||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 декабря 2001 г. N 81-О01-92

 

Председательствующий: Суровцев С.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.

судей Русакова В.В. и Самарина Б.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 декабря 2001 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Б. и К., адвокатов Зубенко Л.И. и Подкорытова А.П. на приговор Кемеровского областного суда от 23 января 2001 года, по которому

Б., <...>, ранее неоднократно судим

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к шести годам лишения свободы; по п. п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 313 УК РФ к трем годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено одиннадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 324; ч. 3 ст. 327 УК РФ оправдан.

К., <...>, ранее не судима

осуждена по ч. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 313 УК РФ к двум годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 285 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено три года лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком два года.

В силу п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" К. от назначенного наказания освобождена.

По данному делу осуждены К.А. и С., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным и осужден за создание и руководство банды; за разбой, совершенный организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему; за кражу чужого имущества, совершенную неоднократно, с незаконным проникновением в жилище; за незаконное приобретение, хранение, ношение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы; за побег из-под стражи.

К. признана виновной и осуждена за соучастие в побеге из-под стражи и за злоупотребление должностными полномочиями.

Преступления совершены на территории Кемеровской области в период 1997 - 1998 годов при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Б. вину признал частично, К. виновной в предъявленном ей обвинении себя не признала.

В кассационных жалобах:

- адвокат Подкорытов А.П. в интересах осужденного Б. просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, указывая на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; по мнению адвоката, суд в нарушение требований ст. 271 УПК РСФСР не установил личность Б.; в материалах дела отсутствует расписка о вручении Б. копии обвинительного заключения; не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ; Б. не были предоставлены для ознакомления материалы дела, чем было нарушено его право на защиту; суд не дал оценки тому обстоятельству, что на момент совершения преступлений Б. находился в другом месте, о чем подтвердил свидетель А.; ни один из потерпевших не опознал Б. как на лицо, совершившего преступления;

- осужденный Б., не отрицая доказанности вины и правильности квалификации действий по ч. 1 ст. 313 УК РФ, предусматривающей ответственность за побег из-под стражи, в то же время указывает, что предварительное и судебное следствие было односторонним, с обвинительным уклоном и существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства; в основу приговора положены его показания на предварительном следствии, которые не соответствуют действительности, поскольку получены в результате недозволенных методов ведения следствия; полагает, что было нарушено его право на защиту, так как допросы проводились в отсутствие адвоката; оспаривает обоснованность осуждения по ст. 222 УК РФ и по эпизоду разбойного нападения на З., поскольку его отпечатков пальцев на огнестрельном оружии не установлено и показания К.А. по разбою, полученные с нарушением закона, не могут служить доказательством его вины; суд не дал оценки тому обстоятельству, что на момент совершения преступления он находился в Алтайском крае, где обращался за медицинской помощью по поводу перелома ноги; в судебном заседании не были разрешены его ходатайства об ознакомлении с материалами дела; полагает, что к нему должно быть применено постановление об амнистии, так как он болен тяжелой формой туберкулеза;

- адвокат Зубенко Л.И. в интересах осужденной К. просит приговор изменить и оправдать К. по предъявленному ей обвинению; указывая на то, что в основу приговора положены показания Б., которые другими доказательствами не подтверждаются;

- осужденная К. просит об изменении приговора и об оправдании ее по всем пунктам предъявленного обвинения, ссылаясь на то, что судом неверно дана юридическая оценка ее действиям, в основу приговора были положены показания Б., пояснившего в судебном заседании, что в период предварительного расследования он - Б. оговорил ее - К.

В возражении на кассационные жалобы адвоката Зубенко Л.И. и осужденной К. Б. указывает, что мотивы оговора К. у него были другие, а именно: - на него оказывалось психологическое и физическое воздействие работниками милиции - сослуживцами К. с целью изменения показаний в пользу К.

В возражении на кассационную жалобу осужденного Б. государственный обвинитель Глушкова Л.А. считает доводы жалобы Б. необоснованными и полагает приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, а жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденных Б. и К. поддержавших доводы кассационных жалоб, по основаниям в них изложенным, заслушав заключение прокурора Асанова В.Н., просившего приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных Б. и К. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Б. в категорической форме пояснял о том, что в ноябре 1997 года он приобрел обрез 16 калибра и познакомившись с С.А. и Б.У. (осужденными ранее), организовал вооруженную преступную группу для нападения на граждан. В январе 1998 года им было приобретено охотничье ружье, из которого был сделан обрез. До этого - в ноябре 1997 года на рынке пос. Ясная Поляна у незнакомого он приобрел обрез 16 калибра, а в январе 1998 года он в г. Бийске приобрел 15 патронов к пистолету Макарова. Обрезы хранил по ул. Болотная N 28.

Первоначально в составе банды было совершено преступление в отношении Г., проживавшего на ул. Красные орлы N 57, когда все участники преступления одели маски, а у него в руках находился обрез и пистолет, которым он разбил окно в доме потерпевшего и, наставив оружие на потерпевшего стал требовать деньги и спиртное. Затем потребовали одного из потерпевших раздеться, после чего завладев деньгами и вещами потерпевших с места преступления скрылись.

Другое преступление в составе банды ими было совершено в ночь с 7 на 8 января 1998 года по ул. Волгоградская N 30, когда были похищены у потерпевших золотые изделия, вещи и деньги.

Следующие преступления в январе 1998 года были совершены в отношении Г. и других граждан не русской национальности. К Г., а также к Д. приставляли раскаленный утюг, угрожали убийством и требовали деньги. Он произвел один выстрел.

По эпизоду побега из-под стражи, он - Б. показывал, что после его задержания к нему стала приходить следователь К., со слов которой он узнал о намерении той уволиться из органов милиции и заняться предпринимательской деятельностью. В одной из бесед он попросил К. оказать помощь в побеге, за что пообещал той 500000 рублей и автомобиль иностранного производства. Помощь К. должна была заключаться в устранении оперуполномоченного А.Г., снятии с него наручников и привозе его на квартиру С. по ул. Хибинская, где С. должна была приготовить ведро с бензином. Непосредственно перед побегом К. трижды приводила к нему в ИВС С. для уточнения плана побега. 13 августа 1998 года - в день, когда был запланирован побег, со слов К. ему стало известно, что конвой будет состоять из трех человек и что ему - Б. отцепят наручники. В тот день они несколько раз заезжали на квартиру по ул. Хибинская. К концу дня водитель машины стал возмущаться, но К. успокоила водителя, а конвоир по просьбе К. отцепил от его рук наручники. С. перевернула на него с К. ведро с бензином. Он схватил К. за платье, наклонился к полу, держа в руках зажигалку, потребовав от конвоя, чтобы те вышли из квартиры. Когда эту же просьбу высказала К., то конвоиры вышли из квартиры, после чего С. закрыла окно плащом, а он помог К. спуститься в подпол и вместе с С. убежали из квартиры.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Б. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Так, из показаний потерпевшей Д. в судебном заседании явствует, что в зимнее время 1998 года на их квартиру было совершено разбойное нападение трех неизвестных, лица которых были в масках, а в руках были обрез и ружье. У Г. требовали деньги, а после того как Г. связали, то прижигали утюгом руку. Ей были нанесены два удара головой о стену и в живот, сняты кольцо и серьги, нападавшими были похищены деньги.

Объективно показания потерпевшей Д. подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, из которого видно, что у Г. обнаружены термические ожоги 2 - 3 степени от раскаленного предмета, чем причинен легкий вред здоровью.

Потерпевшая М. в судебном заседании показала, что в ночь на 8 января 1998 года у них в доме разбили окно и на них было совершено разбойное нападение. У нападавших был обрез, ружье. Она вынуждена была отдать золотые изделия, вещи.

Из оглашенных и исследованных в судебном заседании показаний С.А., данных в ходе предварительного следствия, следует, что Б. организовал банду для совершения разбойных нападений на граждан не русской национальности. В распоряжении банды были маски, огнестрельное оружие (обрезы, ружье), автомашина.

Заключением судебно-медицинского эксперта подтверждается, что А.Р. причинено огнестрельное слепое, пулевое ранение, а Д.У. - огнестрельное дробовое ранение правого плеча с повреждением плечевой артерии, правой плечевой кости в виде оскольчатого перелома головки плечевой кости, повлекшее тяжкий вред здоровью потерпевшей.

Ссылка Б. на то, что показания на предварительном следствии получены в результате недозволенных методов ведения следствия, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными и обоснованно судом первой инстанции отвергнуты.

Доводы осужденного Б. о том, что он необоснованно осужден за незаконное приобретение огнестрельного оружия, поскольку имеется не отмененное постановление органов следствия по данному эпизоду, являются несостоятельными, так как Б. в совершении указанных действий (приобретение огнестрельного оружия на территории Казахстана) не признан виновным и установление данных обстоятельств не входило в предмет доказывания по делу.

В материалах дела имеются протоколы осмотра места происшествия, из которых следует, что в доме по улице Волгоградская были обнаружены выбитые рамы в комнате; по улице Красные орлы N 57 - разбиты окна в коридоре и на кухне.

Заключением криминалистической экспертизы подтверждается, что обрезы, изъятые у Б., являются огнестрельным оружием, годным для производства выстрелов, патроны 16 калибра и 15 патронов к пистолетам Макарова, Стечкина - боеприпасами, годными для производства выстрелов.

Свидетель А.Г. в ходе судебного разбирательства показал, что неоднократно устно предупреждал К. о готовящемся побеге Б. Накануне побега у него состоялся телефонный разговор с К. и последняя его убедила, что в назначенный для вывода Б. день, следственных действий с обвиняемым Б. проводиться не будет. В настоящее время он убежден, что побег Б. был запланирован и К. в побеге Б. приняла непосредственное участие.

Свидетель П. показал в судебном заседании, что, находясь в конвое, возил Б. в барак к сожительнице последнего. По распоряжению следователя К. он снимал с Б. наручники.

Показания А.Г. и П. опровергают доводы кассационных жалоб К. и адвоката Зубенко о том, что в основу приговора о виновности К. в пособничестве Б. в побеге из-под стражи, а также в злоупотреблении должностными полномочиями положены показания Б. Материалы дела свидетельствуют о том, что действия Б. и К. при совершении преступления (побег из-под стражи) были согласованными и взаимно обусловленными.

Виновность Б. в побеге из-под стражи, в незаконных приобретении, хранении, ношении, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов соответствует материалам дела, подтверждается приведенными в приговоре доказательствами и, по существу, не оспаривается в кассационных жалобах Б.

Виновность Б. в совершении преступлений также подтверждается приведенными в приговоре показаниями Б.У., В. в ходе предварительного следствия, протоколами очных ставок и другими материалами дела.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б. в создании банды и в разбое, совершенном организованной группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, верно квалифицировав его действия в этой части по ч. 1 ст. 209; п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Приведенные в приговоре доказательства подтверждают, что Б. и другие лица тщательно планировали каждое нападение вооруженной группы, выбирая при этом место и время для нападений, принимали решения, связанные с материальным обеспечением преступной деятельности банды по совершению ею конкретных нападений, в частности обеспечение автотранспортом для вывоза похищенного и скорейшего оставления места преступления. Таким образом, преследуя цель вооруженных налетов, сопряженных с разбойными нападениями на граждан, причинением телесных повреждений потерпевшим, объединившись в организованную устойчивую вооруженную группу, Б. и другие лица стали осуществлять поставленные перед собой цели в составе банды.

Совокупность всех обстоятельств позволила суду прийти к правильному выводу о наличии организованной преступной группы. Выводы суда о наличии организованной преступной группы надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями Б. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям Б. и других лиц при совершении преступлений.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами адвоката о том, что Б. не была вручена копия обвинительного заключения, поскольку в материалах дела имеется рапорт сотрудника СИЗО N 4, лично вручавшего Б. копию обвинительного заключения, а также дубликат уведомления из следственного изолятора о вручении обвиняемому Б. указанной копии.

Доводы кассационных жалоб о нарушении права Б. на защиту, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными и противоречат материалам дела, равно как и протокол судебного заседания опровергает ссылку кассационных жалоб на неустановление в судебном заседании личности Б.

Доводы кассационных жалоб об алиби Б. были предметом тщательного рассмотрения в судебном заседании и обоснованно судом отвергнуты как несостоятельные с приведением в приговоре убедительных аргументов. Ссылка Б. о его непричастности к совершению преступлений противоречит совокупности приведенных в приговоре доказательств и является неосновательной.

Доводы К. о том, что она участвовала в совершении преступления под влиянием страха и психического принуждения со стороны Б. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании К. поясняла, что Б. ей никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз К. принуждении ее к совершению преступления она не давала показаний. Как следует из материалов дела, у К. имелась договоренность с Б. на совершение последним побега из-под стражи, при его совершении она совершала активные действия, оговоренные с Б. ранее, о происшедшем в органы милиции не сообщила. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении К. так и об отсутствии психического принуждения к совершению преступления.

Таким образом, данное дело органами предварительного следствия расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену или изменение приговора, по данному делу не имеется.

Наказание назначено Б. и К. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 23 января 2001 года в отношении Б., К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"