||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 января 2002 г. N 50-о01-43

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего С.А. Разумова

судей Верховного Суда Л.И. Глазуновой и Л.Г. Фроловой

рассмотрела в судебном заседании 10 января 2002 года

дело по кассационным жалобам осужденного М.А. и защитника Минина В.Ю.

на приговор Омского областного суда от 2 февраля 2001 года,

которым

М.А.,

<...>, русский, образование среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Д.,

<...>, немец, гражданин РФ, образование неполное среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к двум годам лишения свободы;

на основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание Д. считается условным с испытательным сроком в два года.

К.,

<...>, русский, образование неполное среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к двум годам лишения свободы;

по ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено два года шесть месяцев лишения свободы;

на основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание К. считать условным с испытательным сроком в два года.

По делу разрешен гражданский иск.

Дело в кассационном порядке в отношении Д. и К. рассматривается в порядке ст. 332 УПК РСФСР.

Согласно приговору суда Д. и К. признаны виновными и осуждены за совершение хулиганства группой лиц. М.А. - за совершение убийства из хулиганских побуждений потерпевшего Ф., К. - за покушение на кражу чужого имущества по предварительному сговору группой лиц.

Преступления ими были совершены 13 сентября и 14 ноября 2000 года в г. Омске и на территории поселка Солнечный.

В судебном заседании все осужденные признали себя виновными в совершенных преступлениях частично.

В кассационной жалобе осужденный М.А. указывает, что он не согласен с приговором суда без указания мотивов своего несогласия. В заявлении, поданном несколько позже, М.А. указал, что не будет писать дополнительной кассационной жалобы, поскольку согласен с доводами жалоб его защитника.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) защитник Минин В.Ю. указывает, что суд дал неправильную оценку действиям осужденного М.А. По утверждению защитника М.А. предотвращал хулиганские действия потерпевших Ф. и Б., которые избивали К. и Д. Ф. ударил М.А. в лицо, после чего М.А. ударил Ф. два раза ножом в грудь, удары наносил непроизвольно в целях защиты, затем вырвался от Ф. и ушел с места происшествия. Эти действия М.А., как полагает защитник, подтвердил и потерпевший Б., который не отрицал того, что между ним и Ф. - с одной стороны и Д. и К. - с другой стороны, произошел конфликт около подъезда дома, а у остановки городского транспорта он и Ф. били К. и Д. С учетом изложенных доводов в жалобах, защитник просит переквалифицировать действия М.А. на ч. 1 ст. 108 УК Российской Федерации и назначить наказание в пределах указанной нормы закона.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ С.А. Разумова, объяснения осужденного М.А., поддерживающего жалобы защитника Минина, заключение прокурора Шляевой И.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения и в силу акта амнистии от 30 ноября 2001 года освободить от назначенного наказания несовершеннолетних К. и Д., изучив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина осужденных в совершенных ими преступлениях нашла свое полное подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, осужденный Д. показал, что вечером 13 сентября 2000 года он, К. и М.А. сидели во дворе дома по ул. Дианова и ели арбуз, разрезая его ножом, принесенным Д. Затем Д. и К. решили переодеться и пошли домой. При входе в подъезд они столкнулись с выходящими из подъезда Ф. и Б., которые были в нетрезвом состоянии. Б. толкнул их, освобождая себе проход, на замечание ответил грубостью и нецензурной бранью. Он также ответил потерпевшим грубостью, а К. ударил ногой Б. по туловищу, после чего потерпевшие пошли к остановке городского транспорта. Решив разобраться с потерпевшими, он и К. побежали за ними, призывая криками и жестами следовать за ними и М.А. Догнав потерпевших, он и К. стали наносить удары Б., а подбежавший следом за ними М.А., стал драться с Ф. Они увидели, что Ф. одолевает М.А. и пришли на помощь М.А., нанося удары по туловищу Ф., когда Ф. отпустил М.А., которого удерживал за куртку, они снова стали избивать Б. Он стал преследовать убегающего Б., но кода тот поднял с земли палку, он прекратил преследование и стал уходить от Б. В это время он видел, как на землю упал Ф., около которого стоял М.А. С места происшествия они ушли все вместе, при этом М.А. рассказал им, что ударил несколько раз ножом Ф.

Осужденный К., дав в судебном заседании аналогичные показания показаниям Д., дополнив их тем, что он предложил разобраться с Ф. и Б. и вместе с Д. и М.А. стал избивать их, догнав потерпевших недалеко от остановки городского транспорта. Он наносил удары Ф., который, в свою очередь, бил М.А. Когда они убегали с места происшествия, видел лежащего на земле Ф.

В ходе предварительного расследования К. показывал, что видел во время драки, как М.А. крутил в руках нож перед Ф., а позже М.А. говорил, что ткнул ножом Ф. два раза.

Осужденный М.А. показал, что Д. и К. крикнули его и он побежал вслед за ними. В руках у него был нож, которым он резал арбуз. Он увидел, что Д. и К. дерутся с двумя незнакомыми мужчинами, как позже узнал - Ф. и Б., при этом Ф. удерживал К. и наносил ему удары, а Б. преследовал Д. Он стал отталкивать Ф. от К. Тот схватил его за куртку и ударил в лицо. Он не мог вырваться от Ф. и непроизвольно ударил его два раза ножом в грудь, после чего убежал, а нож по дороге выбросил.

Осужденные Д. и К. утверждали, что они были оскорблены первоначальным поведением потерпевших и их действия носили характер личной неприязни к ним. М.А. утверждал, что он действовал не из хулиганского мотива, а защищал своих товарищей от нападения посторонних лиц.

Несмотря на утверждения осужденных о личных неприязненных отношениях к потерпевшим, суд, исследуя совокупность представленных доказательств, и дав им оценку, правильно пришел к выводу о хулиганском мотиве содеянного.

Так, потерпевший Б. не отрицал того, что при выходе из подъезда он оттолкнул от себя К. и они обменялись оскорблениями, после чего он с Ф. пошли к остановке, не обращая внимания на требования Д. и К. остаться и разобраться. Через некоторое время он почувствовал удар ногой, нанесенный ему в спину. Обернувшись, он увидел, что на него напал Д., а на Ф. - К. Они стали защищаться, но в это время подбежал М.А., который размахивал ножом, и делал выпады в их сторону. Затем Д. стал наступать на него, он увидел на земле палку и взял ее в руки, Д. перестал его преследовать и все осужденные стали убегать с места преступления. На земле он увидел лежащего Ф., который был ранен и вскоре умер. Он хорошо запомнил осужденных и в ходе предварительного расследования опознал их, указав на М.А., как на лицо, в руках которого был нож.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Ф. наступила от трех колото-резаных ранений грудной клетки на передней и боковой поверхности груди с повреждением легкого и грудного отдела аорты.

В ходе допроса М.А. указал место, где он выбросил нож, и с его участием при осмотре указанного места там был обнаружен нож. Согласно заключению криминалистической экспертизы повреждения на одежде и теле Ф. могли быть причинены указанным ножом.

В судебном заседании К. и Д. утверждали, что они догнали Ф. и Б. только с той целью, чтобы потребовать от них извинений за нанесенные оскорбления. Однако эти их утверждения не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела.

Из показаний Д. и К., данных ими в судебном заседании видно, что они с Ф. и Б. около подъезда обменялись оскорблениями, К. даже ударил ногой Б., после чего потерпевшие пошли в сторону остановки городского транспорта. Догонять потерпевших они стали по инициативе К., который в ходе предварительного расследования показывал, что у него было желание избить потерпевших. По показаниям Б., он первоначально неожиданно для себя почувствовал удар ногой в спину, что свидетельствует о том, что избиение начали осужденные, а не потерпевшие.

Не могут быть признаны правдивыми и показания осужденных о том, что они оборонялись от потерпевших. Из приведенных данных медицинского освидетельствования, телесные повреждения имелись на лице и теле потерпевших, а у К. и Д. каких-либо телесных повреждений обнаружено не было.

Ссадина, обнаруженная на боковой поверхности шеи у М.А., и оборванный рукав на его куртке, подтверждают установленные обстоятельства по делу, связанные с тем, что М.А. вмешался в драку, а потерпевший Ф. хотел предотвратить ее, удерживая М.А., однако М.А. вырвался от него, в связи с чем и был порван рукав на куртке осужденного. Сами по себе указанные обстоятельства не свидетельствуют того, что на М.А. было совершено нападение со стороны Ф. и он вынужден был обороняться.

В судебном заседании было с достоверностью установлено, что инициаторами содеянного были К., Д. и М.А. и их действия носили малозначительный повод. Инцидент, происшедший около подъезда между К. и Д. с одной стороны и Ф. и Б. - с другой, был кратким по времени и практически сразу же был исчерпан. Б. и Ф. пошли к остановке, однако, используя в качестве предлога имевший место инцидент, в ходе которого сами К. и Д. также наносили оскорбления Б. и Ф., а К. даже ударил ногой Б., осужденные стали избивать потерпевших, значительно старше их по возрасту, и которых ранее они не знали, что судом обоснованно расценено, как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия потерпевшим.

М.А. также действовал из хулиганских побуждений, помогая К. и Д. избивать потерпевших.

Доводы осужденного и его защитника о том, что М.А. оборонялся от нападения потерпевших, не могут быть признаны состоятельными в силу вышеданного анализа о хулиганском мотиве содеянного К. и Д. Кроме того, потерпевшие в отношении М.А. вообще не совершали каких-либо действий, тем более противоправных, он с ними не был знаком, а сами обстоятельства, установленные в судебном заседании, не свидетельствовали о совершенном нападении Б. и Ф. на К. и Д., что также отражено в приговоре суда.

Как установлено заключением судебно-медицинского эксперта, глубина раневых каналов в 7 и 10 см при длине клинка ножа в 10 см, свидетельствует о нанесении ударов со значительной силой. При таких обстоятельствах М.А. не мог не сознавать опасности причинения и наступления тяжких последствий.

Судом правильно определена квалификация действий К. и Д. по п. "а" ч. 2 ст. 213, а М.А. - по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Что касается осуждения К. за покушение на кражу чужого имущества, то вина в совершении этого преступления не отрицается К. Она подтверждена также показаниями потерпевшего С., свидетеля Б., протоколом места происшествия и изъятием похищенного электрокабеля. Действия К. правильно квалифицированы ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности содеянного каждым, данные о личности, все обстоятельства, смягчающие и отягчающие их наказание.

Оснований к переквалификации действий осужденных и смягчении им наказания судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, преступления К. и Д. совершены в несовершеннолетнем возрасте и до принятия Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации акта амнистии от 30 ноября 2001 года. Состав преступления, совершенный К. и Д., подпадает под действие акта амнистии, в связи с чем они должны быть освобождены от назначенного наказания.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 2 февраля 2001 года в отношении М.А., Д. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

В соответствии с пунктом 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" Д. и К. от назначенного наказания освободить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"