||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 декабря 2001 г. N 10-О01-28

 

Цветков П.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Каримова М.А

судей Рудакова С.В. и Говорова Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 24 декабря 2001 г. дело по кассационному протесту прокурора и кассационным жалобам потерпевших Л. К. на приговор Кировского областного суда от 11 октября 2001 года, которым

В.Б., <...>, судим 23 апреля 1996 года по ст. 103 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, по указу Президента "О помиловании" срок наказания был сокращен до 5 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожден 15 сентября 2000 года на основании п. 7 Постановления об амнистии от 26 мая 2000 года.

осужден по ст. 107 ч. 1 УК РФ к трем годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 108 ч. 1 УК РФ В.Б. оправдан за отсутствием состава преступления.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., заключение прокурора Пеканова Н.Г., полагавшего протест удовлетворить частично, приговор отменить в части вида режима исправительной колонии, назначенной В.Б. к отбытию, а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В.Б. признан виновным и осужден за убийство В.Т., совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим, аморальным поведением потерпевшей.

В части убийства В.Д. суд пришел к выводу о том, что В.Б. находился в состоянии необходимой обороны и он был оправдан по ст. 108 ч. 1 УК РФ.

В судебном заседании В.Б. виновным себя признал частично.

В протесте прокурора ставится вопрос об отмене приговора в отношении В.Б. и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Суд не привел аргументов того, что В.Б. действовал в состоянии необходимой обороны. Также выводы суда о наличии длительной психотравмирующей ситуации, вызванной аморальным поведением жены, не соответствуют действительности, материалам дела. Противоправного или аморального поведения со стороны В.Т. не было. Действия В.Б. правильно следует квалифицировать по ст. ст. 108 ч. 1 УК РФ в отношении сына и по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ в отношении жены.

В дополнении к кассационному протесту утверждается, что суд неправильно назначил В.Б. вид исправительного учреждения. Он должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.

Потерпевшая Л. утверждает, что В.Б. дает ложные показания, следствие по делу проведено неполно. Аморальное поведение жены ничем не подтверждено.

Заключение эксперта-психолога необоснованно и подлежит пересмотру. Она просит приговор, как крайне мягкий, незаконный, отменить и дело передать на новое рассмотрение.

Потерпевший К. утверждает, что действия В.Б. квалифицированы неверно. В.Т. никакого отношения к возникновению аффекта не имела, она лишь пыталась пресечь преступные действия мужа. В связи с неправильной юридической оценкой, В.Б. назначена чрезмерно мягкая мера наказания. Он просит приговор отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение.

В возражении на протест, жалобы и дополнения к ним В.Б. утверждает о необоснованности доводов прокурора и потерпевших, просит принять справедливое решение по делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста и жалоб, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению частично, а кассационные жалобы не подлежащими удовлетворению про следующим основаниям.

Обстоятельства, при которых В.Б. причинил смерть В.Д. подтверждаются доказательствами по делу.

Органы следствия сами пришли к выводу о том, что В.Д., находящийся в состоянии алкогольного опьянения, схватил нож и угрожая им, стал требовать от отца спиртное. В.Б. действия сына, надвигавшегося на него с ножом, воспринял как угрозу убийством и, защищаясь выбил у него нож. Когда сын стал наклоняться за ножом, В.Б. первым схватил нож и нанес им удары в грудь сыну, от которых тот скончался.

Эти же обстоятельства установил и суд.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что действия В.Д. представляли реальную опасность для жизни и здоровья В.Б.

При этом действия В.Б. не могут рассматриваться, как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, поскольку нападение со стороны В.Д. оконченным не было, он стал поднимать нож и у В.Б. имелись все основания полагать о том, что посягательство продолжается.

Помимо этого следует учитывать и то, что в результате длительных и напряженных, конфликтных отношений в семье, а затем быстро развивающегося посягательства сына В.Б. находился в состоянии физиологического аффекта, что лишало его возможности точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

При таких обстоятельствах суд законно и обоснованно оправдал В.Б. по ст. 108 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы протеста и жалоб об отсутствии длительной психотравмирующей ситуации в отношении В.Б.

Из показаний В.Б. видно, что он убил жену, находясь в состоянии, вызванном неправомерными действиями сына, не понимая, что перед ним находится жена. Он понял, что ударил ножом жену лишь тогда, когда она стала убегать от него. Он пытался потом оказать жене помощь.

Эти показания В.Б., свидетельствующие о том, что он в момент случившегося находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, не опровергнуты и находят объективное подтверждение добытыми и проверенными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть В.Т. наступила от острой внутренней и наружной кровопотери в результате двух колото-резаных ран грудной клетки.

Свидетели С. и З. показали, что после освобождения из мест лишения свободы у В.Б. с женой сложились неприязненные отношения. Тот факт, что в отсутствии мужа В.Т. сожительствовала с другим мужчиной, подтвердили в судебном заседании сослуживцы потерпевшей свидетели О. Ш. а также родственники - С. и З.

Свидетель Х. показала, что после возвращения мужа. В.Т. продолжала встречаться с другим мужчиной.

Кроме этого по заключению комплексной психолого-психиатрической экспертизы как во время убийства сына, так и во время убийства жены В.Б. находился в состоянии аффекта, возникновению которого способствовали длительные напряженные и конфликтные отношения в семье, а также возникший и быстро развивающийся актуальный конфликт, спровоцированный сыном, угрожавшим жизни В.Б.

Состояние аффекта в котором находился В.Б., в момент совершения правонарушений, оказало существенное влияние на его сознание и деятельность, ограничив его способность правильно осознавать характер совершаемых им действий, а также сознательно их контролировать.

В судебном заседании эксперт-психолог подтвердила свои выводы.

Когда В.Б. наносил удары жене, он еще не вышел из состояния аффекта и не осознавал, что перед ним жена.

Таким образом, приведенные доказательства свидетельствуют о том. что в момент убийства жены В.Б. находился в состоянии аффекта, который был вызван длительной психотравмирующей ситуацией в семье, а также посягательством на В.Б. сына.

Действия осужденного правильно квалифицированы по ст. 107 ч. 1 УК РФ.

В деле нет других доказательств, которые давали бы основания для вывода о квалификации содеянного В.Б. по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ.

Заключение эксперта-психолога, подтвержденное ею в суде, сомнений не вызывает.

Утверждение потерпевших о мягкости приговора судебная коллеги находит несостоятельным.

Наказание В.Б. по ст. 107 ч. 1 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, чрезмерно мягким и явно несправедливым не является.

Оснований для отмены приговора, а также для смягчения наказания В.Б. не имеется.

Вместе с тем, определяя В.Б. вид режима исправительной колонии для отбывания наказания, при наличии у него рецидива преступлений, суд не учел положения п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ о том, что он как лицо, ранее отзывавшее наказание в местах лишения свободы, должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.

Протест прокурора в этой части подлежит удовлетворению, а приговор, также в этой части, отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение в порядке ст. ст. 368 - 369 УПК РСФСР.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кировского областного суда от 11 октября 2001 года в отношении В.Б. в части назначения вида режима исправительной колонии, назначенной для отбывания наказания, отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение в порядке ст. ст. 368, 369 УПК РСФСР.

В остальном приговор в отношении В.Б. оставить без изменения, а кассационный протест и кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"