||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 декабря 2001 г. N 43кпО01-90

 

26 декабря 2001 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.

судей Климова А.Н. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Б., Ш. и В., адвокатов Чухланцева П.Н., Кудасова Б.И., Курбатова В.В. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 3 июля 2001 года, которым

Б., <...>, ранее судимый 3 сентября 1990 г. по ст. ст. 144 ч. 2 и 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора, 10 апреля 1992 г. по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, в силу ст. 41 УК РСФСР - к 5 годам лишения свободы, освободился 21 января 1997 г., 23 ноября 2000 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 228 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 23 ноября 2000 года определено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

он же оправдан в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, за отсутствием состава преступления;

В., <...>, ранее судимый 20 марта 1995 года по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освободился 23 декабря 1997 года,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

он же оправдан в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, за отсутствием состава преступления;

Ш., <...>, ранее судимый 27 декабря 1996 года по ст. 145 ч. 2, 43 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, 1 июня 1998 года по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года;

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказание по приговору от 1 июня 1998 года, определено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

он же оправдан в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Ш. и Б., полагавших приговор изменить, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор в отношении Ш. и Б. изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

Б., В. и Ш. признаны виновными в убийстве группой лиц во время ссоры гр-на Н., 1951 года рождения.

Данное преступление совершено ими в первых числах июля 1999 года в санатории пос. Кама Камбарского района Удмуртской Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде В. вину свою признал частично, а Б. и Ш. - не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Б. ссылается на односторонность и необъективность судебного разбирательства; В. в ходе расследования его оговорил в результате примененных к нему недозволенных методов следствия; палкой потерпевшего никто не бил; переломы ребер потерпевшему причинены уже после смерти при его захоронении; приговор основан на предположении и все сомнения истолкованы в пользу обвинения; судом не разграничены действия осужденных во время преступления; ему неправильно исчислен срок наказания; просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 116 УК РФ и смягчить наказание;

адвокат Курбатов в интересах осужденного Б. указывает на отсутствие сговора между осужденными на убийство Н.; Б. и Ш. приняли участие только в избиении потерпевшего; действия В., ударившего потерпевшего гантелью по голове, являются эксцессом исполнителя; не установлена на месте преступления палка, в связи с чем суд ошибочно этот предмет признал орудием преступления; показания осужденных не опровергнуты; явки с повинной В. и Ш., а также первичный протокол допроса В. в качестве подозреваемого ошибочно признаны допустимыми доказательствами; показания В. в ходе расследования непоследовательны и противоречивы; просит переквалифицировать действия подзащитного на ст. ст. 116 и 316 УК РФ и смягчить ему наказание;

осужденный В. оспаривает законность явки с повинной и его первичных показаний; утверждает, что он оговорил себя и других осужденных в результате недозволенных методов следствия; ударов палкой потерпевшему никто не наносил; другие телесные повреждения потерпевшему, выявленные при экспертизе, были причинены ему при захоронении трупа; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Чухланцев в интересах осужденного В., ссылаясь на показания осужденных о том, что после удара гантелей по голове Н. был живой, просит приговор в отношении подзащитного изменить, переквалифицировать его действия на ч. 4 ст. 111 УК РФ и смягчить ему наказание;

осужденный Ш. ссылается на то, что приговор основан на предположении и ложных показаниях В.; указывает, что срок содержания под стражей ему продлен незаконно и.о. прокурора Республики Борзенковым, поскольку в деле отсутствует копии приказа о возложении на него такой обязанности; его незаконно взяли под стражу; нарушено его право на защиту, поскольку ему адвоката с момента задержания не предоставили; на следствии его и В. защищал один адвокат; приговор основан на предположении; не разграничены действия осужденных во время преступления; явка с повинной получена с нарушением закона; он освобожден от наказания по предыдущему приговору по акту амнистии; просит приговор отменить и дело производством в отношении него прекратить по ст. 116 УК РФ за отсутствием жалобы потерпевшего, либо дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Кудасов в интересах осужденного Ш. также ссылается на эксцесс исполнителя В., ударившего потерпевшего гантелью по голове, прошлая судимость у Ш. снята в результате акта амнистии; просит приговор в отношении подзащитного изменить;

адвокат Федотов в интересах осужденного Ш., не приводя конкретных доводов, просит приговор в отношении подзащитного отменить.

В возражении потерпевшая Н.А. не согласна с доводами жалоб и просит оставить приговор без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор в отношении В. постановлен правильно, а в отношении Ш. и Б. - подлежит изменению.

Доводы осужденных об эксцессе исполнителя в действиях В. проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, в ходе расследования В., будучи допрошенный в качестве подозреваемого и обвиняемого, в том числе и на месте происшествия, а также с участием адвоката, показал, что в санатории "Кама" он, Б. и Ш. из-за денег в течение длительного времени избивали Н. При этом они втроем били потерпевшего палкой и гантелью. Когда поняли, что Н. мертв, то его труп вынесли в лес и через день закопали.

Суд обоснованно признал эти показания В. достоверными, поскольку они согласуются с показаниями Ш. в качестве подозреваемого, его явкой с повинной, показаниями свидетелей Г., М., заключениями судебно-медицинской экспертиз.

Существенных противоречий в приведенных в приговоре показаниях В. и Ш. судебная коллегия не усматривает.

По заключению судебно-медицинской экспертизы на трупе Н. выявлено множество телесных повреждений: тупая черепно-мозговая травма с вдавленными оскольчатыми переломами костей свода черепа с распространением трещин на основание и кости лицевого черепа, которые явились непосредственной причиной смерти; вдавленный оскольчатый перелом мог произойти от удара гантелью, а два других повреждения - ударами предмета линейной формы (палкой). Также обнаружены на теле закрытый перелом с 3 по 10 ребер справа и со 2 по 8 слева, поперечный перелом остистого отростка 7 шейного позвонка.

Утверждения осужденных о том, что телесные повреждения в виде переломов ребер и шейного позвонка могли образоваться при захоронении трупа Н., противоречат выводам судебно-медицинской экспертизы, по заключению которой эти повреждения могли образоваться в результате неоднократного воздействия тупым твердым предметом, возможно ногами, а также первоначальным показаниям В. и Ш. об обстоятельствах избиения потерпевшего.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно и им дана надлежащая юридическая оценка. Оснований для переквалификации действия осужденных на закон о менее тяжком преступлении, о чем утверждается в кассационных жалобах, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено. В частности, выполнены требования ст. 314 УПК РСФСР, и в приговоре конкретизированы действия осужденных при совершении ими преступного деяния.

Ссылки на применение к В. недозволенных методов следствия не основаны на материалах дела и являются несостоятельными.

Явки В. и Ш. с повинной даны с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Ш. был обеспечен адвокатом с момента взятия его под стражу и права его на защиту не нарушены (т. 1 л.д. 194). Продление срока содержания его под стражей и срока следствия произведено в установленном законом порядке и надлежащим лицом (т. 1 л.д. 7 - 9).

Что касается адвоката Федотова В.Н., то он первоначально представлял интересы одного Ш., а затем с его участием предъявлялось обвинение как Ш., так и В. Поскольку интересы обвиняемых были противоречивы, адвокат Федотов был отведен (т. 1 л.д. 203, 250). Показания Ш. и В., данные ими в качестве обвиняемых с участием адвоката Федотова не использовались судом в качестве доказательств при постановке приговора. Показания же Ш. в качестве подозреваемого от 31 июля 2000 года обоснованно признаны допустимым доказательством, поскольку на этой стадии процесса адвокат Федотов еще не осуществлял защиту интересов В. (т. 1 л.д. 196). Обвинение же В. и Ш. было перепредъявлено с соблюдением их прав на защиту.

Психическое состояние осужденных проверено, и они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание В., Ш. и Б. назначено с учетом содеянного, их личности и является справедливым.

Вместе с тем, суд Ш. ошибочно назначил наказание по правилам ст. 70 УК РФ, поскольку 19 июля 2000 года он был освобожден от наказания по предыдущему приговору на основании акта амнистии (т. 2 л.д. 87). Следовательно, указание суда о назначении Ш. окончательного наказания по совокупности приговоров подлежит исключению. В связи с погашением предыдущей судимости, то в действиях Ш. не будет особо опасного рецидива преступлений. Следовательно, наказание Ш. надлежит отбывать в исправительной колонии строгого, а не особого режима.

Поскольку окончательное наказание Б. назначено по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, то в соответствии с требованиями данного закона ему необходимо было засчитать наказание, отбытое по первому приговору, что не было сделано судом по настоящему делу.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 3 июля 2001 года в отношении Б. и Ш. изменить:

Б. в окончательное наказание засчитать наказание с 22 сентября 1999 года по 17 августа 2000 года, отбытое им по приговору от 23 ноября 2000 года;

Ш. исключить указание о частичном присоединении наказания по приговору от 1 июня 1998 года; считать Ш. осужденным по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Б., Ш., а также тот же приговор в отношении В. оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"