||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 декабря 2001 г. N 46-О01-62

 

Председ.: Минин Г.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Кузьмина Б.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 28 декабря 2001 г. дело по кассационным жалобам осужденных И., М., адвокатов Дунаевой Н.А. и Мирошник А.В. на приговор Самарского областного суда от 11 мая 2001 года, которым

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, несудимая, -

осуждена по ст. 105 ч. 2 "ж" УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

И., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., объяснения осужденных И. и М., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Сафонова Г.П. полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за совершение убийства - умышленного причинения смерти потерпевшему (личность мужчины не установлена) на почве ссоры, группой лиц; умышленное причинение смерти потерпевшему М.В. на почве личных неприязненных взаимоотношений, группой лиц, по признаку неоднократности.

М. осуждена за убийство - умышленное причинение смерти потерпевшему (личность не установлена) на почве ссоры, группой лиц.

И. осужден за убийство - умышленное причинение смерти потерпевшему М.В. на почве личных неприязненных взаимоотношений, группой лиц.

Преступления совершены в г. Самаре в мае 2000 года и 19 октября 2000 года при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании С. и И. свою вину не признали. М. виновной себя признала частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный И. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней с приговором не согласен, утверждая, что убийства М.В. не совершал, должен быть оправдан, просит тщательно разобраться в обстоятельствах дела; И. ссылается на то, что следствие проведено односторонне, необоснованно отклонено его ходатайство о вызове дополнительных свидетелей, он утверждает, что З. и Е. оговорили его; осужденный указывает на то, что З. плохо видит и мог принять какое-то другое лицо за И., кроме того сам находился под подозрением, в суде не был допрошен, а Е. злоупотребляет спиртным; И. ссылается на показания ряда свидетелей о том, что он от костра не отходил, тогда как именно З. отлучался; свои признательные показания в ходе расследования И. объясняет применением недозволенных методов;

- адвокат Мирошник А.В. просит приговор в отношении И. отменить и дело производством прекратить; в жалобе указывается, что из показаний И. следует, что 19.10.2000 г. он с друзьями сидел у костра, мимо них действительно проходил незнакомый мужчина (М.В.), труп которого был обнаружен на берегу реки, никто с ним не разговаривал, кто совершил убийство он не знает, эти обстоятельства подтвердил и С.; из показаний свидетелей К., К.А., Ш., И.С. следует, что И., находился вместе с ними, от костра не отходил; адвокат ссылается на то, что З. и Е., показания которых положены в основу приговора, в суде не допрошены, на металлическом стержне, которым, по мнению следствия, И. наносил удары потерпевшему следов крови и отпечатков пальцев осужденного не обнаружено.

- осужденная М. просит тщательно разобраться в обстоятельствах дела и снизить ей меру; она утверждает, что ее сожитель - С. убийство совершил один, под его угрозами она помогла ему избавиться от трупа, т.к. сожитель решил ее оговорить, требовал помочь ему, угрожал расправой ей и их годовалому ребенку; с выводами в приговоре о совершении преступления умышленно М. не согласна, ссылается на то, что С. в семье "распускал руки", пропивал деньги, к ней и ребенку относился плохо.

- адвокат Дунаева Н.А. просит приговор в отношении С. отменить и дело по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ производством прекратить; в жалобе указывается на то, что в суде не были допрошены свидетели З. и Е., поэтому их показания не могли быть положены в основу приговора; в ходе расследования С. оговорил себя и И. в убийстве потерпевшего М. под воздействием работников милиции; адвокат ссылается на то, что свидетели Б. и К. подтверждали, что от костра С. не отходил, кто совершил убийство М.В., не знают, а И.С. в суде показал, что от костра уходили Б. и З.; адвокат полагает, что не нашла свое подтверждение вина С. и в убийстве неизвестного мужчины, М. в суде заявила, что данное преступление совершила она.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных С. и И. потерпевшая В. просит их отклонить, полагая, что приговор является законным и обоснованным, вина осужденных доказана, мера наказания является справедливой.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных С., М. и И. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, биологической судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые тщательно исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности С., М., И. судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы выдвигались и в судебном заседании и опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании по эпизоду убийства неустановленного мужчины С. свою вину не признал, показав, что никакого не убивал.

В мае 2000 года действительно у них имел место конфликт с знакомым его жены, но тот мужчина ушел домой.

Вместе с тем, вина С. и М. в данной части подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, в суде М. показала, что действительно в мае 2000 года они втроем с С. и мужчиной по имени Сергей распивали спиртное. Между мужчинами возникла ссора, а затем драка, когда потерпевший повалил С., она ударила его ногой по голове и Сергей потерял сознание. С. донес потерпевшего до их дома, где она взяла две гантели, веревку, полиэтиленовый пакет. Все это и потерпевшего они принесли на берег реки Самары. Вдвоем привязали к рукам и ногам потерпевшего по гантели, одели на голову пакет и сбросили связанного потерпевшего в воду. Когда тот утонул, ушли домой.

Суд правильно положил указанные показания М. в основу приговора, поскольку они согласуются с фактическими обстоятельствами по делу подтверждаются все совокупностью доказательств.

Доводы адвоката Дунаева в жалобе о том, что М. в суде настаивала, о том, что преступление совершила одна являются несостоятельными и опровергаются данными протокола судебного заседания.

С. в ходе расследования, допрошенный неоднократно, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, в том числе с участием адвоката, полностью признавая вину, показал, что указанного мужчину они вдвоем с М. избили, а затем утопили, привязав к нему гантели и одев на голову полиэтиленовый пакет.

Убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний С. не приведено.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в приговоре приведены надлежащие доводы о том, почему суд признал достоверными указанные выше показания С. на следствии и надуманными - его показания в суде.

В ходе расследования М. и С. собственноручно изложили обстоятельства, при которых было совершено ими указанное убийство.

Из показаний свидетеля Ж. следует, что последнее время в их доме проживали С. и М. В сенях дома оставались две большие гантели. Свидетели опознала гантели, снятые с трупа, как ранее принадлежащее ее мужу, Г., который умер.

М. в суде подтвердила, что именно эти гантели они привязали к потерпевшему.

Б.В. также опознала гантель, снятую с трупа, как принадлежащую ее сыну - Г.

На следствии и в суде И. показывал, что действительно С. говорил о совершенном им убийстве человека.

Вина осужденных С. и М. подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, данные которого согласуются с признательными показаниями осужденных.

Труп потерпевшего обнаружен в районе, о котором указывали осужденные, на голове полиэтиленовый пакет, завязанный проводом, к рукам и ногам привязаны гантели.

Установлено, что смерть мужчины наступила от асфиксии при утоплении, т.е. от совместных действий осужденных.

С. и М. по фотографии трупа опознали именно того мужчину, которого они утопили в реке Самаре.

По эпизоду убийства М.В. С. свою вину не признал, показав, что действительно в указанное время сидел вместе со всеми у костра, распивали спиртное, М.В. прошел мимо.

И. в суде подтвердил, что он также был в указанной группе, распивал спиртное, мимо проходил незнакомый мужчина, который, как они узнали на следующий день, был убит.

Причастность к убийству отрицает.

С. и И. в суде утверждали, что на следствии они оговорили себя по данному эпизоду.

Вместе с тем, их вина подтверждается следующими доказательствами.

В частности, допрошенные неоднократно после разъяснений положений ст. 51 Конституции РФ, а С. и с участием адвоката осужденные признавая свою вину, дали подробные показания, об обстоятельствах, при которых они на почве личных неприязненных взаимоотношений причинили потерпевшему металлическим прутом и отрезком металлической трубы множественные телесные повреждения.

Суд обоснованно признал эти показания достоверными, указав, что они согласуются между собой, с фактическими обстоятельствами по делу и подтверждаются всей совокупностью доказательств.

В ходе очных ставок С., И. и З. дали показания, из которых следует, что убийство М.В. совершено С. и И.

Свою вину в убийстве М.В. осужденные С. и И. признавали и в ходе проверки их показаний на месте происшествия, в заявлениях, написанных ими собственноручно.

Оснований полагать, что С. и И. оговорили себя в совершении убийства М.В. у суда не имелось.

Вина осужденных по данному эпизоду подтверждена свидетелем Е., показания которой в суде обоснованно оглашены и исследованы в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР.

Е. показала, что когда она в группе с осужденными и другими мужчинами в указанное время сидела у костра, прошел незнакомый мужчина (М.В.) попросил закурить и ему отказали. Затем в сторону реки, куда ушел мужчина, ушли И. и С., вернулись минут через 20, сообщив, что "замочили".

Спустя некоторое время ходили смотреть труп. С. потрогал пульс, говорил что "готов", предлагал спрятать или закопать труп.

Из показаний свидетеля З. следует, что С. и И. в его присутствии избивали незнакомого мужчину (М.В.), который подходил к костру. С. ударил потерпевшего монтировкой, а когда тот упал, И. несколько раз пнул его в голову. З. испугался и убежал к костру.

Показания З. судом оглашены в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР.

В ходе очной ставки Е. также дала показания, уличающие осужденных.

Оснований полагать, что Е. и З. осужденных оговорили, у суда не имелось, их показания обоснованно оглашены в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР.

Вина С. и И. по данному эпизоду подтверждена протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, данные и выводы которых согласуются с признательными показаниями осужденных в ходе расследования.

Убедительных доводов в связи с последующим изменением показаний осужденными не приведено.

В частности, из протокола осмотра места происшествия следует, что труп потерпевшего М.В. обнаружен на берегу реки Самары в том районе, где во время убийства находилась группа, в которой были С. и И.

Вблизи трупа обнаружена труба с наваренным гаечным ключом, обпачкана кровью.

Установлено, что смерть потерпевшего наступила от открытых многооскольчатых переломов костей свода и основания черепа, лицевого скелета с разрывами твердой мозговой оболочки и размозжением вещества головного мозга.

На указанной трубе обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшего М.В. не исключается.

Из показаний потерпевшей В. следует, что сын ушел из дома 29 сентября 2000 года, больше она его не видела. В трупе, обнаруженном на берегу реки Самары она опознала своего сына М.В.

Психическое состояние С., И., М. исследовалось, они признаны вменяемыми.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается. Свою вину осужденные признавали и в присутствии адвокатов, что исключает оказание какого-либо давления.

Судом дана оценка показаниям всех свидетелей, которые имели существенное значение для постановления обоснованного решения, необходимости в допросе дополнительных свидетелей не имелось.

Ссылки И. на "плохое зрение" З. судебная коллегия находит надуманными.

Действия С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ, М. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, И. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Наказание осужденным назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности. Наличие у М. и С. малолетнего ребенка судом учтено, как смягчающее обстоятельство.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 11 мая 2001 года в отношении С., М., И. оставить без изменения кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"