 6 лет, по ст. ст. 15 ч. 2 и 102 п. п. "д", "з", "и" УК РСФСР на 9 лет, по ст. 102 п. п. "д", "з", "и" УК РСФСР на 12 лет, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на 12 лет в исправительной колонии общего режима;

М.Р. 1960 года рождения, со средним специальным образованием, до ареста работавший тренером по боксу, судимости не имеющий, -

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 17 ч. 6 и 103 УК РСФСР на 3 года, по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года, на основании ст. 40 ч. 1 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 3 года 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. ст. 97 и 99 УК РФ к В. применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

М. по ст. ст. 17 ч. 6, 15 ч. 2 и 102 п. п. "д", "е", "з" УК РСФСР оправдан.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступление адвокатов Воронковой Н.И. и Латыпова Р.Г., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, и заключение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

признаны виновными:

В. - в покушении на убийство М.О. и С., участии в банде и совершенном ею нападении, умышленном убийстве двух лиц - П. и Ф. способом, опасным для жизни многих людей, а также в покушении на убийство двух и более лиц способом, опасным для жизни многих людей;

М.Р. - в участии в банде и совершенном ею нападении, а также в пособничестве в умышленном убийстве П.

Преступления совершены 25 сентября 1993 года, 23 января и 28 августа 1994 года в г. Салавате РБ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя в совершении указанных преступлений не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный М.Р. утверждает, что он в банде не состоял и в совершении преступлений не участвовал. Указывает, что он постоянно проживал в г. Нефтекамске, находился на лечении по поводу многочисленных травм, исключавших возможность управлять автомобилем и передвигаться без трости. Также указывает, что на момент совершения инкриминированных ему преступлений автомобиля у него не было. Считает, что его вина в совершении преступлений не доказана. Просит приговор в отношении него отменить и дело прекратить;

адвокат Латыпов в защиту осужденного М.Р. утверждает, что вина последнего в преступлениях не доказана. Указывает, что не установлено конкретные время и место создания банды. Также указывает, что не опровергнуто утверждение осужденного о том, что он в январе 1994 года по состоянию здоровья не мог управлять автомашиной. Просит приговор в отношении М.Р. отменить, а дело - прекратить;

адвокат Воронкова в защиту осужденного М.Р. также утверждает, что вина последнего не доказана, а основана лишь на показаниях, данных на предварительном следствии осужденным по этому же делу В. в болезненном состоянии и в отсутствии адвоката. Также указывает на то, что показания осужденного об отсутствие у него автомашины и его неспособности по состоянию здоровья управлять автомашиной, не опровергнуты. Также просит приговор в отношении М.Р. отменить, а дело - прекратить;

осужденный В. утверждает, что его вина в совершении преступлений не доказана, а все приведенные в приговоре доказательства получены с нарушением закона. Просит приговор в отношении него отменить, а дело - прекратить;

адвокат Губайдуллина в защиту осужденного В. утверждает, что вывод о виновности последнего в покушении на убийство М.О. не может быть основан на показаниях, данных потерпевшим на предварительном следствии, поскольку они противоречат показаниям свидетеля М. и получены с нарушением закона - до возобновления предварительного следствия. Считает, что вина В. в совершении других преступлений также не доказана, при этом указывает, что от него показания на предварительном следствии получены с нарушением закона. Обращает внимание на непоследовательные показания потерпевшего С. Просит приговор в отношении В. отменить, а дело - прекратить.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор в отношении В. подлежащим изменению, а в остальном - законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности В. в покушении на убийство М.О. и С., участии в банде и совершенном ею нападении, умышленном убийстве двух лиц - П. и Ф., а также в покушении на убийство П.А. и Р., а М.Р. в участии в банде и совершенном ею нападении, а также в пособничестве в умышленном убийстве П. основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

1. Содержащиеся в кассационных жалобах адвоката Губайдуллиной и осужденного В. доводы о недоказанности вины последнего в покушении на убийство М.О. обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в частности, показаниями потерпевшего М.О., из которых следует, что после ссоры с В. в помещении кафе они вдвоем вышли на улицу, где последний сзади произвел в него выстрел.

Суд обоснованно признал показания потерпевшего М.О. достоверными, так как они подробны, последовательны и согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе с актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которому у потерпевшего обнаружено сквозное огнестрельное ранение в верхней части шеи с оскольчатыми переломами нижней челюсти, направление раневого канала сзади.

Кроме того, в приговоре судом дана правильная оценка показаниям свидетеля М., утверждавшей, что М.О. из кафе вышел один. С учетом анализа доказательств, свидетельствующих о времени обращения М.О. после производства в него выстрела за помощью к Г. и времени оказания потерпевшему медицинской помощи, суд обоснованно признал показания названного свидетеля в отмеченной части неубедительными.

Поэтому с содержащимися в кассационной жалобе адвоката доводами о том, что показания М. не согласуются с показаниями потерпевшего согласиться нельзя.

Что касается доводов адвоката о том, что на предварительном следствии показания от М.О. получены с нарушением закона - до возобновления предварительного следствия, то они также являются необоснованными, поскольку как видно из материалов дела, потерпевший был допрошен сразу после возобновления предварительного следствия.

2. Являются необоснованными и доводы, содержащиеся в кассационных жалобах В. и его защитника, о недоказанности вины осужденного в покушении на убийство С., поскольку они опровергаются показаниями потерпевшего о том, что, находясь в автомашине, В. выстрелил в него из пистолета, однако ему удалось убежать, а также показаниями потерпевшей С. о том, что со слов сына она узнала, что в него стрелял именно В.

Показания потерпевшего С. последовательны и согласуются как с приведенными в приговоре показаниями его матери, так и с данными, содержащимися в акте судебно-медицинской экспертизы о количестве, локализации и механизме причинения обнаруженных у него огнестрельных ранений.

Поэтому согласиться с содержащимися в кассационной жалобе адвоката доводами о непоследовательности и противоречивости показаний потерпевшего также нельзя.

3. Содержащиеся в кассационных жалобах адвоката Губайдуллиной и осужденного В. доводы о недоказанности вины последнего в убийстве П. и Ф. и покушении на убийство П.А. и Р. также опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в том числе показаниями самого В., данными им на предварительном следствии, согласно которым он совместно с другим лицом непосредственно участвовал в убийстве П., при этом они оба были вооружены пистолетами, однако он выстрелов не производил, а "подстраховывал" другое лицо, стрелявшее в автомашину, в которой находились П. и другие лица. Убегая с места преступления, он пистолет выбросил.

На основании анализа показаний потерпевших Р. и П.А., свидетелей Х. и Т., а также данных, содержащихся в протоколе осмотра места происшествия, актах судебно-медицинских и баллистических экспертиз, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что в четверых потерпевших, находившихся в автомашине, выстрелы производили В. и другое лицо из двух пистолетов.

Суд тщательно проверил заявления В. и его защитника о получении приведенных выше показаний осужденного в болезненном состоянии и на основании анализа протокола его допроса, медицинских документов, показаний свидетеля Н. - врача наркологического диспансера, а также акта судебно-психиатрической экспертизы пришел к правильному выводу о получении органами следствия этих показаний без нарушения закона. О том, что эти показания на предварительном следствии даны В. без принуждения свидетельствует и то обстоятельство, что в них осужденный свое участие в убийстве П.А. и Ф. и покушении на убийство П. и Р. излагал иным образом, нежели это было установлено органами следствия и судом, а свою причастность к покушениям на убийство М.О. и С. отрицал вообще.

Поэтому аналогичные доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, являются также необоснованными.

4. Нельзя согласиться и с содержащимися в кассационных жалобах адвокатов Латыпова и Воронковой, а также осужденного М.Р. доводами о непричастности последнего к пособничеству в убийстве П., поскольку они опровергаются обоснованно признанными по отмеченным выше мотивам достоверными показаниями В. в той их части, где указывается о том, что М.Р. знал о готовящемся убийстве П., согласно распределению ролей подвозил его и другое лицо к месту преступления, ожидал их в обусловленном месте, а затем увез с места преступления другое лицо.

Суд первой инстанции также тщательно проверил заявление М.Р. о том, что он постоянно проживал в г. Нефтекамске, находился на лечении по поводу многочисленных травм, исключавших возможность управлять автомобилем, а также о том, что на момент совершения инкриминированных ему преступлений автомобиля у него не было, и по мотивам, подробно изложенным в приговоре, обоснованно признал это заявление несостоятельным.

Поэтому с аналогичными доводами, содержащимися в кассационных жалобах осужденного М.Р. и его защитника, согласиться также нельзя.

5. Являются необоснованными и содержащиеся в кассационных жалобах адвоката Латыпова и осужденного М.Р. доводами о том, что последний в банде не состоял, поскольку они опровергаются приведенными в приговоре показаниями В. о том, что он и М.Р. являлись членами банды, он, В., при подготовке убийства П. получил пистолет от члена банды, о совершении этого преступления договаривались все члены банды и оно совершено по указанию организатора банды, при этом М.Р. был осведомлен о плане убийства П. и по договоренности он должен был отвезти его, В., и другое лицо к месту преступления, ожидать их там и затем увезти с места преступления, что тот и сделал.

Что касается доводов жалобы адвоката о том, что не установлено конкретные время и место создания банды, то они не основаны на материалах дела, согласно которым М.Р. осужден за участие в банде, созданной в г. Салавате РБ, в состав которой осужденные включены в 1993 - 1994 годах.

Анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия осужденного В. по ст. ст. 15 ч. 2 и 103 УК РСФСР, ст. ст. 15 ч. 2 и 102 п. п. "д", "з", "и" УК РСФСР, ст. 102 п. п. "д", "з", "и" УК РСФСР и по ст. 209 ч. 2 УК РФ, а М.Р. - по ст. ст. 17 ч. 6 и 103 УК РСФСР и ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Наказание осужденным назначено судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих личность каждого.

На основании ст. ст. 97 и 99 УК РФ к В. применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Вместе с тем, в приговоре судом ошибочно не указана причина такого наблюдения.

Поэтому приговор в отношении В. в этой части подлежит изменению, с учетом имеющихся в материалах дела выводов наркологической экспертизы к В. следует применить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 октября 2001 года в отношении В. изменить, на основании ст. ст. 97 и 99 УК РФ считать, что к нему применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

В остальном приговор в отношении В., этот же приговор в отношении М.Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"