||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 января 2002 г. N 67-О01-47

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Чакар Р.С., Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 10 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных К., М.Ю., М.Е., адвокатов Коротеева В.И., Черняева Н.А., Телеуса В.Ф. на приговор Новосибирского областного суда от 30 марта 2001 года, которым

К., <...>, с неполным средним образованием, -

осужден:

по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима;

М.Ю., <...>, со средним образованием, ранее судимый:

1) 17 ноября 1998 года по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден по амнистии 26 сентября 2000 года, -

осужден:

по п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима;

М.Е., <...>, с начальным образованием, судимый:

1) 18 апреля 2000 года по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, -

осужден:

по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

С применением п. "г" ч. 1 ст. 97, п. "а" ч. 1 ст. 99 УК РФ К., М.Ю., М.Е. назначено амбулаторное лечение у психиатра.

По делу определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Чакар Р.С., объяснения осужденных - К., М.Ю., заключение прокурора Лушпа Н.В. об изменении приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

К., М.Ю., М.Е. осуждены за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, К. и М.Ю. - с применением предметов, используемых в качестве оружия, а М.Ю. - неоднократно, К. - с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, К. осужден за убийство, сопряженное с разбоем, а М.Ю. и М.Е. - за пособничество в совершении этого преступления, а также все трое - за неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно.

Преступления совершены 16 октября и 24 октября 2000 года в поселке Коченево при изложенных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании К. и М.Ю. признали себя виновными частично, а М.Е. полностью отрицал свою причастность к совершению преступлений.

В кассационных жалобах:

осужденный К. просит об отмене приговора в части осуждения его за разбой и убийство, смягчении наказания за угон. Приговор оценивает как незаконный и необоснованный, постановленный с нарушениями закона. Его доводы о получении органами следствия его показаний при применении к нему незаконных методов ведения следствия не проверены. Показания М.Е. также получены с нарушением уголовно-процессуального закона в отсутствие защитника и законного представителя;

адвокат Коротеев В.И. в защиту осужденного К. просит отменить приговор в части осуждения подзащитного за убийство и разбой и прекратить дело, смягчить наказание за угон, применив условное осуждение. Приговор постановлен на предположениях, по делу отсутствуют достоверные доказательства. Показания К. на предварительном следствии даны под принуждением;

осужденный М.Ю. просит отменить приговор, утверждая, что невиновен и непричастен к убийству и разбою. Дело расследовано необъективно, с нарушениями закона. Доказательства по делу отсутствуют, положенные в основу приговора данные противоречивы и судом тщательно не исследованы, его доводы в свою защиту также не проверены с надлежащей полнотой. Свои показания на предварительном следствии объясняет применением незаконных методов ведения следствия;

адвокат Черняев Н.А. в защиту осужденного М.Ю. просит отменить приговор в части осуждения подзащитного за убийство и разбой. Показания М.Ю. на предварительном следствии получены при применении незаконных методов ведения следствия, но суд признал их достоверными и в то же время не приняты во внимание его утверждения о том, что он тянул шарф недолго, потом опомнился и бросил его. Доказательства противоречивы, сомнения не устранены;

осужденный М.Е. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, не соглашаясь с тем, что он применял насилие к потерпевшему при разбое и участвовал в его убийстве. Обращает внимание, что смерть Б.Ю. последовала от действий К., который осколком от бутылки нанес удар в шею потерпевшего;

адвокат Телиус В.Ф. в защиту осужденного М.Е. просит отменить приговор из-за недоказанности участия его в совершении преступлений. Обращает внимание на то, что вывод суда о наличии предварительного сговора на разбой не основан на доказательствах, никто из осужденных об этом не говорил. Доказательств пособничества в убийстве недостаточно. Считает, что М.Е. не угонял мотоцикл, а лишь катался на нем после совершенного другими угона.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Б.О. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вина осужденных в совершенных преступлениях, за исключением вины М.Ю. в соучастии в убийстве, а также всех осужденных в предварительном сговоре на разбой, установлена судом на основе исследования совокупности доказательств в судебном заседании.

Доводы кассационных жалоб о непричастности К., М.Е. к убийству Б.Ю., всех осужденных к совершению разбоя опровергаются этими доказательствами, в число которых судом отнесены показания, данные ими на предварительном следствии. Эти показания получены с соблюдением уголовно-процессуального закона и подтверждаются другими доказательствами по делу, поэтому обоснованно признаны судом достоверными.

Обнаруженные на теле потерпевшего телесные повреждения, наступление его смерти от причинившего тяжкий вред здоровью ранения в области шеи объективно подтверждает показания осужденных о том, как они избивали потерпевшего и что К. горлышком разбитой бутылки нанес удары в шею Б.Ю.

Из показаний осужденных известно, что они забрали у потерпевшего 100 рублей при его избиении, а позже завладели его курткой, кепкой.

Доводы кассационных жалоб о том, что М.Е. не участвовал в угоне мотоцикла, опровергаются показаниями К. и М.Е. о том, что по предложению К. они вместе с М.Ю. угнали мотоцикл с тем, чтобы покататься на нем и вернуть, но были задержаны работниками милиции.

Вместе с тем, судом в приговоре не приведено доказательств, подтверждающих вывод о наличии у осужденных предварительного сговора на разбой. В своих показаниях осужденные, признавая свое участие в преступлении, не подтверждали наличие у них предварительного сговора на разбой. Вывод суда о том, что "последовательные и согласованные действия подсудимых в отношении примененного насилия и завладения имуществом потерпевшего свидетельствуют о их предварительном сговоре", нельзя признать достаточным с учетом ч. 2 ст. 35 УК РФ. В соответствии с законом преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Данных, свидетельствующих о том, что сговор состоялся до начала объективной стороны разбоя, в приговоре не приведено.

С учетом изложенного, из приговора подлежит исключению квалифицирующий признак разбоя - совершение группой лиц по предварительному сговору. В связи с этим действия М.Е. подлежат переквалификации с п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Кроме того, судом не приведено доказательств пособничества М.Ю. в убийстве потерпевшего. Сам М.Ю. в своих показаниях не отрицал, что применял к потерпевшему насилие, тянул шарф вместе с К., однако опомнился и прекратил это делать. Судом, как обоснованно указано в жалобе адвоката, это утверждение М.Ю. не исследовано и не оценено.

Использование шарфа отнесено судом к разбою. А при совершении убийства Б.Ю. К., как установил суд, М.Ю., осознавая, что К. совершает убийство потерпевшего, присутствовал при этом и наблюдал за обстановкой". Между тем, в соответствии с законом пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления или его сокрытию. В приговоре не приведено конкретных действий М.Ю. по содействию К. в убийстве потерпевшего, нет данных о том, что он осознавал свое содействие, предвидел наступление смерти потерпевшего, как и К., наносивший удары осколком бутылки по шее Б.Ю., желал или сознательно допускал его наступление.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене в части осуждения М.Ю. за пособничество в убийстве, а дело в этой части - прекращению за недоказанностью участия в совершении преступления.

В остальном правовая оценка содеянного дана в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела, позицией государственного обвинителя по делу.

Существенных нарушений норм УПК РСФСР, влекущих безусловную отмену приговора по делу, не усматривается.

Наказание назначено с учетом требований закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332 - 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 30 марта 2001 года в отношении К., М.Ю., М.Е. изменить.

Исключить из приговора квалифицирующий признак разбоя - совершение группой лиц по предварительному сговору.

Переквалифицировать действия М.Е. с п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 162 УК РФ, по которой назначить 5 лет лишения свободы.

Отменить приговор в части осуждения М.Ю. по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и дело производством в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РСФСР за недоказанностью участия в совершении преступления.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 162, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить М.Ю. 12 (двенадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 162, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166, ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить М.Е. 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении К., М.Ю., М.Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОННОВ В.С.

 

Судьи

ЧАКАР Р.С.

РУСАКОВ В.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"