||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 декабря 2001 г. N 87-о01-44

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи Похил А.И.

судей - Магомедова М.М., Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 26 декабря 2001 года дело по кассационному протесту государственного обвинителя и кассационной жалобе адвоката Зубановой Е.В. на приговор Костромского областного суда от 2 ноября 2001 года, которым

С., 1965 года рождения, не судим,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судом разрешен по существу гражданский иск.

С. осужден за умышленное убийство Г. и К.

В судебном заседании С. виновным себя признал частично.

В судебном заседании С., не отрицая факт убийства потерпевших, в то же время отрицал умысел на убийство и на основании ст. 51 Конституции РФ от дачи показаний отказался.

В кассационном протесте поставлен вопрос об отмене приговора ввиду необоснованности исключения судом п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Доводы протеста обоснованы тем, что К. явилась свидетелем убийства ее матери и поэтому была убита С. с целью скрыть преступление. Однако суд, в нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР, исключив признак убийства, предусмотренный п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, не указал в приговоре иного мотива убийства.

В протесте также указано, что суд вступил с собой в противоречие, признав одновременно умысел на убийство К. и отсутствие умысла на ее убийство.

В протесте указано о том, что суд необоснованно, без назначения повторной судебно-психиатрической экспертизы, отверг выводы эксперта-психолога о нахождении С. в состоянии аффекта.

В кассационной жалобе адвокат Зубанова просит об изменении приговора - переквалификации действий С. со ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на ст. 107 УК РФ и снижении наказания, обосновывая свои доводы тем, что С. в момент лишения жизни потерпевших находился в состоянии аффекта, возникшего на почве длительной психотравмирующей ситуации, вызванной тяжелым материальным положением: отсутствие денег на еду, недостроенный дом, сгоревший гараж, кража коровы у его матери, невозможность выехать на заработки в Москву, требование потерпевшей возврата ей долга.

Как считает адвокат, С. услышав об увеличении размера долга, внезапно впал в состояние аффекта, вызванного поведением потерпевшей, которая необоснованно завысила сумму долга.

Заслушав доклад судьи Похил А.И., прокурора Панфиловой М.В., поддержавшей доводы протеста частично, - об отмене приговора за необоснованным исключением судом п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного протеста и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина С. в умышленном убийстве двух лиц, подтверждена кроме показаний самого осужденного, не отрицавшего факт буйства им Г. и К., подтверждена показаниями свидетелей Д., Ш., Б. и других, показания которых приведены в приговоре полно и правильно; заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами.

Выводы суда о доказанности вины С. в содеянном и юридическая квалификация являются правильными.

Доводы протеста о необоснованном исключении судом п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ судебная коллегия находит несостоятельными.

Так, обосновывая квалификацию действий С. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого (л.д. 114) и обвинительном заключении (л.д. 233) органы следствия указали, что С. совершил убийство К. с целью сокрытия другого преступления или облегчить его совершение.

Таким образом, в нарушение требований ст. ст. 144 и 205 УПК РСФСР обвинение С. было предъявлено не конкретно, а альтернативно.

Более того, доказательств в подтверждение этих выводов о мотиве преступления в обвинительном заключении приведено не было.

В то же время, в ходе предварительного следствия относительно мотива убийства К. С. показывал, что нанес ей удар ножом потому, что она кричала.

Иные мотивы убийства К. у него не выяснялись.

При таких обстоятельствах суд обоснованно исключил из обвинения С. п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Доводы кассационного протеста о том, что суд необоснованно отверг выводы эксперта-психолога о нахождении С. в состоянии аффекта и доводы кассационной жалобы адвоката о переквалификации действий С. на ст. 107 УК РФ, судебная коллегия находит несостоятельными по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 107 УК РФ под аффектом понимается состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, либо иными противоправными или аморальными действиями потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Как видно из материалов дела со стороны потерпевших не было совершено каких-либо действий, перечисленных в законе.

Из установленных судом обстоятельств следует, что С. о долге напомнили осенью 2000 года и апреле 2001 года. При чем, как видно из показаний свидетеля Ш. (л.д. 267) С., пообещав возвратить долг сам заявил, что отдаст с процентами.

С апреля 2001 года о долге С. не напоминали.

Указанные обстоятельства подтверждал сам С. в ходе предварительного следствия, достоверность этих показаний осужденный подтвердил в судебном заседании.

Из материалов дела также следует, что С. по своей инициативе пришел в дом потерпевших с целью уточнить сумму долга.

Из показаний С. на предварительном следствии видно, что когда Г. пересчитала сумму долга, которая показалась ему большой, он по данному поводу высказал претензию потерпевшей и нанес ей удар ножом.

В ходе предварительного следствия С. показывал, что угроз по поводу возврата долга потерпевшие ему не высказывали. Инициатором возврата долга с процентами он был сам (л.д. 37 об.)

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что потерпевшие не совершили в отношении С. никаких противоправных действий, могущих вызвать состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения. И правильно пришел к выводу о том, что С. в состоянии аффекта не находился, признав в этой части неправильными выводы эксперта-психолога.

Перечисленные в заключении психотравмирующие С. обстоятельства - тяжелое материальное состояние, несколько дней находился в лесу, стыдясь возвратиться домой неудачником и другие обстоятельства имели место не в связи с действиями потерпевших, как это предусмотрено в законе, а по иным причинам (л.д. 191).

При таких обстоятельствах оснований к отмене либо изменению приговора, как об этом поставлены вопросы в кассационной жалобе и кассационном протесте, судебная коллегия не находит.

Следует отметить, что в кассационном протесте содержатся противоречивые доводы: утверждается о необходимости отмены приговора за необоснованным исключением квалифицирующего п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и одновременно с этим указано о необоснованности опровержения судом выводов эксперта о нахождении С. в состоянии аффекта.

Наказание С. назначено в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст. 332 - 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Костромского областного суда от 2 ноября 2001 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационный протест и кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"