||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 января 1998 года

 

Дело N 25-Вп97-24

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 января 1998 г. гражданское дело по заявлению Б. об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 4 марта 1997 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей протест подлежащим удовлетворению, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с заявлением об установлении факта состояния в фактических брачных отношения с Ж. (умер 7 апреля 1996 г.), ссылаясь на то, что это ей нужно по моральным соображениям, а именно "остаться для окружающих вдовой Ж., сохранить о нем память в обществе и исходя из нравственных обязанностей перед дочерью".

Определением судьи Трусовского районного суда от 23 января 1997 года в принятии заявления было отказано. При этом с ссылкой на ст. ст. 129, 247 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в определении указано, что в силу Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. требование о признании фактических брачных отношениях возможно, если они сложились до 8 июля 1944 г. Супружеские отношения, сложившиеся после 1944 г. и не оформленные в органах ЗАГСа, юридического значения не имеют.

В частной жалобе на вышеуказанное определение Б. просила отменить его и обязать суд принять ее заявление к производству, указывая на то, что рассмотрение ее заявления необходимо для предъявления требований на закрепленное пропиской и ордером за Ж. место в общежитии и обеспечение таким образом жилой площадью дочери, а также возможного предъявления в будущем требования о назначении пенсии за мужа. При возможном изменении законодательства ее статус как вдовы будет гарантировать и интересы дочери.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 4 марта 1997 года жалоба Б. удовлетворена. Определение судьи об отказе в принятии заявления отменено, и материал направлен в суд для рассмотрения по существу.

При этом в определении областного суда указано, что суд первой инстанции правильно исходил из положения Указа ПВС СССР от 8 июля 1944 г., но нарушил конституционное право заявительницы, так как согласно ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод, а следовательно, любые заявления граждан о нарушении их прав и свобод подлежат судебному рассмотрению, кроме тех, для которых предусмотрен иной порядок их рассмотрения.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации из-за отсутствия кворума в президиуме Астраханского областного суда, ставится вопрос об отмене определения кассационной инстанции и оставлении в силе определения суда первой инстанции, поскольку последнее соответствует закону.

Проверив материал и обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 247 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав граждан или организаций.

Из заявления Б. в суд следует, что требование об установлении фактических брачных отношений определяется обстоятельствами, имевшими место в период 1988 - 1996 годов. Как Кодексом о браке и семье РСФСР (1969 г.), так и Семейным кодексом Российской Федерации (1995 г.) определено, что права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака в органах записи актов гражданского состояния (соответственно ст. ст. 17, 10 указанных Кодексов). В силу указанных положений законодательства у кассационной инстанции не было оснований считать, что обращение Б. в суд вызвано нарушением гарантируемых Конституцией Российской Федерации ее прав и свобод и имеющим юридическое значение установление указываемого ею факта.

К тому же определение кассационной инстанции противоречиво по своему содержанию. В нем признается правильность суждения суда первой инстанции о том, что установление фактических брачных отношений по заявлению Б. не может иметь юридического значения и в то же время указывается о необоснованности такого суждения. Не учтено, что мотивы, приведенные в частной жалобе, отличались от указанных в первоначальном заявлении, но и последние не давали оснований для принятия заявления и рассмотрения его в порядке особого производства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 4 марта 1997 г., оставив в силе определение Трусовского районного суда от 23 января 1997 года.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"