||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 января 2002 г. N 67-О01-50

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Русакова В.В. и Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 10 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Г., Н.О. и адвокатов Перепелкиной И.В., Фильчакова А.Ю. на приговор Новосибирского областного суда от 11 мая 2000 г., которым

Г., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее не судимый;

осужден по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Н.О., <...>, русский, с неполным средним образованием, не работавший, ранее не судимый;

осужден по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Б.А., <...>, русский, с неполным средним образованием, без определенного места жительства, не работавший, ранее не судимый;

осужден по ч. 2 ст. 175 УК РФ к лишению свободы сроком на четыре года со штрафом в размере 5.000 рублей с освобождением от наказания на основании п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии" от 18 июня 1999 года".

По п. п. "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ Б.А. оправдан за недоказанностью.

Постановлено взыскать солидарно:

- с Г. и Н.О. в пользу О. в возмещение материального ущерба - 14.896 руб.; в возмещение морального вреда - 60.000 руб.;

- с Г., Н.О., Б.А. в доход федерального бюджета в возмещение судебных издержек - 9.642 руб.

Г. и Н.О. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Т., совершенное 26 декабря 1997 г. в р.п. Мошково Новосибирской области группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения чужим имуществом в крупном размере (на сумму 72.160.000 руб.), с причинением тяжкого вреда его здоровью; и за убийство Т., 1972 г. рождения, совершенное 26 декабря 1997 г. в р.п. Мошково Новосибирской области группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.

Б.А. признан виновным и осужден за заранее не обещанное приобретение автомобиля, заведомо добытого преступным путем. Преступление Б.А. совершено 29 декабря 1997 г. в г. Новосибирске.

Преступления совершено ими при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимые Г. и Н.О. виновными себя не признали, а подсудимый Б.А. - виновным признал себя частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Г. просит отменить приговор, ссылаясь на его необоснованность и несоответствие доказательствам, на неправильную оценку доказательств. Считает, что дело расследовано и рассмотрено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, неполно, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам. Полагает, что ему необоснованно отказано в очередном ознакомлении с материалами дела после его рассмотрения судом;

- адвокат Перепелкина И.В. в защиту интересов осужденного Г. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на те же доводы, что и сам осужденный Г. в жалобе;

- осужденный Н.О. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование (в дополнениях просит прекратить дальнейшее производство по делу), ссылаясь на незаконность, необоснованность приговора, на несовершение им преступлений, отсутствие у него мотива завладения машиной. Считает, что предварительное и судебное следствие проведены предвзято и односторонне, доказательства оценены неверно. Утверждает, что в ходе предварительного следствия применялись незаконные методы, судья не давал задавать вопросы свидетелям. По его мнению, ему назначено чрезмерно строгое наказание. Утверждает, что он не ознакомлен с протоколом судебного заседания; полагает, что ему необоснованно не изготовили и не выдали копии актов судебно-медицинских экспертиз и дополнений к ним, что после рассмотрения дела судом его в очередной раз не ознакомили с материалами дела;

- адвокат Фильчаков А.Ю. в защиту интересов осужденного Н.О. считает вину Н.О. недоказанной.

В отношении Б.А. дело рассматривается в соответствии с требованиями ст. 332 УПК РСФСР в ревизионном порядке.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коннова В.С., объяснения осужденного Г., поддержавшего свою жалобу по изложенным в ней основаниям, заключение прокурора Костюченко В.В. об оставлении приговора без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и дополнений к ним, судебная коллегия находит приговор в отношении Г., Н.О. и Б.А. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Г., Н.О. и Б.А. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а виновность Б.А. - и не оспаривается в жалобах. Действиям Б.А. судом дана правильная квалификация.

В ходе предварительного следствия Г. пояснял, что приглашая Т. в г. Новосибирск для продажи его автомашины, конкретного покупателя он не имел. Между ним и его братом Н.О. произошел разговор о завладении автомашиной Т., при этом планировалось убить Т. После приезда Т. он вместе с ним и Н.О. ездили в с. Ташара к К., которому предлагал купить машину Т. Тот отказался от покупки машины. У него (Г.) имелся денежный долг, он нуждался в деньгах и решил убить Т. и завладеть его машиной. Находясь в салоне машины вместе с Н.О., он (Г.) ножом нанес удар Т. в горло. После убийства он с Н.О. засыпали труп Т. снегом, затем вернулись в с. Ташару к сестре Н.О. Ш., где отмыли машину от крови, сожгли в печи бани шапку и дубленку Т. После этого они приехали к К. Н.О. взял у него санки и лом, они вернулись к трупу, вывезли его на р. Обь и там засыпали снегом, поскольку пробили лунку во льду рядом с берегом. Затем они уехали к матери Н.О., переночевали, а утром вернулись, перетащили труп, где выдолбили лунку и сбросили в нее труп.

После этого они приехали в р.п. Мошково, где попросили К. поставить машину во двор дома, что и сделали. Находясь в г. Новосибирске, Ш. познакомил его с Б.А., который должен был оформить автомашины Т. и продать ее. 29 декабря 1997 г. он со знакомыми Б.А. ездил в р.п. Мошково, чтобы забрать машину Т. 6 января 1998 года Б.А., "Павел" и он оформили машину в магазине "АНТ" на имя Б.А.

Кроме того, при допросе 15 сентября 1998 г. Г. пояснял, что перед нанесением удара ножом Т. Н.О., находясь сзади Т., нанес ему удар по голове.

Н.О. в ходе предварительного следствия также пояснял, что он ездил с Г. и Т. к К. Когда тот отказался покупать машину Т., они приехали к дому его матери в с. Ташара. Во дворе дома Г. сообщил ему о намерении убить Т. и просил его взять в доме молоток, чтобы нанести удар в голову Т., после чего он (Г.) должен был "добить" его ножом. Он взял в доме молоток, спрятал его в рукав, но затем выложил молоток в сенях. Когда они на машине отъехали от дома матери, Г. подал ему знак (подмигнул) и он сзади ударил Т. кулаком по голове и на Т. набросился Г. Когда Т. перестал шевелиться, Г. заявил, что Т. жить не будет, поскольку он попал ножом ему в позвоночник.

По предложению Г. он у К. взял лом и санки, при помощи которых утром следующего дня, продолбив лунку во льду, они опустили труп в р. Обь. После этого он с Г. вернулись в р.п. Мошково, где машину Т. оставили во дворе дома родственника К. В Новосибирск машину Т. перегоняли Г. и Б.А.

Судом проверялись доводы о применении незаконных методов расследования, однако они не подтвердились и правильно отвергнуты судом. По этим доводам проводилась прокурорская проверка и постановлением от 17 ноября 1999 г. в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции отказано за отсутствием в их действиях состава какого-либо преступления. Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным.

Б.А. пояснял в ходе предварительного следствия, что ему Г. и Н.О. объяснили о необходимости оформить машину на него, поскольку он не имеет постоянного места жительства. Г. сообщил ему, что он с Н.О. убили владельца машины Т., что Н.О. ударил его по голове, а он (Г.) - ножом. Труп они увезли на санках на берег реки и опустили под лед в прорубь. От Г. и Н.О. ему были известны подробности одежды Т., где тот проживал, чтобы при необходимости он мог сообщить эти подробности в подтверждение приобретения машины у Т.

Изменению показаний подсудимыми суд дал надлежащую оценку.

Виновность Г. и Н.О. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Ссылка в жалобе Н.О. на то, что судья не разрешал задавать вопросы свидетелям, является несостоятельной, противоречит содержанию протокола судебного заседания. Нарушений уголовно-процессуального законодательства при допросе свидетелей в суде не усматривается.

Довод о том, что опознание вещей трупа Т. проводилось с нарушением УПК РСФСР, не имеет юридического значения, поскольку судом исследовался и оценивался не протокол опознания, а показания Т., являющиеся доказательствами по делу.

Принадлежность трупа Т. подтверждается материалами дела, показаниями Т. о принадлежности вещей, обнаруженных на трупе; заключением судебно-медицинской экспертизы о месте расположения и характере смертельных ранений; заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы о совпадении группы крови трупа и Т., совпадении половой принадлежности, возраста, длины тела, результатов фотосовмещения черепа и фотографии Т., схемы зубной формулы и другими материалами дела.

Ссылка в жалобах на несовпадение роста учитывалась при экспертном исследовании и, как видно из материалов дела, выводы о росте экспертами делались с учетом факта, времени нахождения трупа в воде, его возраста. Обнаружение трупа в ином месте, чем указывалось обвиняемыми как место погружения его под лед, не свидетельствует о неправильности выводов о принадлежности трупа с учетом имевшего место половодья и наличия течения.

Выводам судебно-биологической экспертизы по группе крови трупа судом дана надлежащая оценка.

Необходимости в эксгумации (повторной) трупа и проведении повторной судебно-медицинской экспертизы (с учетом степени разложения трупа), в том числе - по зубам, не имелось. Данные ходатайства судом рассмотрены, по ним приняты правильные решения.

Как видно из материалов дела, ходатайства о проведении геномной (по ДНК) экспертизы в судебном заседании 4 апреля - 11 мая 2000 г. не заявлялось.

Ссылка в жалобе Г. на то, что он просил допросить судебно-медицинского эксперта Б., а судом была допрошена эксперт Н.Г., не влияет на законность и обоснованность приговора. Эксперт Б. уже допрашивался судом (т. 3 л.д. 278, 293 - 295). Суд не удовлетворил указанного ходатайства Г. и удовлетворил ходатайство адвоката Фильчакова о допросе эксперта по последней экспертизе трупа (т. 3 л.д. 359 - 386), в связи с чем была допрошена эксперт Н.Г. (т. 4 л.д. 175 - 176). Ходатайство подсудимого не имеет для суда обязательного значения, суд его разрешает по своему усмотрению. Данное ходатайство Г. разрешено судом верно, с учетом материалов дела и оснований, по которым Г. просил допросить эксперта Б.

Ссылка Г. на то, что обвиняемых несвоевременно знакомили с постановлениями о назначении экспертиз, не влияет на выводы суда о виновности осужденных, на законность и обоснованность приговора, поскольку они были ознакомлены с постановлениями о назначении экспертиз, с актами экспертиз и в связи с этим никаких ходатайств не заявляли.

Изготовление копий актов судебно-медицинских экспертиз и приложений к ним и вручение их обвиняемым и осужденным действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено, вследствие чего их права в этой части не нарушены.

Ссылка в жалобе Н.О. на то, что по материалам дела фигурируют в качестве орудий убийства молоток и кастет, что противоречит актам судебно-медицинских экспертиз, несостоятельна, поскольку приговором суда применение молотка и кастета в процессе убийства не установлено. (Все остальные материалы дела, представленные органами обвинения, являются предварительными).

С учетом показаний судебно-медицинского эксперта Б. о том, что при имевшихся на трупе смертельных ранениях кровь могла выливаться внутрь тканей, а шарф мог предотвратить разбрызгивание крови наружу; показаний Г. и Н.О. в ходе предварительного следствия о том, что после убийства Т. Г. мыл его машину (т. 1 л.д. 151, 214; т. 3 л.д. 295), а также с учетом того, что виновные до их задержания имели достаточно времени для уничтожения следов крови в машине, непроведение судебно-биологической экспертизы для обнаружения следов крови в салоне машины не влияет на законность и обоснованность приговора. Кроме того, согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Органы предварительного следствия представили суду доказательства, которые, по их мнению, подтверждали виновность обвиняемых, эти, а также дополнительные доказательства, исследованы в судебном заседании, оценены судом и суд пришел к выводам, изложенным в приговоре.

Довод Г. о невозможности нанесения им ударов ножом в правую часть шеи Т. при нахождении слева от него - несостоятелен ни с учетом размеров (ширины) салона машины, ни с учетом возможности Т. занимать на сиденье различные положения, в том числе - связанные с поворотом туловища, головы влево, после удара ему по голове сзади.

Ссылка в жалобе адвоката Перепелкиной на то, что нанесение смертельных ударов ножом в шею Т. вменялось в вину Б.А., несостоятельна, такого обвинения Б.А. не предъявлялось. Нанесение двух ударов ножом в шею Т. вменялось в вину Г., а наступление его смерти вменялось всем осужденным (как от совместных действий). При таких данных нарушений требований ст. 254 УПК РСФСР не усматривается.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. и Н.О. в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Вывод суда о мотивах действий Н.О. и Г. соответствует имеющимся доказательствам.

Наказание Г., Н.О. и Б.А. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Назначенное им наказание является справедливым и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Вместе с тем, судом необоснованно, в нарушение требований ч. 3 ст. 107 УПК РСФСР, судебные издержки взысканы с осужденных в солидарном порядке. В этой части судебная коллегия считает необходимым внести в приговор изменение, определив доли осужденных по возмещению судебных издержек равными.

За исключением вносимого изменения, данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - рассмотрено с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, всесторонне, полно и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Ссылка Н.О. на то, что он не ознакомлен с протоколом судебного заседания от 4 апреля - 11 мая 2000 г., является надуманной и опровергается его распиской и фактом принесения им замечаний на протокол судебного заседания (т. 4 л.д. 297, 358, 360 - 361). С протоколами предшествующих судебных заседаний он ознакомлен по окончании предварительного (дополнительного) следствия.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает очередного ознакомления осужденных с материалами дела после постановления приговора и в этой части их права не нарушены. С материалами дела они знакомились по окончании предварительного следствия и все доказательства, имеющиеся в деле, исследовались в судебном заседании в их присутствии и с их участием.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб, а поэтому, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР,

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 11 мая 2000 г. в отношении Г., Н.О. и Б.А. изменить и взыскание судебных издержек с каждого из них: с Г., Н.О. и Б.А. произвести по 3.214 рублей.

В остальной части тот же приговор в отношении Г., Н.О. и Б.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

В.В.РУСАКОВ

Р.С.ЧАКАР

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"