||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 января 2002 г. N 53-о01-86

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коннова В.С.

судей Русакова В.В. и Чакар Р.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 10 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам адвоката Томака Е.А. и осужденных К.С., Л., Ч. на приговор Красноярского краевого суда от 21 мая 2001 года, по которому

К.С., <...>

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к двум годам лишения свободы; по ст. 119 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Л., <...>

осужден по ч. 5 ст. 33, п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к двум годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ч., <...>, ранее судим: 23 января 1998 года по ч. 3 ст. 213 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к двум годам лишения свободы, освобожден 2 ноября 1999 года по отбытии срока наказания

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к трем годам лишения свободы.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; ч. 2 ст. 99 УК РФ к Ч. применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Постановлено взыскать в счет возмещения морального вреда:

- с К.С. и Ч. по 30.000 (тридцать тысяч) рублей с каждого; с Л. 10.000 (десять тысяч) рублей, а всего 70.000 (семьдесят тысяч) рублей в пользу К.О.;

- с К.С. 30.000 (тридцать тысяч) рублей; с Ч. - 20.000 (двадцать тысяч) рублей; с Л. - 10.000 (десять тысяч) рублей в пользу К.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

К.С. и Ч. признаны виновными и осуждены за убийство группой лиц, с особой жестокостью К.Е. 1983 года рождения при соучастии Л. в форме пособничества.

Кроме того, К.С., Ч. и Л. признаны виновными и осуждены за хулиганство, совершенное группой лиц, а К.С. - за угрозу убийством К.А. 1985 года рождения.

Преступления совершены 9 октября 2000 года в г. Ачинске Красноярского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании К.С., Л., Ч. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- адвокат Томак Е.А. в интересах осужденного К.С. просит приговор изменить, переквалифицировав действия К.С. на ч. 4 ст. 111; ч. 2 ст. 213 УК РФ и назначить наказание в пределах санкций указанных норм закона с применением ст. 62 УК РФ, ссылаясь на то, что суд не принял во внимание то обстоятельство, что, избивая потерпевшего К.Е. у К.С. не было умысла на убийство; К.С. намеревался узнать о месте нахождения своих вещей, которые были похищены К.Е.; оспаривает обоснованность осуждения за угрозу убийством, полагая, что хулиганство охватывается составом преступления, предусматривающего ответственность за угрозу убийством;

- осужденный К.С. просит объективно и тщательно разобраться с материалами дела, указывая, что в основу приговора положены противоречивые показания потерпевшей К.А., которые не подтверждаются объективными доказательствами; заключением судебно-медицинской экспертизы не подтверждается причинение телесных повреждений потерпевшему молотком;

- осужденный Л. просит тщательно разобраться с делом, ссылаясь на то, что суд безосновательно взял за основу его показания на предварительном следствии, игнорируя его показания в судебном заседании; утверждает об оговоре его со стороны Ч.; умысла на убийство у него не было; К.Е. он не избивал на улице и молотка у него не было;

- осужденный Ч. просит об изменении приговора в части квалификации его действий, ссылаясь на то, что не установлено материалами дела от чьих конкретно ударов наступила смерть потерпевшего; утверждает, что умысла на убийство у него не было, а избиение потерпевшего с его стороны он не согласовывал с К.С. и Л.

В возражении потерпевшие К.О. и К.А. просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Шляевой И.Ю., просившей приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных К.С., Л. и Ч. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, из показаний потерпевшей К.А. в судебном заседании явствует, что вечером 9 октября 2000 года в дверь их квартиры стали стучать, требуя выхода брата Евгения. По голосу она узнала К.С., брат испугался и просил не открывать дверь, так как накануне был избит К.С. В дверь продолжали стучать и она, услышав, что дверь открывается, вышла в коридор, где увидела, что К.С. избивает брата Сергея, требуя сказать о месте нахождения Евгения, а увидев последнего, К.С. стал бить брата по лицу руками и ногами, требуя деньги и вещи, на что брат пояснял, что не знает ни про какие вещи. Тогда К.С. стал наносить удары ногами по лицу Евгения и тот упал на диван. Защищая брата, она отталкивала К.С. и требовала уйти. Выбежав в коридор, она увидела, что в зале находятся брат Сергей, Л. и Ч. Услышав крики брата, она вернулась в комнату, где К.С. стоял перед братом и размахивал ножом. Она оттолкнула К.С., но тот дважды резанул брата по лицу. От увиденного, у нее началась истерика, ей удалось выхватить у К.С. нож: и выбросить в открытую форточку. В ответ на это, К.С. схватил ее за руку, подтащил к окну и, наклонив ее над окном, пригрозил сбросить с четвертого этажа. Эту угрозу с учетом агрессивности и жестокости К.С. по отношению к брату, она восприняла реально. Оттолкнув К.С., Ч. утащил ее в комнату, кто-то подпер дверь и ее не выпускали несколько минут, несмотря на ее крики. Она опасалась, что брата могут убить, поскольку слышала крики из комнаты, удары. Кто-то попросил молоток и она поняла, что молотком будут бить Евгения. Когда дверь отпустили, она выбежала из комнаты и увидела стоящего у двери Л. с молотком в руках. Голова брата Евгения была в крови, в ее присутствии К.С. вновь наносил удары ногами брату в лицо. В коридоре на полу лежал Сергей, лицо которого было в крови. Л. и Ч. вытащили из квартиры Сергея, а К.С. вышел с Евгением. Через определенное время в дверь постучал Сергей, который стоял на коленях, не мог встать, сказав, что Евгений находится внизу. Она вышла из квартиры и увидела, что Евгений лежит под лестницей на спине, брат не разговаривал, а утром она обнаружила Евгения мертвым.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания потерпевшей К.А. в ходе судебного заседания достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Свидетель Щ. в судебном заседании показала, что со слов Л. ей известно, что К.Е. избили К.С. и Ч., при этом последний наносил удары потерпевшим ногами, а К.С. резал К.Е. ножом, а также наносил удары молотком.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 10 октября 2000 года в одной из комнат квартиры <...> был обнаружен труп К.Е. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть К.Е. наступила в результате закрытой черепно-мозговой травмы, осложнившейся сдавливанием головного мозга и внутричерепным скоплением крови.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на двери дома и срезе ДВП кровь, по своей групповой принадлежности от потерпевших К. не исключается.

Виновность К.С., Л. и Ч. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных К.С., Л. и Ч. в хулиганстве и в убийстве К.Е. совершенном группой лиц, верно квалифицировав их действия по п. "а" ч. 2 ст. 213; п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (у Л. как пособника в убийстве по ч. 5 ст. 33, п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ) соответственно.

Выводы суда об убийстве потерпевшего группой лиц надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями К.А. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям К.С., Ч. и Л. при совершении убийства.

Доводы кассационных жалоб об отсутствии умысла на убийство, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку нанесение множественных ударов в места расположения жизненно важных органов, использование при этом молотка в качестве орудия преступления - свидетельствует о пряном умысле на убийство.

Ссылка осужденного Ч. на неустановление от чьих конкретно действий последовала смерть потерпевшего, по мнению судебной коллегии, является неосновательной, поскольку Ч. действуя совместно с К.С. и Л., с умыслом на убийство, принимал непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшего, применял к нему насилие, поэтому независимо от того, от чьих действий наступила смерть потерпевшего, К.С. и Ч. признаны соисполнителями убийства при соучастии в этом преступлении Л.

Виновность К.С. в угрозе убийством К.А. и правильность квалификации его действий в этой части по ст. 119 УК РФ установлена совокупностью доказательств, изложенных в приговоре.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе о противоречивости показаний потерпевшей, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено К.С., Л. и Ч. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не допущено.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 21 мая 2001 года в отношении К.С., Л. Вячеслава Юрьевича, Ч. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"