||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 декабря 1997 года

 

Дело N 74-В97пр-27

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                             Жилина Г.А.,

                                                      Нечаева В.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 декабря 1997 г. протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 07.07.97 и постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 21.08.97 по делу по иску Т. к Комитету по управлению муниципальным имуществом, разгосударствлению и приватизации администрации г. Якутска о признании договора приватизации недействительным.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Корягиной Л.Л., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. являлся нанимателем двухкомнатной квартиры <...>. Вместе со С. проживали и были прописаны его супруга - Т. и несовершеннолетняя дочь - Д., 1993 года рождения.

31 января 1994 г. С. оформил договор приватизации вышеуказанной квартиры. В договоре на бесплатную передачу квартиры в собственность ребенок не был указан.

Т. обратилась в суд с иском к С., Комитету по управлению муниципальным имуществом, разгосударствлению и приватизации администрации г. Якутска о признании договора приватизации недействительным.

В обоснование своих требований Т. указала, что согласия на приватизацию квартиры она не давала, о данном факте узнала при рассмотрении в 1996 г. дела по иску С. о принудительном обмене жилья. Заключение данного договора существенно нарушает права их несовершеннолетнего ребенка и затрагивает ее интересы.

Решением Якутского городского суда от 26.05.97 договор приватизации квартиры <...> 22/2 от 51.01.94 признан недействительным.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 07.07.97 решение Якутского городского суда от 26.06.97 г. отменено и вынесено новое решение, которым в иске Т. отказано.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 21.08.97 протест прокурора Республики об отмене судебного постановления кассационной инстанции оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене кассационного определения и надзорного постановления и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Отменяя решение суда и вынося новое решение об отказе Т. в иске, суд кассационной инстанции исходил из того, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права и не учел, что договор передачи квартиры в собственность соответствует требованиям закона, не нарушает интересы Т., поскольку она стала совладельцем квартиры и права на квартиру ни они, ни ребенок не потеряли.

С таким выводом согласился и президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия).

Между тем с данным выводом согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в РСФСР", действовавшей на момент заключения договора приватизации, граждане, занимавшие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилого фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений, по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом.

Как видно из материалов дела и установлено судом, заявление на приватизацию квартиры подано С. от своего имени и имени супруги и подпись учинена не самой Т., о чем имеется справка эксперта. В ходе судебного разбирательства С. не оспаривал то обстоятельство, что подпись за Т. произвел он, доказательств, подтверждающих согласие Т. на приватизацию квартиры, а также передачу своих полномочий на совершение данной сделки, в материалах дела не имеется.

Вместе с тем из смысла Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" вытекает, что приватизация может быть осуществлена строго на добровольной основе и суд не вправе давать оценку обоснованности мотивов отказа от получения жилья в собственность.

Не соглашаясь с выводом суда и отвергая доводы Т. о существенном нарушении прав несовершеннолетнего ребенка, суд кассационной инстанции указал, что согласно Закону Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда" от 04.07.91 при наличии у супругов, приватизирующих квартиру, несовершеннолетних детей согласия органов опеки и попечительства не требовалось.

Однако согласно ст. 55 ЖК РСФСР несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, имеют равные права, вытекающие из договора найма.

Отменяя решение суда первой инстанции, кассационная инстанция не приняла во внимание и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", содержащиеся в п. 7 Постановления N 8, согласно которому несовершеннолетние лица нанимателя наравне с ним имеют права, вытекающие из договора найма, и они в случае бесплатной приватизации занимаемого жилого помещения вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Учитывая, что в соответствии со ст. 133 КоБС РСФСР опекун не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать сделки, выходящие за пределы бытовых, в частности отказа от принадлежащих подопечному прав, а попечитель давать согласие на совершение таких сделок, отказ от участия в приватизации может быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями только при наличии разрешения указанных выше органов.

Из материалов дела усматривается, что приватизация квартиры осуществлена без учета интересов ребенка и отказ от принадлежащих ему по закону прав осуществлен без разрешения органов опеки и попечительства, что недопустимо.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно признал недействительным договор приватизации указанной квартиры и у суда кассационной инстанции и президиума, рассмотревшего дело в порядке надзора, не было оснований, предусмотренных законом, к отмене решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 июля 1997 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 21 августа 1997 г. отменить, оставив в силе решение Якутского городского суда от 2 мая 1997 г.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"