||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 декабря 2001 г. N 53-О01-69

 

Председательствующий П.А. Быканов

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Разумова С.А., судей - Гусева А.Ф., Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 27 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных: М.М., Г., К.Б., С.Е., адвокатов: Резниковой О.В., Карпухина А.С., Козлова А.Ф. на приговор Красноярского краевого суда от 1 марта 2001 года, по которому

М.М., <...>, русский, холост, несудимый,-

осужден: по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 12-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 13-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 3 года лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно М.М. назначено наказание в 15-ть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г., <...>, русский, холост, несудимый, -

осужден: по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 11-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 11-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно Г. назначено наказание в 14-ть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества; на основании ст. 97 ч. 1 п. "г", ст. 99 ч. 2 УК РФ Г. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании;

К.Б., <...>, русский, женат, имеет двоих несовершеннолетних детей, судим:

14 декабря 1990 года по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР на 5-ть лет лишения свободы, 8 ноября 1994 года наказание отбыл;

23 сентября 1996 года по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР на 3-й года лишения свободы, 13 марта 1999 года наказание отбыл, -

осужден: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 10-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно К.Б. назначено наказание в 14-ть лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

С.Е., <...>, русский, женат, имеет малолетнего ребенка, судим:

20 марта 1992 года по ст. 117 ч. 3, ст. 206 ч. 2 УК РСФСР на 8-мь лет лишения свободы, 13 марта 1999 года наказание отбыл; 5 сентября 2000 года по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 5-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 12-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 12-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 4 года лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, на 13-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 5 сентября 2000 года, и окончательно С.Е. назначено наказание в 14-ть лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

По данному делу по ст. 162 ч. 2 п. "б" УК РФ осужден на 9-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества М.С., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

М.М. по ст. 222 ч. 4 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

М.С. по ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Постановлено взыскать в солидарном порядке: с М.М., Г., К.Б. в пользу С. сумму в 29.500 рублей; с Г., М.М. в пользу: В. сумму в 4500 рублей; З. сумму в 2960 рублей; А.О.А. сумму в 5000 рублей; А.Л.В. сумму в 41600 рублей, А.Л.С. сумму в 20000 рублей; с М.М., Г., М.С. в пользу П. сумму в 112979 рублей; с М.М., Г., К.Б., С.Е. в пользу: М.О. сумму в 150000 рублей, С.А. сумму в 31100 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.Ф. Гусева по обстоятельствам дела и доводам кассационных жалоб, выступления осужденных С.Е., К.Б. по доводам кассационных жалоб, заключение прокурора В.А. Соломоновой, полагавшего приговор краевого суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осуждены:

М.М. - за создание банды в целях нападения на граждан; за разбой, совершенный организованной группой в целях завладения имуществом в крупном размере; за мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с причинением значительного ущерба потерпевшему;

Г. - за создание банды в целях нападения на граждан; за разбой, совершенный организованной группой в целях завладения имуществом в крупном размере;

К.Б. - за участие в совершенных бандой нападениях; за разбой, совершенный организованной группой в целях завладения имуществом в крупном размере;

С.Е. - за участие в совершенных бандой нападениях; за разбой, совершенный организованной группой в целях завладения имуществом в крупном размере; за незаконное приобретение, передачу, перевозку, хранение и ношение огнестрельного оружия.

Преступления совершены в период с июля 1999 года по апрель 2000 года в городе Красноярске при обстоятельствах, изложенных в приговоре краевого суда.

С.Е. в судебном заседании себя виновным признал частично.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) С.Е. утверждает, что доказательства получены с нарушением уголовно- процессуального закона. Он просит исключить из его обвинения ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 209 ч. 2 УК РФ. Доказательств, подтверждающих его участие в разбойном нападении по адресу: улица <...>, нет, а которые есть, получены с нарушением закона. Он попросил Г., М.М. отвезти его к Ч. получить с последнего долг. Но так как он был сильно пьян, то в автомашине уснул. Обрез был в пользовании Г., М.М. и К.Б. Они в суде подтвердили, что он спал в автомашине и не принимал участия в преступлении. То что Г., М.М., К.Б. оговорили его на следствии, была их попытка смягчить свою вину. В судебном заседании они подтвердили, что он не участвовал в разбойном нападении. Суд этим показаниям не дал оценки. М.М., Г. и К.Б. совершили ряд преступлений без его участия. Поэтому обвинение его по ст. 209 ч. 2 УК РФ не основано на доказательствах. С.Е. просит исключить его осуждение по ст. 162 ч. 3, ст. 209 ч. 2 УК РФ, по ст. 222 ч. 1 УК РФ он виновным себя признает полностью.

С.Е. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Г. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) Г. пишет, что в эпизоде разбоя на улице <...>, никакого обреза не было, был макет. Он, М.С. и М.М. проникли в квартиру с макетом ружья. Похитив деньги и драгоценности, они скрылись. По эпизоду разбойного нападения на квартиру на улице Водопьянова, он считает ошибочной квалификацию его действий по ст. 209 ч. 1 УК РФ, так как о наличии обреза он узнал за несколько минут до нападения. Он даже не догадывался насколько серьезное оружие он взял у С.Е. Он не знал о пригодности обреза. Далее в дополнительной жалобе Г. утверждает, что оговорил С.Е., так как считал, что он сдал его и М.М. Явку с повинной он написал в результате недозволенных методов ведения следствия.

Г. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Карпухин в кассационной жалобе в защите Г. пишет, что признавая Г. виновным по ст. 209 ч. 1 УК РФ, суд не установил какой обрез был у осужденных. В этой части обвинение имеет существенные противоречия, которые остались не выясненными. По эпизоду нападения на Ч., считает адвокат, банды не было, так как оружие появилось перед нападением.

Адвокат просит приговор в отношении Г. изменить, исключить его осуждение по ст. 209 ч. 1 УК РФ.

М.М. в суде виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе М.М. пишет, что он не согласен с обвинением его в организации банды. Он не участвовал в разбое 28 июня 1999 года на квартиру <...> и не участвовал в разбое на квартиру <...>. Явка с повинной была им написана в результате недозволенных методов ведения следствия; он оговорил С.Е. М.М. просит дело направить для дополнительного расследования.

Адвокат Резникова в кассационной жалобе в защиту М.М. пишет, что обрез присутствовал только при совершении нападения на квартиру на улице Водопьянова. Квалификация действий М.М. по ст. 209 ч. 1 УК РФ не нашла подтверждений. Выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела, судом дана неправильная оценка действиям М.М.

Адвокат просит приговор в отношении М.М. изменить, исключить квалификацию действий М.М. по ст. 209 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступлений, смягчить М.М. наказание.

К.Б. виновным себя в суде признал частично.

В кассационной жалобе К.Б. утверждает, что признает себя виновным только по эпизоду на улице "Водопьянова". Однако он не согласен с обвинением в части применения к Ч. насилия. Его вина ничем не подтверждается, кроме явок с повинной Г. и М.М., которые ими даны в результате недозволенных методов ведения следствия. К банде, которую ему вменили, он не имеет отношения. Не имеет отношения по эпизоду разбоя на квартиру на улице Краснодарской.

К.Б. просит учесть состояние его здоровья и наличие у него двоих несовершеннолетних детей.

Адвокат Козлов в кассационной жалобе в защиту К.Б. пишет, что К.Б. отрицает свою вину в разбойном нападении на квартиру, где находились трое малолетних детей. Вина К.Б. по этому эпизоду обвинения не подтверждается материалами дела. В ходе следствия Г. оговорил К.Б. по просьбе Х. Явки с повинной Г. и М.М., считает адвокат, недостаточно для признания К.Б. виновным по этому эпизоду разбоя. Участие К.Б. в единственном преступлении 5 апреля 2000 года судом расценено, как участие его в устойчивой вооруженной группе, но этого, считает адвокат, недостаточно, чтобы квалифицировать его действия по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Адвокат просит приговор в отношении К.Б. изменить, оправдать его по эпизоду разбоя от 25 июля 1999 года, оправдать его по ст. 209 ч. 2 УК РФ, смягчить ему наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Доводы К.Б. и адвоката Козлова в кассационных жалобах о том, что К.Б. не участвовал в разбойном нападении на квартиру <...>, нельзя признать обоснованными, поскольку они опровергаются собранными по делу доказательствами.

Явки с повинной Г. и М.М. свидетельствуют, что Г. и М.М. совершили разбойное нападение на квартиру <...>, где проживали цыгане, вместе с К.Б. (т. 2 л.д. 201 - 203, 210 - 211).

Вышеуказанные явки с повинной Г. и М.М. суд признал достоверными.

Выводы суда мотивированы.

Протокол осмотра места происшествия и заключение судебно- дактилоскопическое экспертизы свидетельствуют, что в квартире <...> обнаружен беспорядок, дверцы во всех шкафах открыты; вещи в беспорядке разбросаны. В ходе осмотра было изъято два следа пальцев рук, один из которых по заключению дактилоскопической экспертизы оставлен большим пальцем правой руки М.М. (т. 2 л.д. 142 - 143).

Из показаний потерпевшей С. видно, что 25 июня 1999 года она с сестрой в 12 часов уехали на рынок. В квартире оставались трое малолетних детей. Вернулись они домой в 17 часов и обнаружили в квартире беспорядок. Дети рассказали, что в квартиру ворвались трое мужчин, угрожали пистолетом, требовали деньги. Потом заперли их в ванной комнате и стали обыскивать квартиру. Она, С., обнаружила похищение денег в сумме 20000 рублей, видеомагнитофона, аудиомагнитофона, пульта дистанционного управления (т. 1 л.д. 104 - 105, 182). Протокол обыска подтверждает, что в квартире М.М. был обнаружен и изъят газовый револьвер (т. 2 л.д. 195).

Суд обоснованно пришел к выводу, оценив доказательства в их совокупности, о виновности Г., М.М., К.Б. в разбое, совершенном организованной группой, поскольку осужденные, как установил суд тщательно подготовили разбойное нападение, изучали образ жизни потерпевших, распределили роли при нападении.

Доводы М.М. в кассационной жалобе о том, что он не участвовал в разбойном нападении на квартиру <...>, а также на квартиру <...>, нельзя признать обоснованными поскольку они опровергаются собранными по делу доказательствами.

Так, из явок с повинной Г. и М.М. видно, что они 28 июля 1999 года совершили нападение на квартиру В., похитили золотые изделия (т. 2 л.д. 280 - 281). Протокол осмотра места происшествия с участием Г. свидетельствует, что Г. в присутствии понятых и других участников следственного действия указал квартиру потерпевшей В., из которой он с М.М. похитили золотые изделия (т. 2 л.д. 280 - 281). Суд признал достоверными явки с повинной Г. и М.М. Выводы суда мотивированны.

Из показаний В. видно, что 28 июля 1999 года она была дома. Кроме нее в квартире были К. и Т., помогавшие ей в ремонте квартиры. Позвонили в дверь, открыла дверь К. В квартиру вошли трое. М.М. был одет в милицейскую форму, второй был Г., которых она опознала, третий тоже был в форме. Один из парней взял с табурета ее обручальное кольцо и перстень. Она попыталась отнять их. М.М. вывел ее в коридор, а одетый в форму прижал ее к стенке, достал револьвер и угрожал убийством. Она оттолкнула грабителя, выбежала на лестничную площадку звать соседей. Все трое грабителей выбежали из ее квартиры с револьвером, угрожая ей, приказали вернуться в квартиру. Из квартиры похитили обручальное кольцо, печатку, золотой перстень. Всего на 4500 рублей.

Свидетели К. и Т., допрошенные на предварительном следствии, подтвердили показания потерпевшей В.

Суд правильно пришел к выводу, оценив доказательства в их совокупности, о виновности М.М. и Г. в разбое, совершенном организованной группой. По эпизоду разбоя на квартиру <...> вина Г. и М.М. подтверждается собранными по делу доказательствами. Так, из явки с повинной Г. видно, что последний с М.М. совершили нападение на квартиру А. (т. 3 л.д. 210 - 211).

Суд признал явку с повинной Г. достоверной. Вывод суда мотивирован. Из показаний потерпевшей А.Л.С. видно, что 20 января 2000 года она с внучкой находилась в квартире сына. Около 15 часов в дверь постучали, сказав, что пришли от знакомого сына. Она открыла. Зашли двое парней, в руках у одного был молоток, у второго - дубинка. Первый, угрожая расправой, приказал сидеть на диване и молчать. Грабители обыскали квартиру, не найдя денег, они похитили швейную машинку, магнитофон, телевизор и скрылись. Потерпевший А.Л.В. подтвердил показания А.Л.С., дополнив их тем, что осужденные похитили имущество на сумму в 21600 рублей. Протокол осмотра места происшествия свидетельствует, что в квартире потерпевшего была обнаружена дубинка, вещи разбросаны в беспорядке по всей квартире (т. 1 л.д. 187 - 190).

Вина Г., М.М. в разбойном нападении на дом <...> подтверждается собранными по делу доказательствами.

Так из показаний потерпевшей П. видно, что в феврале 2000 года она, ее муж, дочка и внучка находились дома, когда в дверь постучали. Она открыла дверь. В дом ворвались трое парней. На головах у них были шапки с прорезями для глаз. В руках у одного был обрез. Грабитель сразу же ударил ее обрезом в грудь. Она упала, на выбежавшую в прихожую дочь грабители надели наручники. Грабитель с обрезом ударил ее кулаком в лицо, стал душить, требуя деньги. Она потеряла создание. Когда очнулась, увидела в руках парня утюг, он искал шнур, угрожая пытками горячим утюгом. Она, опасаясь угроз, отдала ему деньги в сумме 7600 рублей. Парень с обрезом потребовал 20000 рублей, и тогда они уйдут. Через некоторое время из спальной выбежал третий грабитель с банкой, в которой хранились деньги и драгоценности. Дочь завели в спальню, дверь подперли и ушли. Осужденные похитили у них денег, драгоценностей и другого имущества на сумму 112729 рублей (т. 2 л.д. 2 - 5, 44 - 45).

Допрошенные в ходе следствия потерпевшие О., Р. и несовершеннолетняя потерпевшая О. подтвердили вышеизложенные показания потерпевшей П. (т. 2 л.д. 8 - 9, 14 - 16, 12 - 13).

Протоколы опознаний свидетельствуют, что потерпевшие О., П., Р., опознали М.М. и М.С. как лиц, участвовавших в нападении на них (т. 1 л.д. 17, 20, 19, 34, 35).

Сами осужденные не отрицали факта проникновения в дом потерпевших. Осужденный М.С. подтвердил, что они были вооружены обрезом охотничьего ружья.

Виновность М.М., Г., К.Б., С.Е. в разбойном нападении на квартиру <...>, подтверждается собранными по делу доказательствами.

Из показаний потерпевший М.О. видно, что она с мужем Ч. и С.А. находились в квартире <...> 5 апреля 2000 года. Около 8 часов 15 минут в дверь позвонили. На ее вопрос ей ответили, нужен Олег. Она открыла дверь и увидела троих парней. Один из них достал обрез и направил его в голову Ч., и потребовал деньги. Она, М.О., испугалась и сказала, где лежат деньги. Ч. стал ругаться на грабителей. Один из них ударил Ч. ногой по голове и сказал, что убьет. Ее и Ч. связали, требовали документы на телевизор. Когда грабители ушли, она развязалась, помогла Ч. развязаться. Грабители похитили деньги в сумме 81000 рублей, видеомагнитофон, норковую шапку, куртку, 100 долларов, телефон.

Потерпевший Ч. подтвердил показания потерпевшей М.О., дополнив их тем, что проанализировав происшествие, он понял, что грабители действовали по "наводке" С.Е., с которым он ранее отбывал наказание. Потерпевшая С.А., допрошенная в ходе следствия подтвердила показания М.О. и Ч.

Протокол осмотра места происшествия подтверждает, что в квартире <...> были обнаружены и изъяты 3 окурка. Согласно заключения судебно-биологической экспертизы на двух вышеуказанных окурках были обнаружены следы слюны М.М. и К.Б. Протоколы опознаний, подтверждают, что потерпевшие М.О., Ч., С.А., опознали М.М., Г., К.Б., как лиц, совершивших на них нападение (т. 2 л.д. 122 - 123, 213 - 215, 138, т. 3 л.д. 73).

Протокол выемки обреза, заключение баллистической экспертизы свидетельствуют, что осужденные М.М., Г., К.Б., С.Е. совершили разбойное нападение с обрезом двуствольного охотничьего ружья 12 калибра ИЖ-43 N 22760-91, которое является огнестрельным оружием (т. 3 л.д. 8 - 10).

В судебном заседании М.М., Г., К.Б. не оспаривали факта проникновения в квартиру потерпевших, связывание потерпевших. Срока не отрицал того, что он, отдав обрез, находился в автомашине, ожидая осужденных.

Суд, оценив собранные доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности: М.М. и Г. - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, в участии в банде и совершенных ею нападениях; в разбое, совершенном неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере;

К.Б. и С.Е. - в участии в банде и совершенных ею нападениях: в разбое, совершенном с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупных размерах, а К.Б., ранее судимый за хищение и вымогательство.

Из показаний осужденных М.М. и Г. в судебном заседании и в ходе предварительного следствия судом установлено, что М.М. и Г. еще до совершения преступлений были знакомы, а в начале 1999 года они познакомились с К.Б., и в начале 2000 года познакомились с С.Е. Длительность взаимоотношений, общность интересов М.М. и Г., дали возможность суду сделать вывод о создании ими организованной устойчивой группы для совершения разбойных нападений на граждан. А с февраля 2000 года, суд сделал обоснованный вывод, о создании М.М. и Г. устойчивой организованной группы, вооруженной огнестрельным оружием (банды) для нападения на граждан, в которую вошли К.Б. и С.Е. В связи с чем доводы осужденных и их адвокатов о том, что М.М. и Г. не создавали банды, а К.Б. и С.Е. не участвовали в банде и в совершенных ею нападениях, - являются необоснованными, опровергнутыми приведенными в приговоре доказательствами.

Вина М.М. в мошенничестве и вина С.Е. в незаконном приобретении, передаче, хранении, ношении огнестрельного оружия, - материалами дела доказана и не оспаривается осужденными и адвокатами в кассационных жалобах.

Действия М.М. в части совершенного им мошенничества судом по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ квалифицированы правильно; и действия С.Е. по ст. 222 ч. 1 УК РФ тоже.

В деле нет данных о том, что М.М. и Г. в явках с повинной оговорили К.Б. и С.Е.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения высказанные в кассационных жалобах утверждения о том, что М.М. и Г. дали явки с повинной в результате недозволенных методов ведения следствия.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

При назначении наказания осужденным суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, в том числе относящихся к особо тяжким, данных, характеризующих личность виновных, наличия у К.Б. и С.Е. особо опасного рецидива, роли каждого в совершенных преступлениях, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

В связи с чем судебная коллегия не находит оснований для смягчения осужденным наказания, назначенного судом первой инстанции.

Руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 1 марта 2001 года в отношении М.М., Г., К.Б., С.Е. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"