||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 января 2002 г. N 11-о01-116

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Бурова А.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 8 января 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного А. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 29 августа 2001 года, по которому

А., <...>, судимый 19 апреля 1993 года по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР на 6 лет лишения свободы, освобожденный 14 февраля 1998 года по отбытии наказания,

- осужден к лишению свободы по ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ на 5 лет с конфискацией имущества, по ст. 318 ч. 1 УК РФ на 4 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 7 (семь) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" и ст. 99 УК РФ А. назначено принудительное лечение от наркомании в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденного А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, и заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. осужден за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества, совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а также за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, и угрозу применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступления совершены 20 апреля 2001 года при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании А. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный А. утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным. По делу нарушены требования ст. 20 УПК РСФСР. Предварительное следствие велось с нарушением уголовно-процессуального закона. В частности, не были проведены очные ставки. Результаты проведенного без его участия следственного эксперимента не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Ссылаясь на незаконные действия сотрудников милиции Г. и Б., которые оговорили его, ставит вопрос о пересмотре дела.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, судебная коллегия находит, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и подтверждены исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалобы - неосновательными.

Так, потерпевшие Г. и Б. подробно рассказали об обстоятельствах, при которых осужденный А. совершил указанные в приговоре действия.

Помимо этого из их показаний видно, что Г., пресекая действия А., замахнувшегося ножом в область живота подбежавшего Б., произвел в осужденного выстрел из своего табельного оружия.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что потерпевшие Г. и Б. оговорили осужденного А.

Их показания объективно подтверждены показаниями свидетеля И. в судебном заседании и на предварительном следствии о том, что не установленного следствием парня преследовал Б., а около автомашины "Газель" находились А. и Г. и между ними происходила борьба, протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого был обнаружен и изъят нож, протоколами следственных экспериментов, при производстве которых потерпевшие указали свое и осужденного месторасположение, заключением судебно-медицинского эксперта, из которого усматривается, что обнаруженные у А. огнестрельное сквозное ранение могло возникнуть при указанных Г. и Б. обстоятельствах, заключением эксперта-баллиста относительно того, что изъятая с одежды А. пуля отстреляна из изъятого у Г. табельного пистолета марки "ПМ", планом проведения целевой операции "Трасса", из которого следует, что эта операция проводилась с 6 до 20 часов 20 апреля 2001 года с целью выявления и задержания лиц, причастных к грабежам, разбойным нападениям и вымогательствам в отношении водителей государственных и частных транспортных средств.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при проверке материалов дела не установлено.

Не установлено также и недозволенных методов ведения следствия при допросе осужденного А.

Проведение очных ставок согласно ст. 162 УПК РСФСР является правом, а не обязанностью следователя.

Следственные эксперименты с участием потерпевших проведены в соответствии с требованиями ст. 183 УПК РСФСР.

Органами следствия проверялась правомерность действий сотрудников милиции Г. и Б. и в связи с отсутствием в их действиях состава преступления вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Новых данных о неправомерности их действий в судебном заседании не добыто. Не указаны они и в жалобе осужденного А.

Таким образом, вывод суда о виновности А. в вымогательстве, и угрозе применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Поэтому ссылка осужденного А. в жалобе на нарушение по делу требований ст. 20 УПК РСФСР является неубедительной.

Юридическая квалификация содеянного им является правильной.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд излишне квалифицировал его действия по ст. 318 ч. 1 УК РФ как применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, поскольку как видно из материалов дела и признано самим судом в приговоре, А. совершил только угрозу применения такого насилия.

В связи с этим в приговор надлежит внести соответствующее изменение.

Наказание А. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и судебная коллегия, несмотря на внесенное в приговор изменение, не находит оснований для его смягчения.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 29 августа 2001 года в отношении А. изменить: исключить из приговора квалифицирующий признак - применение насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"