||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 декабря 2001 г. N 46-о01-63

 

Председ.: Павлов А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Тонконоженко А.И., и Семенова Н.В.

рассмотрела в судебном заседании 24 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных П., М., М.О., адвокатов Матвеева С.Е., Кондрашовой Т.А., Якимова О.Ю. на приговор Самарского областного суда от 26 марта 2001 года, которым

П., <...>, без определенного места жительства, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР на 14 лет, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РСФСР на 11 лет с конфискацией имущества, а на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений, совершенных до 1 января 1997 года на 14 лет с конфискацией имущества; по ст. 330 ч. 1 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства, по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства; по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 4 года лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на 14 лет лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ к пожизненному лишению свободы, а на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

М., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 102 п. п. "е", "и", "н" УК РСФСР на 14 лет, по ст. ст. 17, ч. 6, 102 п. "а" УК РСФСР на 12 лет, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РСФСР на 10 лет с конфискацией имущества, а на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлении, совершенных до 1 января 1997 года на 14 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на 19 лет, а на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

М.О., <...>, несудимая,

осуждена к лишению свободы: по ст. ст. 17 ч. 5, 102 п. "н" УК РСФСР с применением ст. 64 УК РФ на 5 лет, по ст. ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 4 года, а на основании ст. 69 УК РФ на 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По настоящему делу также осужден Т., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения осужденных П., М., поддержавших жалобы, заключение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор в отношении П. по ст. ст. 330 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ отменить, дело прекратить за истечением сроков давности, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным в разбойном нападении на Х., его умышленном убийстве из корыстных побуждений, совершенных в начале апреля 1995 года в Тольятти.

П. и М. признаны виновными в разбойном нападении на Д., кроме того, П. - в умышленном убийстве Д. из корыстных побуждений, а М. - в пособничестве П. в убийстве Д. из корыстных побуждений, они же признаны виновными в умышленном убийстве О. с целью сокрытия другого преступления, совершенных 1 сентября 1995 года.

П. и М. признаны виновными в умышленном убийстве М.А., М.О. - в подстрекательстве к умышленному убийству М.А. на почве личных неприязненных отношений, совершенных в марте 1996 года.

П. и М. признаны виновными в разбойном нападении на Р., ее умышленном убийстве, сопряженном с разбоем, М. - в пособничестве в открытом похищении имущества у Р., совершенных 4 февраля 1998 года.

П. признан виновным в самоуправстве, причинившем существенный вред М.Н., похищении важных личных документов М.Н., совершенных 26 мая 1999 года.

Кроме того, П. признан виновным в покушении на умышленное убийство С., краже его имущества с причинением потерпевшему значительного ущерба, краже личных важных документов, совершенных 23 декабря 1999 года.

Он же признан виновным в разбойном нападении на братьев Ф. и Ф.В., умышленном убийстве Ф. и Ф.В., сопряженном с разбоем, совершенных 1 января 2000 года, краже личного имущества Ф.Е. с причинением ей значительного ущерба.

Преступления совершены в г. г. Тольятти и Воронеже при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. и М. виновными себя признали частично, М.О. виновной себя не признала.

В кассационных жалобах:

- осужденный П. просит разобраться в деле, ссылаясь на то, что приговор является незаконным и несправедливым, по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона;

- осужденный М. просит разобраться в деле, ссылаясь на то, что вина его не нашла своего подтверждения. По эпизоду убийства Д. и О. один труп не обнаружен вообще. Показания П., данными им на предварительном следствии являются противоречивыми, и суд дал им неправильную оценку. По эпизоду убийства Р. его осуждение основано лишь на уличающих показаниях, данных на предварительном следствии. По делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона;

- осужденная М.О., не приводя мотивов, указывает, что не согласна с приговором;

- адвокат Матвеев С.Е. просит об отмене приговора в отношении П., прекращении дела, ссылаясь на то, что первоначальные показания П. давал под принуждением. Убийство Х., разбойное нападение на него П. не совершал, ранее осужденный оговорил себя в этом, по делу не собрано доказательств, подтверждающих составление документов на приватизацию квартиры потерпевшего, ее продажи и получения денег в отсутствии Х.

По этому эпизоду не установлено, чей труп был найден. Убийство Д. не преследовало цели получения денег от продажи его квартиры. Уличающим показаниям М. суд дал неправильную оценку. С учетом того, что труп О. не найден, осуждение П. за убийство О. не подтверждено достоверными доказательствами, а уличающие показания М. вызывают сомнения. В убийстве Р. П. виновным себя не признал и вина его не подтверждена. У П. не было мотива для убийства М.А., такой мотив был у других членов семьи. М.Н. могли оговорить осужденного. Из квартиры М.Н. П. забрал свои вещи, а также вещи, которые приобретались на средства осужденного. У П. не было намерений причинить смерть С., газовые колонки он не открывал. Вина П. в разбойном нападении на Ф. и Ф.В., краже имущества у Ф. не нашла своего подтверждения;

- адвокат Кондрашова Т.А. просит приговор в отношении М. изменить, по эпизоду убийства Д. переквалифицировать действия М. со ст. ст. 17, 102 п. "а" на ст. ст. 17, 103 УК РСФСР; исключить осуждение его за разбойное нападение на Д., по эпизоду убийства Р. исключить осуждение М. за убийство из корыстных побуждений, убийство, сопряженное с разбоем, переквалифицировать действия осужденного со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ. Исключить осуждение М. за убийство О., смягчить М. наказание. По мнению адвоката, М. явился пособником убийства Д. без отягчающих обстоятельств, поскольку П. без какого-либо сговора и корыстного мотива убил Д. При убийстве Д. цели завладения его имуществом не было. Кроме противоречивых показаний П. и самого М., данных ими на предварительном следствии вина М. в убийстве О. не подтверждена, факт смерти О. вообще не установлен, поскольку не был обнаружен ее труп. По эпизоду убийства Р. умысел на завладение имуществом потерпевшей возник после убийства, поэтому за разбойное нападение М. осужден необоснованно. При назначении наказания М. судом не в полной мере учтены данные о личности осужденного, смягчающие его наказание обстоятельства;

- адвокат Якимов О.Ю. просит об отмене приговора в отношении М.О., прекращении дела, ссылаясь на то, что осуждение М.О. основано лишь на противоречивых показаниях П., который оговорил М.О. Других доказательств вины М.О. по делу не добыто.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вина П., М., М.О. в совершенных ими преступлениях кроме личного частичного признания своей вины П. и М. подтверждена протоколами осмотра мест происшествия, показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал всестороннюю и правильную оценку.

Доводы адвоката о том, что П. убийство Х. не совершал и вообще не установлено по делу, чей труп был найден, судом были тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, П. не только показывал о совершении им убийства своего дяди Х., но и о передаче подписанных Х. документов на продажу квартиры М., получении денег, полученных от продажи квартиры.

Нашли свое полное подтверждение и показания П. о способе, орудии убийства Х., способе, месте сокрытия трупа.

С достоверностью установлено и место, где был закопан труп Х., а из показаний потерпевшей П.Л. - матери осужденного и брата Х. следует, что она по заключению судебно-медицинской экспертизы трупа, описанию зубов, коронок съемного протеза, одежды потерпевшего определила, что экспертами исследован труп ее брата Х.

Из указанного заключения также следует, что давность захоронения трупа составляет 5 - 6 лет.

Подтверждена материалами дела и приватизация Х. своей квартиры, а также ее продажа.

О совершении убийства Х., хищении его денег от продажи квартиры П. весной 1995 года рассказал Д., который подтвердил и свое участие в перевозке трупа на садовый участок О.Л., где труп и был закопан.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований сомневаться в и в достоверности показаний самого осужденного.

Несостоятельными являются и доводы адвоката о недоказанности вины П. в убийстве О., о том, что осужденные не преследовали цели получения денег от продажи квартиры Д.

Как следует из уличающих показаний самих осужденных, убийству Д. и его сожительницы О. предшествовала предварительная договоренность между осужденными о том, что необходимо найти человека с квартирой, злоупотребляющего спиртными напитками, заставить этого человека под насилием продать квартиру, а затем его убить. О том, что при аналогичных обстоятельствах завладел деньгами своего дяди П., последний рассказал М.

Обстоятельства убийства П. Д. при пособничестве М., обстоятельства убийства О. П. и М. не только согласуются с уличающими показаниями самих осужденных, но и со все совокупностью собранных по делу доказательств: протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы.

У суда не было оснований сомневаться и в мотиве убийства Д. О корыстном мотиве убийства потерпевшего показывали и сами осужденные. О том, что О. была убита с целью сокрытия убийства Д., последовательно показывал М., при этом он показывал и о способе убийства, о роли каждого из осужденных в совершении этих преступлений.

Исследованы судом и обстоятельства, связанные с тем, что труп О. не был обнаружен.

По делу установлено, что труп О. осужденные сбросили в колодец, а затем затолкали в коллекторную трубу.

Из показаний специалиста Ш. следует, что диаметр коллекторов канализации в Комсомольском районе г. Тольятти вполне позволяет смыв человеческих останков в реку во время ливня, которых в течение последних 5 лет было несколько.

Таким образом, необнаружение трупа Ш.А. в данном конкретном случае, с учетом доказательств, подтверждающих вину осужденных в убийстве сожителя О. - Д., не влияет на выводы суда о доказанности вины осужденных и в убийстве О.

Несостоятельными являются и утверждения адвоката о том, что у П. не было мотива для убийства М.А.

Сам П. при допросе в качестве обвиняемого в присутствии адвоката подтверждал, что именно по просьбе М.О. он и М. вытащенным из куртки шнурком на набережной реки Волги задушили потерпевшего.

О том, что М.О. просила П. убить ее отца, с которым у нее были неприязненные отношения, показал и свидетель Р.О., которой П. также рассказал, что именно М.О. просила его убить своего отца.

О том, что П. убил отца М.О., последняя рассказывала и С., при этом М.О. продолжала сожительствовать с П.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований сомневаться в достоверности показаний П. о том, что именно по просьбе М.О. он совершил убийство ее отца.

По делу с достоверностью установлено, что между М.О., М. и их отцом были крайне неприязненные отношения. И в то же время между П. и М.О., М. поддерживались дружеские отношения. С отцом же М. П. никаких отношений не поддерживал, что также подтверждает правильность выводов суда о том, что убийство М.А. было совершено П. по просьбе М.О., при этом соисполнителем убийства был и М.

Участие П. в убийстве М.А. последовательно подтверждал и осужденный М., и у суда не было оснований сомневаться в достоверности его показаний.

По эпизоду разбойного нападения на Р., его убийства, сопряженного с разбоем, совершенных П., М., пособничества М.О. открытому хищению имущества Р. по предварительному сговору в группе, с незаконным проникновением в жилище вина осужденных подтверждена показаниями осужденного Т., показаниями П., М., данных в ходе предварительного следствия.

Сама М.О. также не отрицала, что Р. открыла дверь своей квартиры потому, что она назвала ей свое имя, а когда дверь открылась, осужденные вошли в квартиру.

О том, что именно по предложению М.О. осужденные пошли к Р., чтобы отобрать долговые расписки и деньги, П. подтверждал и на очной ставке с М.О.

При нападении на Р. осужденные похитили не только расписки, но и деньги, золотые изделия.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу, что убийство Р. было сопряжено с разбоем.

Об осведомленности М.О. о цели проникновения осужденных в квартиру Р. свидетельствует и то, что когда М.О. звонила в квартиру потерпевшей, П. и Т. были в масках.

Несостоятельными являются и доводы адвоката о том, что у П. не было умысла причинить смерть С.

Сам П. подтверждал, что он, чтобы скрыть кражу и отомстить С. за то, что тот приставал к его подруге Р.О., решил убить С. Но так как С. был сильнее его, он решил включить на кухне все газовые конфорки плиты, при этом окна были закрыты.

Эти показания осужденного соответствуют и показаниям потерпевшего С.

О совершении кражи в квартире С. показали и свидетель Р.О., которой сам осужденный также рассказал, что, уходя из квартиры потерпевшего, он включил газовые конфорки, чтобы С. отравился газом.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований сомневаться и в достоверности уличающих показаний самого осужденного.

Вина П. в разбойном нападении на братьев Ф. и Ф.В., их умышленном убийстве подтверждена показаниями очевидца убийства одного из братьев - свидетеля С.Т., при котором П. тросом задушил одного из Ф.; показаниями свидетеля Р.О., видевшей в квартире Ф. и Ф.В. П. и задушенных Ф. и Ф.В., которые были перенесены на балкон, подтвердившей и то, что П. у Ф.Е. похитил золотые изделия.

Обстоятельства убийства Ф. и Ф.В., о которых показали указанные свидетели, полностью согласуются с другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, поэтому у суда не было оснований сомневаться в их достоверности.

Правовая оценка содеянного П., М., М.О. судом дана правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора по делу не допущено.

Вместе с тем, приговор в отношении П. подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, самоуправство, и похищение у М.Н. паспорта и других важных личных документов П. совершил 26 мая 1999 года. С учетом санкций статей УК РФ, по которым П. осужден за эти преступления, в соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ П. подлежит освобождению от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

В этой связи приговор в части осуждения П. по ст. ст. 330 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению в связи с истечением сроков давности.

Внесенные изменения не влияют на справедливость назначенного П. наказания, поскольку судом при назначении наказания, как П., так и осужденным М., М.О. в полной мере учтены как общественная опасность содеянного, так и данные о личности осужденных. Назначенное наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор С. областного суда от 26 марта 2001 года в отношении П. по ст. ст. 330 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ отменить, дело в этой части прекратить за истечением сроков давности.

По совокупности преступлений, предусмотренных 102 п. п. "а", "и", "н", 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РСФСР, 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 162 ч. 3 п. "в", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "н", 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ назначить П. пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор о нем, а также приговор в отношении М., М.О. оставить без изменения, кассационные жалобы - без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"