||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 декабря 2001 г. N 91-о01-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 24 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных К., Т., адвокатов Скрипилева Л.А., Миронова С.В., потерпевших Т.Н., Д. на приговор Псковского областного суда от 7 июня 2001 года, которым

К., <...>, -

осужден:

по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по совокупности преступлений к одиннадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Т., <...>, -

осужден:

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы;

по совокупности преступлений к шести годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденных К., Т., адвокатов Миронова, Скрипилева, поддержавших доводы своих жалоб, заключение прокурора Найденова Е.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным и осужден за убийство Т.Л., за соучастие в покушении на убийство Д., совершенном неоднократно и с целью скрыть другое преступление.

Т. признан виновным и осужден за незаконную передачу огнестрельного оружия К., за покушение на убийство Д. с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 16 декабря 2000 года при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В ходе судебного разбирательства К. и Т. виновными себя признали частично, утверждая о неосторожном характере своих действий.

В кассационных жалобах, поданных на приговор суда:

Адвокат Скрипилев Л.А. просит приговор в отношении К. отменить как незаконный и необоснованный. Утверждается, что К. умысла на убийство Т.Л. не имел. Соучастие К. в покушении на убийство Д. полностью не подтвердилось в ходе судебного разбирательства. Суд и органы следствия грубо нарушили требования ст. 20 УПК РСФСР.

Адвокат Миронов С.В. просит приговор в отношении Т. изменить, переквалифицировать его действия со ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на ст. 118 ч. 1 УК РФ и с учетом содеянного по ст. 222 ч. 1 УК РФ назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ.

Показания Д. не являются бесспорным доказательством вины Т. в совершении умышленного преступления в силу их противоречивости. Не подтверждают вывод суда и свидетельские показания. Никто не видел, каким образом производился выстрел в Д. Показания Т. о неосторожном характере выстрела не опровергнуты. Умысел Т. на убийство не доказан.

Осужденный К. не отрицает причинение смерти Т.Л., но просит внимательно проверить все материалы дела. Он утверждает, что убийство произошло не умышленно, а в результате его небрежности. У него не было мотивов для убийства потерпевшего. Его осуждение за пособничество в покушении на убийство ничем не обосновано. Приговор основан на предположениях.

Осужденный Т. не отрицает свою вину в незаконной передаче оружия К. У него не было намерений совершить убийство Д., доказательств, свидетельствующих об этом, нет. Он раскаивается в том, что по неосторожности причинил телесные повреждения Д. и просит назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

Потерпевший Д. просит считать правдивыми его показания в суде, а также не считать К. виновным в смерти Т.Л. Лично ему, потерпевшему, К. вреда не причинял.

Потерпевшая Т.Н. просит проявить снисхождение к К., т.к. он убил ее мужа не умышленно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина К. и Т. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Доводы жалоб о том, что убийство Т.Л. произошло по неосторожности, как и выстрел в Д., о том, что К. пособничества в покушении на убийство Д. не оказывал, о недоказанности вины осужденных, судебная коллегия находит несостоятельными.

Из показаний потерпевшего Д. в ходе предварительного следствия и судебного заседания видно, что К. стрелял не по пластиковой бутылке, а в противоположном направлении, направив стволы ружья непосредственно в сторону Т.Л., стоявшего на близком от К. расстоянии.

В ходе очной ставки с К. с участием защитника последнего, Д. прямо утверждал о том, что К. прицелился в бутылку, но не выстрелил, а потом обернулся в сторону Т.Л., который стоял позади самого К. Ружье К. держал в горизонтальном положении в сторону Т.Л.

Эти показания Д. получили надлежащую оценку и обоснованно положены судом в основу обвинения К., поскольку подтверждаются совокупностью других доказательств по делу, сомнения не вызывающих.

По заключению баллистической экспертизы выстрел в куртку Т.Л. (следовательно и в потерпевшего) был произведен дробовым зарядом с расстояния от 25 см до 1 метра.

Судебно-медицинский эксперт пришел к выводу о том, что смерть Т.Л. наступила от огнестрельного слепого дробового ранения передней поверхности грудной клетки, проникающего в плевральную полость с повреждением внутренних органов и сердечной сорочки, с массивным кровоизлиянием.

В судебном заседании была проведена комплексная медико-криминалистическая экспертиза и эксперты пришли к выводу о невозможности причинения Т.Л. огнестрельного ранения грудной клетки при обстоятельствах, указанных К.

Приведенные доказательства свидетельствуют об умышленном характере действий К. при производстве выстрела в Т.Л.

О мотиве действий К. свидетельствуют показания Т.Н. и Т.А. в ходе предварительного следствия, которые получили правильную оценку и обоснованно положены судом в основу обвинения К.

Из показаний указанных лиц видно, что между Т.Л. и К. сложились неприязненные отношения, связанные с отказом Т.Л. от незаконной порубки леса для К. Летом 2000 года К. избил Т.Л., угрожал убийством, поджогом дома. Подобные угрозы были неоднократно. Со слов потерпевшей, последний раз конфликт между ее мужем и К. имел место в ноябре 2000 года.

Свои показания Т.Н. и Т.А. подтвердили в ходе очных ставок с К. с участием адвоката.

Факт неприязненных отношений между Т.Л. и К. подтвердил в судебном заседании и свидетель М.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что К. совершил убийство Т.Л., и правильно квалифицировал его действия по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Т. не отрицает факт незаконной передачи К. огнестрельного оружия - двуствольного охотничьего ружья 12 калибра, модель ТОЗ-34Р N 9717559.

Его действия правильно квалифицированы по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

В ходе следствия при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого с участием адвоката К. показывал, что после убийства Т.Л., сидя в машине, Т. предложил убить Д., чтобы избавиться от свидетеля. С чем он, К., согласился, остановил машину, вышел с Д. на дорогу и, пока Т. готовил ружье, удерживал Д., нанося ему удары по ногам, препятствуя побегу. После того, как он отпустил Д., Т. прицелился и с плеча выстрелил в спину Д., отчего тот упал в кювет.

Аналогичные показания К. давал в ходе следственного эксперимента с участием защитника.

Приведенные показания суд обоснованно положил в основу обвинения Т. и К., поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу.

Т. в ходе следствия также не отрицал разговора об убийстве Д., как очевидца убийства Т.Л.

Не отрицал он и того, что выстрелил в сторону Д.

В судебном заседании Д. подтвердил, что, когда они вышли из машины, К. стал хватать его за одежду на груди, наносил удары ногами по его ногам. Потом, когда он стоял спиной к машине, раздался выстрел, и он упал.

Заключением проведенной и судебном заседании медико-криминалистической экспертизы установлено, что Д. в момент выстрела в него находился в положении стоя спиной к стрелявшему.

Заключением судебно-медицинского эксперта установлено, что телесные повреждения Д. могли быть причинены лицом, стрелявшим из ружья тоже в положении стоя, держа ружье в горизонтальном или близком к нему положении.

Приведенные доказательства опровергают утверждения о том, что Т. произвел выстрел в Д. по неосторожности.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, у Д. имелись телесные повреждения в виде огнестрельного сквозного ранения правой половины грудной клетки, что сопровождалось травматическим шоком тяжелой степени и массивным кровотечением. Данное повреждение образовалось в результате одного выстрела дробовым зарядом и повлекло тяжкий вред здоровью.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Т. покушался на убийство Д. с целью сокрытия другого преступления, а К. оказал ему пособничество в этом.

Правовая оценка действий Т. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, К. по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ является правильной.

Доводы осужденных о незаконных методах ведения следствия проверялись судом и своего подтверждения не нашли.

Оснований для переквалификации действий Т. на ст. 118 ч. 1 УК РФ не имеется.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм УПК РСФСР.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, чрезмерно суровым и явно несправедливым не является.

Доводы потерпевших о смягчении наказания Т. и К. удовлетворению не подлежат, оснований для такого решения нет.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Псковского областного суда от 7 июня 2001 года в отношении К. и Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"