||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 января 2002 года

 

Дело N 56-о01-38

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Хлебникова Н.Л., Самарина Б.М.

рассмотрела в судебном заседании от 10 января 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных П. и Ш., а также по кассационному протесту государственного обвинителя на приговор Приморского краевого суда от 24 января 2001 года, которым

П., <...>, русский, не женат, малограмотный, не работал, судим:

в марте 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы;

в июле 1995 года по ст. ст. 207, 136, 200, 144 ч. 2, 145 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 09.02.2000 по отбытии наказания,-

осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 4 года лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "з" УК РФ на 19 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

Ш., <...>, русская, с образованием 8 классов, не замужем, имеет на иждивении малолетнюю дочь, не работала, проживала в с. Самарке Чугуевского района Приморского края,-

осуждена по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 2 года лишения свободы; по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать:

- с П. и Ш. солидарно в пользу СХПК "Самарский" 48622 руб. в возмещение ущерба;

- с П. в пользу потерпевшей С. денежную компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. рублей.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., заключение прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей протест и полагавшей исключить из приговора осуждение Ш. по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. и Ш. осуждены за кражу из кладовой фермы СХПК "Самарское" 300 кг комбикорма, 50 кг мяса, 10 литров молока, 2-х фляг и 1-й емкости для молока, общей стоимостью 6230 руб., группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище; за разбойное нападение на З., 1926 года рождения, в целях хищения чужого имущества, совершенное неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а П. и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Кроме того, П. осужден за умышленное убийство З., заведомо находящейся в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, при разбойном нападении.

Преступления совершены 30 апреля и 4 июня 2000 года соответственно в с. Саратовке Чугуевского района Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. и Ш. признали себя виновными частично.

В кассационных жалобах:

осужденная Ш. отрицает свое участие в сговоре и в подготовке к нападению на З. с целью завладения ее деньгами. Более того, как утверждается в жалобе, она пыталась остановить нападавших Б. и П., но последний приказал ей молчать.

Полагает, что содеянное ею следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ, т.к. она панически боялась П., ее дальнейшее участие в преступлении было вызвано психическим и физическим принуждением со стороны последнего.

Однако суд, по ее мнению, это и другие смягчающие обстоятельства, в частности, намерение явиться в РОВД с повинной и активное способствование раскрытию преступления не учел.

Она просит уменьшить срок лишения свободы или отсрочить отбывание наказания до достижения ее ребенком восьмилетнего возраста.

Осужденный П. признает свою причастность к краже, однако оспаривает объем похищенного комбикорма в СХПК "Самарское", утверждая, что в действительности ими украдено лишь 100 кг, а не 300 кг, как это отражено в приговоре.

По эпизоду нападения на З. указывает, что потерпевшую избивал и душил Б. Он же П., лишь делал вид, что помогает ему.

Отрицает принуждение Ш. к участию в преступлении.

Последняя, как указано в жалобе, сама втянула его. Она же сказала, что у З. есть деньги, а потом нашла в доме потерпевшей 350 руб. и черную сумку, в которую сложила продукты.

Кроме того, П. ссылается на применение к нему в ходе следствия психического и физического воздействия; на то, что в суде он не был обеспечен защитником.

Просит отменить приговор и направить дело на новое расследование.

В кассационном протесте утверждается, что Ш. присоединилась к действиям П. и Б. в ходе разбойного нападения, в связи с чем ей необоснованно вменен квалифицирующий признак разбоя - с незаконным проникновением в жилище. К тому же суд вышел за пределы обвинения, т.к. прокурор в судебном заседании отказался от обвинения Ш. "по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

С учетом этого предлагается изменить приговор, исключив из осуждения Ш. указанный квалифицирующий признак разбоя.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, а также выслушав объяснения по ним осужденных П. и Ш., участвовавших в кассационном рассмотрении дела, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Все подлежащие доказыванию в силу ст. 68 УПК РСФСР обстоятельства, при которых П. и Ш. совершили указанные преступления судом установлены.

Вина осужденных материалами дела доказана.

Доводы в жалобах в обоснование непричастности Ш. к разбою, а П. - к убийству З. при разбойном нападении несостоятельны.

Как следует из показаний П. на предварительном следствии, признанных судом достоверными, они заранее договорились о разбойном нападении на З., когда в ночь на 4 июня 2000 года распивали спиртное в доме знакомого им П. При этом ими была определена роль каждого, в том числе и Ш., в соответствии с которой последняя под предлогом приобретения браги попросила З. открыть дверь, обеспечив ему и Б. возможность проникнуть в дом, а затем искала в доме деньги и забрала из холодильника продукты.

Он же, П., помог Б. повалить потерпевшую на пол и держал ее за ноги, когда Б. избивал и душил бабушку, а затем затягивал на ней петлю из простыни, пока та не порвалась.

После этого он нашел в кухонном шкафу деньги в сумме 350 руб., которые передал Ш.

Покидая место происшествия, последняя закрыла входную дверь на замок, а ключ выбросила (л.д. 187 - 190, 194 - 206 т. 1).

Суд в приговоре обоснованно сослался на эти показания П., как на одно из доказательств виновности осужденных, поскольку они получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, причем в условиях, исключающих какое-либо воздействие, а кроме того, подтверждены совокупностью имеющихся доказательств по делу.

Осужденная Ш. в своих показаниях, в том числе в судебном заседании, подтвердила, что направляясь к бабушке З., они намерены были завладеть ее деньгами.

Именно она постучала в дверь, объяснив последней, что пришла за брагой.

Когда Б. напал на З. и стал ее душить, П. сел на потерпевшую сверху и тоже помогал ему, участвуя в удушении.

Она же, Ш., подчинившись указанию П., закрыла тряпками окна, после чего искала деньги, а также взяла из холодильника продукты, которые сложила в хозяйственную сумку.

Излагая обстоятельства преступления на предварительном следствии, Ш. указывала и на то, что Б. с П., требуя выдать деньги, избивали потерпевшую руками и ногами; изготовили петлю, на которой подвешивали ее (л.д. 140 - 148, 157 - 164 т. 1).

Суд исследовал эти показания Ш. и надлежаще оценил их в приговоре, отметив, что они согласуются как с приведенными выше показаниями П., так и другими доказательствами.

Согласно показаний потерпевшей С., ее мать З. была в престарелом возрасте, небольшого роста, а вес ее - около 40 кг.

В силу этих обстоятельств она не могла оказать какого-либо сопротивления.

4 июня 2000 года дом потерпевшей оказался закрытым на навесной замок, а окна в доме были закрыты покрывалом.

Когда удалось распилить запор, обнаружили в доме труп З. и следы хищения.

Из протокола осмотра места происшествия видно что в доме <...> беспорядок: выдвинуты ящики комода, находящегося в спальной комнате, разбросаны вещи; дверца холодильника приоткрыта, в нем отсутствуют продукты; окно закрыто покрывалом; на столе лежит пустой кошелек; труп З. с завязанной на шее тряпкой, облегающей горло, находится на диване, накрыт одеялом (л.д. 26 - 35 т. 1).

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть З. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления шеи удавкой и руками.

На трупе потерпевшей имелись множественные телесные повреждения: кровоподтеки обоих глаз, шеи, носа; ссадины правой щеки; открытый оскольчатый перелом нижней челюсти слева с разрывом десны; кровоизлияния в правую и левую височные мышцы; неполный поперечный перелом грудины на уровне 3-го ребра; неполный поперечный перелом справа 3-го ребра; переломы ребер слева со 2-го по 5-е; полный перелом ребер справа с 4-го по 10-е; механическая асфиксия вследствие сдавления органов шеи (л.д. 262 - 265 т. 1).

Согласно протоколу выемки, у Ш. были изъяты: сумка хозяйственная, в которой находились деньги в сумме 350 руб.; топорик пластмассовый синего цвета, упаковка вермишели весом 400 г, крупа гречневая - 260 г, лук и чеснок россыпью (л.д. 229 - 230, 233 - 23 т. 1).

Все эти и другие приведенные в приговоре доказательства опровергают упомянутые выше доводы осужденных и свидетельствуют о их виновности.

Ссылки осужденной Ш. относительно принуждения ее к участию в разбое со стороны П. противоречат материалам дела и установленным в суде обстоятельствам, согласно которым ее участие в этом преступлении было обусловлено корыстной целью завладеть чужим имуществом.

Нельзя согласиться и с доводами осужденного П., в которых он оспаривает объем кражи комбикорма в СХПК "Самарское".

Исходя из анализа показаний осужденных, а также показаний свидетелей, гражданского истца, акта ревизии и ряда других доказательств, рассмотренных в судебном заседании, судом объективно установлен фактический объем похищенного и в приговоре правильно определен характер и размер ущерба, причиненного собственнику в результате кражи.

Суд обоснованно квалифицировал действия П. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "з" УК РФ, а действия Ш. - по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" и 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ.

При квалификации действий Ш. в части разбойного нападения суд, как видно из описательной части приговора, согласился с позицией стороны обвинения об исключении вмененного ей квалифицирующего признака разбоя с незаконным проникновением в жилище, обосновав этот вывод соответствующими мотивами.

В то же время, в резолютивной части приговора суд признал Ш. виновной и по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

В связи с этим следует согласиться с доводами протеста об исключении из осуждения Ш. указанного квалифицирующего признака разбоя.

При назначении осужденным наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности каждого и все обстоятельства, влияющие на его вид и размер.

При этом у суда не было оснований для признания действий Ш. как явку с повинной или активное способствование раскрытию преступления.

Не усматривает таких оснований и Судебная коллегия.

Как видно из дела и это отражено в приговоре, Ш. нигде не работала, систематически злоупотребляла спиртным и по этой причине не занималась воспитанием своей малолетней дочери, не оказывала помощи в ее содержании.

Поэтому просьба осужденной об отсрочке отбывания наказания, а также и о снижении ей срока лишения свободы, несмотря на внесенное в приговоре изменение, не может быть удовлетворена.

Что же касается ссылок П. по поводу нарушения судом его права на защиту, то они явно надуманны, поскольку участие его защитника в судебном разбирательстве по делу было обеспечено; со стороны последнего П. оказана необходимая юридическая помощь.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 24 января 2001 года в отношении Ш. изменить, исключить осуждение ее по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Считать Ш. осужденной по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" и 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении Ш. и этот же приговор в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Кассационный протест государственного обвинителя удовлетворить.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Б.М.САМАРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"