||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 января 2002 г. N 11-о01-101

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Бурова А.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 8 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Д. и адвоката Фазулзянова А.Т. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 3 августа 2001 года, по которому

Д., <...>, со средним образованием, судимый 4 декабря 1991 года по ст. 102 п. "и" УК РСФСР на 12 лет лишения свободы, освобожденный 8 мая 1999 года по отбытии наказания,

- осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "и", "н" УК РФ к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденного Д., просившего приговор отменить и дело направить на новое расследование, и заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д., ранее судимый за умышленное убийство, вновь совершил умышленное убийство из хулиганских побуждений.

Преступление совершено 11 ноября 2000 года в гор. Альметьевске Республики Татарстан при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Д. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительных) осужденный Д. утверждает, что он по тому состоянию, в котором находился 11 ноября 2000 года, не мог совершить вмененные ему действия, хотя ничего не помнит. Ссылается на недозволенные методы ведения следствия в отношении него, жены и дочери, нарушение норм уголовно-процессуального закона, рассмотрение дела в отсутствие свидетеля Ф. Указывает на то, что в день происшедшего свидетель Б. надевал его одежду. Он также указал место, куда выбросил нож, который пропал из его, Д., квартиры. Ссылается на то, что в указанном в приговоре преступлении виновна его старшая дочь, Р. Ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое расследование.

Адвокат Фазулзянов в кассационной жалобе в защиту Д. утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Предварительное и судебное следствие проведены в нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР. Анализируя показания свидетелей Б., Б.А., К. и жены осужденного, указывает на то, что к преступлению могли быть причастны Б. и Ф. Приговор просит отменить и дело направить на новое расследование.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие подсудимого обстоятельства.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора, помимо описания преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления, должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

В данной части обвинительного приговора необходимо не только указать фамилии свидетелей, потерпевших и иных лиц, показаниями которых, по мнению суда, подтверждаются те или иные фактические обстоятельства, но и изложить существо этих показаний. Это же относится и к ссылкам на другие, кроме показаний, источники доказательств.

Ст. 286 УПК РСФСР предусматривает случаи, при которых может иметь место оглашение на суде показаний, данных свидетелем и потерпевшим при производстве дознания или предварительного следствия.

В частности, показания потерпевших и свидетелей могут быть оглашены в судебном заседании в случаях, когда они отсутствовали при судебном разбирательстве по причинам, исключающим возможность их явки в суд.

Эти требования закона судом по настоящему делу нарушены.

Вывод о виновности Д. в совершении указанного в приговоре преступления суд обосновал показаниями свидетелей Р., Д.А., Б.А., Б., протоколом осмотра места происшествия, при котором был обнаружен труп П. и заключением судебно-медицинского эксперта о причине его смерти.

Однако анализ этих доказательств свидетельствует о том, что материалы настоящего дела исследованы неполно и поверхностно, важные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, проверены не были.

В нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР, выдвинутые осужденным Д. доводы в свою защиту, надлежащим образом проверены не были и не получили всесторонней оценки в приговоре.

При таких данных приговор законным и обоснованным признать нельзя.

Как видно из приговора, в обоснование вины осужденного Д. суд сослался на показания свидетеля Р. на предварительном следствии.

Однако суд, рассмотрев дело в отсутствие свидетеля Р. и огласив ее показания на предварительном следствии, в достаточной мере не проверил причины, исключающие возможность явки данного свидетеля в суд.

Помимо этого, придя к выводу, что показания свидетеля Р. являются бесспорным доказательством вины осужденного Д. во вмененном ему преступлении, суд в то же время не изложил существо ее показаний.

Вместе с тем, из показаний Р. на предварительном следствии видно, что до ухода из квартиры вместе со свидетелем Б. осужденный Д. был в сильном алкогольном опьянении. После того же, как Д. с Б. минут через 10 вернулся домой и сказал, что убил человека, а ее мать и Б. ушли за сигаретами, жена Б. стала укладывать Д. спать. Она же, Р., протерла рукав куртки Д. Одежда и руки последнего были чистыми. Никаких следов крови на его одежде она не заметила.

Несмотря на то, что по мнению суда бесспорным доказательством вины Д. в убийстве П. являются показания свидетелей Д.А. и Б.А., суд существо их показаний также не изложил, ограничившись ссылкой на то, что они дали аналогичные свидетеля Р. показания.

В то же время из показаний свидетеля Д.А. видно, что о совершенном Д. убийстве сообщил вошедший до него в квартиру Б. По Д. же, находившемуся в алкогольном опьянении, нельзя было сказать, что он кого-то убил. Д. на предложение Б. показал свои руки. Они были чистые и Д. не стал их мыть. Руки пошел мыть Б. Когда же она спросила Д., действительно ли он убил человека, тот ответил, "что не человека, а мента 8 раз в сердце". После этих слов Д. она подумала, что это его очередная шутка или воспоминание о прежних судимостях. В то же время Д. не говорил, что убил человека за то, что тот не уступил ему дорогу.

Помимо этого из показаний Д.А. усматривается, что жена Б. говорила своему мужу, чтобы он не шутил, поскольку Д. не мог совершить убийство. Когда же Б. ушел в другую комнату, Б.А. сказала, что, возможно, Б. сам его убил.

Кроме того, из ее показаний видно, что на предварительном следствии на нее было оказано психологическое принуждение со стороны следователя и прокурора, которые угрожали ей и ее детям расправой, в связи с чем она дала показания относительно того, что ее дочь мыла куртку осужденного.

Свидетель Д.А., как видно из протокола судебного заседания, также утверждала, что, примерно, 25 октября 2000 года из их дома пропал нож-"бабочка". Д. спрашивал, не видела ли она этот нож. Они его искали, но не нашли. Больше она нож не видела.

Из показаний свидетеля Б.А. усматривается, что первым о совершенном преступлении сообщил вошедший в квартиру Д. Б., заявив, что тот "завалил" человека. Она и Д.А. в это не поверили, так как это было нереально. Когда же в квартиру вошел Д., Б. повторил, что тот "завалил" человека. Они подумали, что произошла какая-то драка. После слов Б. осужденный Д. стал говорить что-то про коммунистов и тоже повторил фразу, что он "завалил" человека. Вместе с тем она дословно сказать не может. Она подумала, что они подрались, так как у Б. такой характер и он способен на драку.

Помимо этого она подтвердила, что на руках и одежде вошедшего в квартиру Д. она ничего не заметила.

Свидетель Б.А., как видно из протокола судебного заседания, показала, что со слов мужа ей стало известно, что он видел, как в подъезде дома спускался Д., остановился около лежащего мужчины и стал на него смотреть. На его же, Б., вопрос, не он ли убил мужчину, Д. ничего не ответил. Больше муж ей ничего не рассказывал. На следующий день она слышала разговор супругов Д. и Д.А., при котором Д. на вопрос жены, действительно ли он совершил убийство, ответил, что он ничего не помнит и не мог совершить такого преступления.

Из показаний Б.А. также усматривается, что при разговоре с Д.А. она говорила, что убийство мог совершить ее муж, который находился в розыске. Он и в семье очень часто дебоширил, угрожал ей ножом, наносил телесные повреждения, в связи с чем она даже лежала в больнице. У Б. такой характер и его спокойно можно вывести из себя. Во дворе его все боятся, так как он может побить. Бывали случаи, когда, выйдя гулять, он там так "заведется", что прибегает домой и берет с собой кухонный нож. Ее муж часто совершал правонарушения, однако за это он никогда не привлекался к ответственности, так как у него в следственных органах имеется знакомство.

Кроме того, из показаний Б.А. видно, после распития спиртных напитков осужденный Д. был в сильной степени опьянения. Он даже не мог стоять на ногах и не мог совершить убийство. После того, как ее муж и осужденный вошли в квартиру, жена последнего с ее мужем вышли из квартиры. При этом Б. надел кепку и обувь Д. Когда же на следующий день Д. спросил, зачем тот надевал его вещи, Б. ответил, что он это сделал, чтобы замести следы.

По мнению суда бесспорным доказательством вины осужденного Д. во вмененном ему преступлении являются показания свидетеля Б., которые, как указал суд в приговоре, не противоречат заключению судебно-медицинского эксперта о способе убийства потерпевшего.

Вместе с тем суд существо показаний Б. в приговоре не изложил, хотя из них не видно, на основании каких данных суд пришел к такому выводу.

Как видно из показаний Б., он только видел стоявшего над трупом потерпевшего Д. с ножом-"бабочкой", однако не видел, чтобы тот его резал. При этом руки у Д. были чистые. Была ли кровь на ноже, он не помнит.

Помимо этого Б. подтвердил свои показания на предварительном следствии о том, что Д. сказал ему, что он "завалил" человека из-за того, что тот не уступил ему дорогу. Однако отрицал, что надевал вещи и обувь осужденного.

Из изложенного следует, что, несмотря на то, что суд не изложил в приговоре существа показаний свидетелей, которые по мнению суда являются бесспорным доказательством вины осужденного Д. во вмененном ему преступлении, суд не выяснил причину противоречий в их показаниях и не дал им никакой оценки в приговоре.

Что же касается показаний самого осужденного Д., то суд также не изложил существо его показаний.

В то же время из его показаний видно, что он, категорически отрицая свою вину в убийстве потерпевшего П., утверждал, что нож-"бабочка" пропал из их квартиры за месяц до случившегося и его у него в день происшествия не было. Когда же он у Б. спросил, где находится нож, так как только он мог его взять, последний сказал, что он его выбросил, и на следующий день показал место, куда тот нож выкинул.

Помимо этого Д. заявил, что Б. надевал его куртку и обувь.

Однако суд всесторонне и полно его показания не проверил и не дал им никакой оценки в приговоре.

Таким образом, анализ материалов дела показывает, что обвинительный приговор в отношении Д. вынесен преждевременно и его надлежит считать постановленным с существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, в частности ст. ст. 20, 71, 286 и 314 УПК РСФСР, что в соответствии со ст. 342 УПК РСФСР является основанием к его отмене.

Поэтому приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение, при котором суду необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дел, устранить отмеченное нарушение закона и в зависимости от добытых данных решить вопрос об ответственности Д.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 3 августа 2001 года в отношении Д. отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения Д. оставить заключение под стражу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"