||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 января 2002 г. N 4-кпо01-180

 

Предс.: Кондратьева О.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Шурыгина А.П.

судей: Шишлянникова В.Ф. и Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании 8 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного М., его законного представителя М.З., адвокатов Бушева В.Н. и Волкова А.В. на приговор Московского областного суда от 13 сентября 2001 года, которым

М., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ сроком на 2 года и 6 месяцев;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ сроком на 9 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 9 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Т., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ сроком на 2 года;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ сроком на 9 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 9 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

С., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ сроком на 2 года;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ сроком на 10 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В отношении С. приговор не обжалован и не опротестован, но проверяется в соответствии со ст. 332 УПК РСФСР.

Постановлено взыскать с С., Т. и М. в доход государства судебные издержки по 100 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения осужденного М., его законного представителя М.З., адвоката Бушева В.Н., общественного защитника Сармина В.К., поддержавших кассационные жалобы об отмене приговора и прекращении дела в отношении М., заключение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С., Т. и М. признаны виновными в хулиганстве, совершенном группой лиц, а также в умышленном убийстве Ш., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены 12 января 2001 года в г. Рузе Московской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. и Т. вину в содеянном признали, а М. не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный М., оспаривая приговор указывает, что в деле нет объективных доказательств его вины в инкриминируемых преступлениях, в основу приговора положены показания на предварительном следствии осужденных С. и Т., которые оговорили его, показания свидетелей Б. и Б.Т., которые основаны на его неправдивых рассказах, противоречивые показания свидетелей У. и Р., а также его собственные признательные показания, которые получены в результате оказанного на него незаконного воздействия, ни следствием ни судом не устранены сомнения по поводу происхождения крови на его одежде, считает, что она попала на его одежду потому, что он находился вблизи от потерпевшего в то время когда Т. наносил потерпевшему удары ножом, полагает также, что кровь потерпевшего могла попасть на его одежду и в результате прикосновения к нему осужденных С. и Т. окровавленными руками, а также в тот момент, когда названные осужденные отмывали от крови свои руки и одежду, указывает, что из-за растяжения связок на ноге, он не мог наносить ногой удары Ш., считает неправильной квалификацию по пунктам "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а назначенное наказание чрезмерно суровым, полагает, что суд не учел того, что он ранее не судим, на учете в ИДН не состоял и положительно характеризуется, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

Законный представитель М.З., не соглашаясь с приговором, также считает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены односторонне и неполно, с нарушениями норм УПК, полагает, что нет доказательств вины ее сына в инкриминируемых преступлениях, указывает, что осужденные С. и Т. оговорили М. на предварительном следствии в результате оказанного на них недозволенного воздействия, указывает, что к ее сыну также применялись незаконные методы следствия, считает, что показания свидетелей Б., Б.Т., Р., И. не могут служить доказательствами, поскольку названные свидетели не являлись очевидцами преступления, при этом были допрошены с нарушением закона без родителей, также считает, что из-за растяжения связок на ноге ее сын не мог участвовать в совершении преступления, просит объективно разобраться в деле.

В дополнительной жалобе законный представитель М.З., приводит аналогичные доводы и, кроме того, указывает, что смертельное ранение в шею потерпевшему Ш. причинил Т., ее сын М. не участвовал в убийстве, считает, что на бетонной площадке теплотрассы, где было совершено убийство, четверо человек не могло уместиться, ни органы следствия ни суд не выясняли вопросы о личностях осужденных и потерпевшего, их образ жизни, поведение в быту, полагает, что ее сын случайно оказался в компании с С. и Т., выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам, считает что в деле нет доказательств вины М. в совершении инкриминируемых ему преступлений, полагает, что кровь на одежду ее сына могла попасть после пересечения Т. сонной артерии потерпевшего, ни органы следствия, ни суд не проверили этих обстоятельств, не провели экспертизу, не приняли мер к отысканию ножа, просит приговор в отношении М. отменить и дело производством прекратить.

Адвокат Бушев В.Н. в защиту осужденного М. считает недоказанной вину М. в инкриминируемых ему преступлениях, указывает, что признательные показания М. дал на предварительном следствии в результате оказанного на него недозволенного воздействия, С. и Т. также оговорили М. на предварительном следствии, а в показаниях свидетелей У. и Р. имеются противоречия, полагает, что кровь потерпевшего Ш. могла оказаться на одежде М. потому, что он находился вблизи от потерпевшего в то время, когда Т. и С. избивали Ш., указывает, что ссылка суда на показания свидетелей Б.Т. и Б. как на доказательства вины М. несостоятельна, так как их показания даны со слов осужденных, которые они могли истолковать неверно, считает, что суд необоснованно квалифицировал действия осужденных по ст. 213 ч. 2 УК РФ, просит приговор отменить и дело в отношении М. производством прекратить.

Адвокат Волков А.В. в защиту осужденного Т., не оспаривая вины и правильности юридической квалификации действий своего подзащитного, считает суровым назначенное ему наказание, при этом полагает, что суд не учел всех смягчающих обстоятельств, а именно предшествовавшего неправомерного поведения потерпевшего, который ранее неоднократно требовал деньги от осужденных, просит изменить приговор и смягчить Т. наказание.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного М. и его адвоката Бушева, потерпевший Ш. считает полностью доказанной вину М. в убийстве его сына и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор подлежащим частичной отмене.

Вина С. и Т. в избиении и умышленном убийстве Ш. при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора, подтверждается совокупностью исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, в том числе собственными показаниями осужденных и в жалобах не оспаривается.

Вина М. в избиении и умышленном убийстве Ш. по предварительному сговору с С. и Т. и в соучастии с ними подтверждается, вопреки доводам жалоб, следующими доказательствами.

Так, из показаний С., которые были даны им в ходе предварительного следствия, видно, что 12 января 2001 года в 19-м часу на улице они встретили Ш., с которым у Т. и М. были неприязненные отношения. Т. ударил Ш. кулаком в лицо и тот упал. Затем Т., М. и он (С.) стали избивать Ш. ногами. Потом Т. и М. подняли Ш. и повели в сторону стадиона. Он пошел следом за ними. Там Т. и М. вновь стали избивать Ш. ногами, а он (С.) стоял за спиной потерпевшего, поддерживая его. После избиения Ш. Т. и М. сбросили потерпевшего в колодец и стали советоваться, что с ним делать дальше, поскольку опасались, что он заявит в милицию или пожалуется своим друзьям. Втроем они вытащили Ш. из колодца. Т. нанес Ш. удар ногой, а затем достал нож и ударил им потерпевшего в грудь или живот, после чего передал нож М., который тоже ударил ножом Ш. и передал нож ему (С.). Он также два раза ударил Ш. в грудь и в живот. Т. вновь взял нож и стал беспорядочно наносить им удары Ш. Потом нож взял М. и еще раз ударил ножом Ш. Потом Т. перерезал Ш. горло и отрезал ухо. Затем Т. передал нож ему (С.) и он отрезал Ш. второе ухо (т. 1 л.д. 41 - 42, 109 - 110, 234, т. 2 л.д. 18, 81).

Обстоятельства избиения и убийства Ш. аналогично изложены С. в "явке с повинной" и в протоколе следственного эксперимента с его участием (т. 1 л.д. 23 - 24, 90 - 93).

Аналогичные показания об участии М. в избиении и убийстве Ш., дал на предварительном следствии и осужденный Т. (т. 1 л.д. 58 - 61, 70 - 71, 82 - 83, 237 - 238, т. 2 л.д. 13, 90).

Сам М. на предварительном следствии также признавал свою вину в избиении и умышленном убийстве Шумилина.

Так, при допросе в качестве обвиняемого от 23 января 2001 года с участием адвоката М. показал, что 12 января 2001 года вечером, встретив на улице Ш., он ударил его первым, после чего Т. сбил потерпевшего с ног и нанес пару ударов ногами по лицу. Чтобы закончить разговор с Ш. они отвели его на стадион к трубам теплотрассы. Там он несколько раз ударил Ш. по телу, Т. избивал потерпевшего ногами, а С., стоявший за спиной Ш., пинал его ногами в спину. Избиение продолжалось примерно в течение 10 минут, после чего Т. и С. подняли потерпевшего на колодец теплотрассы и ногами сбросили в люк колодца. Затем все вместе они решили, что если оставить Ш. в живых, он заявит в милицию и их "посадят". Т. и С. вытащили Ш. из колодца. Т. достал нож "бабочку", который он М. ранее принес в подвал и нанес этим ножом удар Ш. в живот. После этого нож передали ему (М.) и он также несколько раз ударил им Ш. в живот. После него удары ножом стал наносить С., а потом Т. в каком-то исступлении стал наносить удары ножом в живот и грудь потерпевшего. Он (М.) на какое-то время отошел от них, чтобы проверить окружающую обстановку, а когда вернулся, то увидел, что Т. воткнул нож в шею Ш. и перерезал трахею. Затем Т. и С. отрезали Ш. уши и ногами сбросили потерпевшего в колодец. О совершенном убийстве он рассказал Б.Т., Б., И., Р.

В конце допроса М. сделал уточнение, собственноручно написав, что "нанесенный им Ш. удар ножом мог попасть не в живот, а в дубленку" (т. 1 л.д. 101 - 104).

Проанализировав показания осужденных, суд обоснованно пришел к выводу о том, что на предварительном следствии осужденные более правдиво излагали события совершенного ими преступления, изобличая себя и друг друга в содеянном.

Доводы жалоб осужденного М., его законного представителя и адвоката о том, что показания на предварительном следствии осужденные дали под воздействием работников милиции, являются несостоятельными, они проверялись судом, но не нашли своего подтверждения.

Как видно из материалов дела, показания, которые суд положил в основу приговора, осужденные давали в присутствии своих адвокатов, перед допросом им разъяснялось положение ст. 51 Конституции РФ, а после допроса осужденные проверяли правильность фиксации их показаний в протоколе и в случае необходимости, собственноручно вносили в протокол поправки.

При наличии таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что показания на предварительном следствии осужденные давали добровольно, без принуждения.

Делая обоснованный вывод о том, что на предварительном следствии осужденные давали в целом правдивые показания об обстоятельствах совершенного ими преступления, суд учитывал и то, что эти показания подтверждаются другими указанными в приговоре доказательствами, исследованными в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, допрошенный в качестве свидетеля Р. показал суду, что 12 января 2001 года вечером он, С., Т. и М. находились в подвале дома N 1 по ул. Гладышева в г. Рузе, где распивали спиртные напитки. В 19-м часу, проходя по ул. Гладышева в той же компании, они увидели Ш., который был в нетрезвом состоянии. Он поздоровался с ребятами, после чего М. ударил Ш. рукой в лицо, а затем удары стали наносить Т. и С. Испугавшись, он (Р.) ушел. В этот же день около 23-х часов М., Т. и С. вновь пришли в подвал вышеупомянутого дома, где находились Б. и Б.Т. М. отвел его (Р.) в сторону и рассказал, что после драки они увели Ш. на стадион, где сначала избили его и сбросили в колодец, а потом вытащили из колодца и стали наносить ему удары ножом. Первым ударил Т. и передал нож ему (М.), он тоже ударил ножом Ш. и передал нож С., который тоже наносил удары. После этого Т. перерезал Ш. горло и вместе с С. они отрезали потерпевшему уши. Из рассказа М. он понял, что удары наносились ножом "Бабочка", который он ранее видел у М. Пригрозив, М. просил не рассказывать никому об убийстве Ш.

Аналогичные показания дал суду и свидетель У., который также видел как М. ударил Ш. кулаком в лицо, а затем - совместно с С. и Т. бил потерпевшего ногами.

Кроме того, свидетель У. показал, что на следующий день 13 января 2001 года С. рассказал ему о том, что он, Т. и М. убили Ш. на стадионе, поочередно нанеся ему удары ножом. Рассказанное С. подтвердил и сам М.

Вина М. в избиении и умышленном убийстве Ш. подтверждается также показаниями свидетелей Б. и Б.Т., из которых видно, что 12 января 2001 года вечером Р. рассказал им о том, что Т., С. и М. подрались с Ш. Поздно вечером того же дня Т., М. и С. рассказали, что убили Ш., а на следующий день М. рассказывал им, что он вместе с Т. и С. отвели Ш. на стадион, где избили его, а затем поочередно стали наносить ему удары ножом перерезали шею, а С. и Т. отрезали потерпевшему уши. В подтверждение своего рассказа М. позвал Б. к колодцу, чтобы показать труп Ш. Вечером Б. вместе с М. и Т. ходила к этому колодцу, однако заглянуть в колодец отказалась.

Оценивая показания свидетелей Р., У., Б. и Б.Т., суд обоснованно указал в приговоре, что их показания последовательны и непротиворечивы, оснований для оговора осужденных у них не имелось.

С такой оценкой судом показаний вышеназванных свидетелей Судебная коллегия согласна полностью и также не видит оснований для оговора ими осужденных.

Доводы жалобы законного представителя М. о том, что указанные несовершеннолетние свидетели допрошены в отсутствие родителей, в связи с чем их показания нельзя использовать в качестве доказательств, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, допросы свидетелей, в том числе и Б.Т., которой на момент допроса на предварительном следствии было 13 лет, производились с соблюдением уголовно-процессуального закона.

В частности, свидетель Б.Т. была допрошена следователем с участием педагога, как этого требует ст. 159 УПК РСФСР, ее не предупреждали об уголовной ответственности за заведомо ложные показания или отказ от дачи показаний (т. 1 л.д. 118 - 119).

Что касается доводов жалобы об отсутствии родителей при допросе несовершеннолетних свидетелей, то эти доводы не основаны на законе, согласно которому следователь или суд вправе, а не обязан допросить несовершеннолетних свидетелей в присутствие их законных представителей, когда в этом есть необходимость (ст. 159, 285 УПК РСФСР).

Вина М. в избиении и умышленном убийстве Ш. подтверждается, помимо показаний самих осужденных на предварительном следствии, а также показаний свидетелей Р., У., Б. и Б.Т., заключением судебно-биологической экспертизы, согласно которому на брюках и куртке М. обнаружена кровь, которая могла принадлежать потерпевшему Ш. и не принадлежала осужденным (т. 1 л.д. 137 - 147).

Доводы жалоб осужденного М., его законного представителя М.З. и адвоката Б. о том, что кровь потерпевшего попала на одежду М. в результате преступных действий других осужденных, являются несостоятельными, поскольку они опровергаются как вышеназванными, так и другими приведенными в приговоре доказательствами, оцененными судом в совокупности.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего Ш. наступила от острой кровопотери, вследствие массивного кровотечения в результате резаной раны шеи с полным пересечением общей сонной артерии и яремной вены слева.

Кроме того, на трупе Ш. обнаружено 11 проникающих без повреждения внутренних органов колото-резаных ранений передней поверхности грудной клетки, 8 проникающих ранений с повреждением печени на передней брюшной стенки, 36 непроникающих колото-резаных ранений переднелевой поверхности шеи, передней поверхности грудной клетки и передней брюшной стенки, резаные раны правой и левой ушных раковин с дефектом их кожи, ушибленная рана теменной области слева, ссадины и кровоподтеки на лице, перелом костей носа повлекший за собой легкий вред здоровью. Все указанные повреждения имеют признаки прижизненного воздействия (т. 1 л.д. 12 - 18, т. 2 л.д. 65).

Доводы жалобы законного представителя М. о невиновности М. в убийстве, поскольку смертельное ножевое ранение нанес потерпевшему осужденный Т., являются несостоятельными.

Как установлено судом, С., Т. и М. после избиения Ш. договорились между собой убить его, опасаясь за то, что потерпевший сообщит об избиении в милицию, либо своим друзьям. Все осужденные поочередно наносили удары ножом потерпевшему в жизненно важные органы, непосредственно участвуя в процессе лишения его жизни. При этом, как правильно указано в приговоре, осужденные действовали с особой жестокостью, о чем свидетельствует способ убийства, большое количество нанесенных потерпевшему ударов, а также длительность их нанесения.

Таким образом, с учетом изложенных обстоятельств, несмотря на то, что смертельное ранение потерпевшему причинил Т., суд обоснованно признал виновным М. в умышленном убийстве Ш., совершенном группой лиц по предварительному сговору с С. и Т., с особой жестокостью, с целью сокрытия другого преступления, правильно квалифицировав его действия, так и действия С. и Т. по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ.

В то же время судебная коллегия считает необходимым согласиться с доводами жалобы адвоката Бушева о необоснованном осуждении М., а также С. и Т. за хулиганство по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Как видно из материалов дела и об этом указано в описательной части приговора, осужденные избили потерпевшего из-за неприязни к нему.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание то, что в результате избиения потерпевшему был причинен легкий вред здоровью, о чем свидетельствует заключение судебно-медицинской экспертизы, действия осужденных следовало квалифицировать по ст. 115 УК РФ.

Однако, учитывая то, что уголовные дела данной категории возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, а такой жалобы в материалах дела нет, Судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в части осуждения М., С. и Т. по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления.

Вопреки доводам жалобы законного представителя осужденного М., при расследовании дела и при судебном разбирательстве были соблюдены требования уголовно-процессуального закона, в том числе главы 32 УПК РСФСР.

Наказание осужденным назначено с соблюдением требований закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также всех обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые указывает в своей жалобе осужденный М. и адвокат Волков, однако в связи с уменьшением объема обвинения оно подлежит смягчению.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 13 сентября 2001 года в отношении С., Т. и М. в части осуждения по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления.

С. считать осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ к лишению свободы сроком на 10 (десять) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Т. считать осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ к лишению свободы сроком на 9 (девять) лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

М. считать осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ к лишению свободы сроком на 9 (девять) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении С., Т. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"